Метод СВЧ-радиотермометрии в комплексной диагностике рака молочной железы


Информация только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

 5570

Метод СВЧ-радиотермометрии в комплексной диагностике рака молочной железы
О.А. СИНЕЛЬНИКОВА, Р.А. КЕРИМОВ, д.м.н., Г.Т. СИНЮКОВА, д.м.н., профессор, ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» РАМН


Изучены диагностические возможности метода СВЧ-радиотермометрии при различных видах патологии молочной железы путем сопоставления данных гистологического исследования и показателей радиотермометрии. Продемонстрировано характерное для различных гистологических вариантов рака молочной железы повышение частоты выявления термоасимметрии и смещение показателей экспертной системы РТМ в сторону Th4-Th5. Установлена прогностическая значимость параметров радиотермометрии – показано значительное снижение отдаленной выживаемости пациенток с высокими уровнями Th.


Введение

Рак молочной железы (РМЖ) – одно из самых распространенных онкологических заболеваний: ежегодно в мире он регистрируется более чем у 1 млн пациенток, из которых 400 тыс. умирает в первый год [1, 2]. По мнению многих исследователей, разработка методов выявления предопухолевых изменений и ранних фаз развития РМЖ является не только медико-биологической, но и во многом социальной проблемой [1, 3, 4].

В настоящее время является общепризнанным, что изменение температуры тканей, как правило, предшествует структурным изменениям в молочной железе (МЖ), которые обнаруживаются с помощью различных методов диагностики – клинического обследования, УЗИ, рентгеномаммографии [5–7]. Полагают, что РМЖ проявляется повышением температуры в отдельных участках молочной железы из-за усиленного метаболизма злокачественных клеток, что может быть выявлено с помощью метода радиотермометрии (РТМ) [3, 8]. Однако мнения специалистов в отношении диагностических возможностей РТМ в диагностике заболеваний МЖ расходятся. В то же время появляются сообщения о возможностях применения РТМ для диагностики и прогнозирования течения заболеваний МЖ, в частности, исследователи обращают внимание на такие преимущества метода, как неинвазивность и безопасность для пациентов и обслуживающего персонала [4–7, 9].

Вышеизложенные факты свидетельствуют об актуальности проведения исследований по оценке диагностических и прогностических характеристик метода РТМ при новообразованиях МЖ.

Цель работы – повышение эффективности диагностики рака молочной железы.

Материалы и методы

В основу исследования были положены данные комплексного обследования 100 женщин в возрасте от 20 до 79 лет с доброкачественными и злокачественными новообразованиями молочных желез, находившихся под наблюдением в НИИ клинической онкологии ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» РАМН в 2008–2012 гг. Всем пациенткам, помимо клинических методов исследования молочных желез, были проведены рентгеновская маммография, УЗИ молочных желез и СВЧ-радиотермометрия. Женщинам до 35 лет рентгеновская маммография не выполнялась. Все исследования проводили в период с 6-й по 10-й день менструального цикла либо в любой день при наступлении устойчивой менопаузы.

Рентгенологическое исследование молочных желез выполняли на аппарате SIEMENS MAMMOMAT 3000, ультразвуковое исследование (УЗИ) – на ультразвуковом аппарате Siemens «Antares». При проведении маммографии и УЗИ результаты считали положительными при наличии узлового образования в молочной железе, отрицательными – при отсутствии очаговых изменений.

Рентгенологическое маммографическое исследование выполняли билатерально в стандартных (кранио-каудальной и медио-латеральной) проекциях и дополняли косой проекцией для визуализации аксиллярной области.

Ультразвуковое исследование всем обследованным пациенткам было выполнено без специальной подготовки по стандартной схеме сонографического осмотра молочных желез линейным датчиком с частотой 4–9 мГц. В каждом случае проводили ультразвуковое исследование зон регионарного лимфооттока.

СВЧ-радиотермометрию молочных желез проводили с использованием радиотермометра РТМ-01-РЭС, принцип работы которого основан на том, что тепловое излучение в дециметровом диапазоне через контактную антенну-аппликатор, прикладываемую к исследуемому участку, фиксируется радиодатчиком, который усиливает сигнал до уровня, обеспечивающего его дальнейшую обработку и перенос спектра в диапазон низких частот.

Рабочими точками при обследовании МЖ являются середины квадрантов, границы между квадрантами, область соска и аксиллярные области, всего 20 точек.

Степень выраженности тепловых изменений при проведении СВЧ-РТМ оценивали по 6-балльной шкале (максимальный показатель Тh5, минимальный – Тh0). Заключение считали положительным для рака молочной железы при уровне тепловой активности не ниже Тh3, положительным для доброкачественного узлового образования – при Тh1-Тh2, отрицательным – при Тh0. Критерием точности диагностики являлись данные гистологического исследования.

Все данные были разделены на три группы:

1. Доброкачественные опухоли.
2. Злокачественные опухоли.
3. Группа риска.

При этом при УЗИ молочных желез у 12 (11,8%) женщин были выявлены новообразования, не обнаруженные на рентгеновских маммограммах. При проведении маммографии узловые образования были выявлены не только у 84 (83,2%) женщин, имевших изменения на термограммах, но также у 15 (14,9%) пациенток, не имевших зон гипертермии. У двух из этих 15 женщин очаговые изменения были также обнаружены при УЗИ молочных желез.

По результатам гистологического исследования, рак молочной железы был диагностирован у 73 (73,2%) пациенток, фиброаденома – у 14 (13,9%), внутрипротоковая папиллома – у 6 (5,9%), радиальный рубец – у 4 (3,0%) женщин. Почти у половины женщин – 45 (44,6%) – были выявлены признаки диффузной фиброзно-кистозной мастопатии (ФКМ). По данным гистологических исследований, в большинстве случаев (53,3%) среди всех злокачественных новообразований был верифицирован инфильтративный протоковый рак.

Проводили сопоставление данных гистологического исследования и результатов РТМ путем оценки частоты сочетания гистологических заключений с уровнями показателей РТМ (Th0-Th5) и наличием термоасимметрии.

Для оценки прогностической значимости показателей этого метода сранивали 5- и 10-летнюю выживаемость 49 пациенток с различными значениями показателей экспертной системы СВЧ-РТМ. Выживаемость оценивали по методу Kaplan–Meier.

Статистический анализ полученных данных проводили с помощью программы «Статистика» (Statsoft, Inc). Сравнительный анализ признаков проводили с помощью критерия Манна-Уитни. Для сравнения качественных признаков использовали критерий хи-квадрат (χ2). Статистически значимыми считались различия при степени вероятности безошибочного прогноза 95% (p < 0,05).

Результаты и обсуждение

При проведении СВЧ-РТМ очаги гипертермии, свидетельствующие о наличии узлового образования, были выявлены у 84 (83,2%) пациенток. Из них у 82 (81,2%) женщин наличие новообразования было подтверждено результатами маммографии или результатами ультразвукового исследования молочных желез.

Оценка распределения пациенток в зависимости от наличия термоасимметрии (ТА) показала, что заключение «доброкачественное заболевание» в абсолютном большинстве случаев ассоциировалось с отсутствием ТА (93,3%), наличие ТА было отмечено лишь у 1 (6,7%) женщины с доброкачественным образованием. Напротив, в 100% случаев при злокачественном образовании имела место ТА. У пациенток группы риска этот признак СВЧ-РТМ был отмечен в 72,7% случаев.

Оценка частоты заключений при доброкачественных или злокачественных изменениях в соответствии с показателями экспертной системы СВЧ-РТМ молочной железы показала, что уровни Th1 и Th2 были присущи только доброкачественным изменениям и отмечены соответствнно у 80,0% и 13,3% женщин этой подгруппы (рис. 1). В 1 случае (6,7%) у пациентки с доброкачественным образованием был выявлен уровень Th4. В то же время заключение «злокачественные изменения» ассоциировались только с показателями экспертной системы Th4 и Th5 соответственно у 52,0 и 48,0% женщин.

При сопоставлении гистологических заключений и результатов оценки наличия ТА обращала на себя внимание высокая частота выявления этого признака при инфильтративном протоковом раке – 51,2% (табл. 1). Отсутствие ТА при этом гистологическом заключении отмечено было только в 1 случае (6,3%). В то же время фиброаденома и радиальный рубец ассоциировались с отсутствием ТА, что было отмечено соответственно в 31,3 и 12,5% случаях, в то же время наличие термоасимметрии при этих диагнозах обнаруживалось достоверно (p < 0,05) реже, значения показателей составили соответственно 9,5 и 1,2%.

ТА выявлялась при всех формах рака: протоковом раке in situ, дольковом раке, раке Педжета соска, муцинозном, внутрипапиллярном, тогда как случаев отсутствия ТА при этих гистологических формах заболевания выявлено не было. В то же время следует отметить, что при внутрипротоковой папилломе ТА встречалась только в 3,6% случаев, при этом отсутствие ТА отмечалось достоверно (p < 0,05) чаще – в 18,7% случаев.

Сравнение распределения показателей экспертной системы СВЧ-РТМ у пациенток с различными гистологическими диагнозами показало, что уровень Th1 чаще всего был выявлен при фиброаденоме (40%) и гиперплазии (20%), относительно редко – при инфильтративном протоковом раке (6,1%) и инфильтративном раке с преобладанием внутрипротокового компонента (13,3%) (табл. 2).


Уровни Th2 и Th3 у обследуемых женщин отмечались редко, в частности при диагнозе радиальный рубец (2 случая), при инфильтративном раке (1 случай) и инфильтративном протоковом раке in situ (2 случая).

В то же время показатель Th4 преобладал при диагнозе инфильтративного протокового рака (60%) и значительно реже был отмечен при остальных гистологических диагнозах. Аналогичным было распределение частоты показателя экспертной системы Th5, который чаще всего отмечался при инфильтративном протоковом раке – в 47,2% случаев, 16,6% выявления этого уровня показателя РТМ приходилось на случаи инфильтративного рака с преобладанием внутрипротокового компонента, 11,1% – на инфильтративный дольковый рак, 5,6% – на протоковый рак in situ.

Заключение

СВЧ-радиотермометрия является перспективным методом ранней диагностики заболеваний МЖ, в первую очередь рака молочной железы [3–5, 7–9]. В отличие от лучевых методов, позволяющих получить данные об изменениях структуры тканей, термография отражает физиологические процессы, которые сопровождаются аномальным теплообразованием. Общепризнанным является усиление ангиогенеза и митотической активности, характерные для злокачественного процесса, способствующие повышению локальной температуры [7, 9].

Полученные нами данные подтверждают, что характерными признаками РМЖ являются повышение показателей РТМ, в частности величина термоасимметрии между одноименными точками молочных желез, разброс температур между отдельными точками в пораженной молочной железе, дисперсия разности температур между железами, значения показателей Th4-5. Показано значительное снижение отдаленной выживаемости пациенток с высокими уровнями Th.

Результаты исследования свидетельствуют о возможности совместного использования рентгеномаммографии и СВЧ-радиотермометрии в комплексной диагностике РМЖ, что, по-нашему мнению, позволит снизить частоту ложноотрицательных заключений. В настоящее время показано, что РТМ-метод выявляет тепловые изменения, которые в первую очередь зависят от скорости роста опухоли и в меньшей степени от ее размеров [3, 4, 9]. Очевидно, что использование метода, основанного на оценке местной гипертермии, может существенно опередить по времени индикацию патологических признаков малигнизации, выявляемых при маммографии и УЗИ. Полученные данные согласуются с результатами других исследователей и подтверждают необходимость разработки и апробации новых диагностических технологий для решения такой серьезной медико-социальной проблемы как рак молочной железы.

Литература
1.    Ben Hassouna J., Damak T., Ben Slama A. et al. // Tunis Med. 2007. №85 (10). Р. 891–895.
2.    Contreras A., Sattar H. Lobular neoplasia of the breast: an update // Arch. Pathol. Lab. Med. 2009. №133 (7). Р. 1116–1120.
3.    Jiang L., Zhan W., Loew M.H. Modeling static and dynamic thermography of the human breast under elastic deformation // Phys. Med. Biol. 2011. №56 (1). Р. 187–202.
4.    Lindberg D. Is thermography or mammography a more effective breast cancer screening tool? // ONS Connect. 2012. №27 (8). Р. 24.
5.    Авраменко Г.В. Радиотермометрия в диагностике новообразований молочной железы // Врач. 2008. №2. С. 67–68.
6.    Рожкова Н.И., Смирнова Н.А., Назаров А.А. Факторы, влияющие на эффективность радиотермометрических измерений молочной железы с помощью диагностического комплекса РТМ-01-РЭС // Опухоли женской репродуктивной системы. 2007. №3. С. 21–25.
7.    Anderson J. Thermography: a holistic approach to breast screening // Beginnings. 2010. №30 (1). Р. 12–13.
8.    Fitzgerald A., Berentson-Shaw J. Thermography as a screening and diagnostic tool: a systematic review // N. Z. Med. J. 2012. №125 (1351). Р. 80–91.
9.    Vreugdenburg T.D., Willis C.D., Mundy L., Hiller J.E. A systematic review of elastography, electrical impedance scanning, and digital infrared thermography for breast cancer screening and diagnosis // Breast Cancer Res. Treat. 2013. №137 (3). Р. 665–676.




Последние статьи