Эволюция корпоративной структуры мировой фармацевтической индустрии под воздействием рыночного фактора

 8336

 Эволюция корпоративной структуры мировой фармацевтической индустрии под воздействием рыночного фактора

П.В. ПОДГОРНЕВ, МГУ им. М. В. Ломоносова, географический факультет, кафедра социально-экономической географии зарубежных стран

В мировой фармацевтической промышленности  основной контроль над рынками и производственными цепочками сосредоточен в руках крупнейших транснациональных корпораций. Существует ряд работ (как научных статей, так и диссертационных исследований), посвященных процессу транснационализации, и внимание к этому вопросу связано с тем, что именно фармацевтические ТНК  определяют ход развития мировой фармацевтики. В данной статье рассматривается влияние изменений мирового фармацевтического рынка на корпоративную структуру отрасли.


Введение

Мировой фармацевтический рынок -- динамическая система, и корпорации реагируют на вызовы рынка, определяя своими действиями перераспределение капитала в отрасли, сдвиги в международном разделении труда и в размещении производственных активов. Основная исследовательская задача данной статьи -- выявление связей между действиями фармацевтических фирм и изменениями в мировом спросе на медикаменты. Помимо этого, основные выводы статьи можно использовать в прогнозировании динамики МРТ  в отрасли, обусловленной изменениями корпоративной структуры глобальной фармацевтической индустрии. Задачей исследования определена структура статьи, которая включает: анализ корпоративной структуры в территориальном аспекте, оценку уровня транснационализации в отрасли, обзор глобальных слияний и поглощений на фармацевтическом рынке, типологию компаний в мировой фармацевтической отрасли и обзор территориального распределения их активов.

Полученные результаты

Согласно данным по суммарной выручке крупнейших фармацевтических ТНК, лишь 25% мирового рынка контролируется региональными лидерами и национальными компаниями, т. е. теми, у кого более половины активов и сбыта сосредоточены в странах их базирования (у региональных лидеров -- в регионах базирования). На начальном этапе развития фармацевтического бизнеса (вторая половина XIX в.) все фармацевтическое производство контролировалось национальными компаниями, главным образом западноевропейскими и американскими. Но с ускорением процесса глобализации эти компании, пользуясь своими конкурентными преимуществами, выходили на соседние региональные рынки, а затем выводили операции на транснациональный уровень. Процесс концентрации капитала в фармацевтических компаниях, происходивший на протяжении всего XX в., привел к образованию фармацевтических гигантов, которые в современной литературе называются «Большой Фармой» («Big Pharma»). К «Большой Фарме» относят ключевые фармацевтические корпорации, у каждой из которых годовой объем продаж составляет не менее 1 млрд долл., а сами компании входят в топ-50 мировых фармацевтических корпораций. При этом до 75% мирового фармацевтического рынка в стоимостном выражении контролируется компаниями из топ-50, а на 10 крупнейших приходится около 40% рынка, что говорит о высокой концентрации выручки в отрасли (табл. 1). Темпы роста выручки глобальных фармацевтических ТНК в последние годы замедлились благодаря укреплению местных (национальных) компаний.

World Ph Tab. 1.jpgСША лидируют по количеству компаний в топ-50 -- их 16, далее идет Япония с 10 компаниями, и на третьем месте располагается Германия (5 компаний). По показателю совокупной выручки впереди также США (40%), далее следуют Швейцария (13%) и Япония (11%); по затратам на НИОКР  в первую тройку входят США (42% всех затрат компаний топ-50 на НИОКР), Швейцария (17%), Япония (12%). Если рассматривать состав крупнейших компаний по регионам базирования (для оценки территориальной расстановки сил в мировой фармацевтической промышленности), то наибольшую выручку имеют североамериканские и западноевропейские ТНК (по 41% выручки топ-50). На компании остальных регионов приходится всего 18% продаж, из которых на японские корпорации -- 11% (остальное -- на две китайские, одну израильскую и одну австралийскую компании). Важно отметить, что у крупнейшей китайской фармацевтической компании Sinopharm объем продаж составляет 27 млрд долл., что ставит ее на 11-е место в топ-50 мировых фармацевтических компаний, хотя еще несколько лет назад объем выручки не позволял включить ее в перечень. Интересен факт, что по средней доле затрат на НИОКР от выручки лидируют японские компании (20%), а показатель у американских и западноевропейских компаний в целом соответствует среднемировому уровню (15--16%).

Анализ изменения перечня лидирующих компаний за последние 7 лет показывает, что концентрация выручки в отрасли увеличилась: если в 2005 г. на топ-50 приходилось 70% продаж, то в 2013 г. -- уже свыше 75%. При этом соотношение между регионами по выручке и количеству компаний было практически одинаковым в 2005 и 2012 гг. В среднем концентрация выручки в отрасли выросла за последние 25 лет в 2 раза, что отражено в таблице 2.

У крупнейших фармацевтических ТНК в среднем более 60% продаж приходится на зарубежные страны, но у американских корпораций этот показатель ниже (т. е. для них более важным остается собственный американский рынок, крупнейший в мире). Для понимания степени транснационализации бизнеса важен показатель индекса транснационализации (TNI), рассчитываемый ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию)  для 100 крупнейших компаний нефинансового сектора. В целом индекс транснационализации у крупнейших фармацевтических ТНК больше среднего показателя по топ-100 (68% против 64%); уровень транснационализации в изучаемом секторе сопоставим с другими высокотехнологичными отраслями (за исключением АРКП , где ввиду стратегической составляющей индекс транснационализации близок к 60%).

World Ph Tab. 2.jpg

Важная особенность «Большой Фармы» -- это ориентированность данных компаний на выпуск и сбыт оригинальных препаратов под защитой патента, что позволяет получать значительные доходы на мировом фармацевтическом рынке. Соответственно, для поддержания целевых показателей выручки и рентабельности им необходимо вкладывать значительные средства в НИОКР, что позволяет замещать препараты, выходящие из-под патентной защиты, новыми. Для периода 2010--2014 гг. характерен процесс т. н. «patent cliff» -- это истечение сроков защиты у целого ряда т. н. препаратов-«блокбастеров» (т. е. для препаратов с годовым объемом продаж свыше 1 млрд долл.). Результатом этого процесса является падение доли крупнейших корпораций на мировом рынке и рост бизнеса местных, дженериковых компаний, которые смогут вывести препараты на рынок под своими торговыми марками.

Концентрация выручки в корпоративной структуре фармацевтической отрасли развивающихся стран в целом ниже среднемирового уровня, особенно в странах Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии, где с давних пор существует значительный сектор производителей лекарственных препаратов традиционной медицины. Например, на фармацевтическом рынке Китая в 2007 г. до 40% в стоимостном выражении приходилось на препараты традиционной медицины (по оценке PwC). Ярким примером выступает Индия, где на фармацевтическом рынке действует более 10 тыс. фармацевтических производителей, при этом только 300 компаний являются крупными, остальные (95%) -- это предприятия малого и среднего бизнеса, и в то же время их доля составляет всего 35% от оборота индийских фармацевтических компаний [4].

Характерной чертой фармацевтических ТНК, производящих оригинальные препараты, являются значительные затраты на НИОКР, необходимые для постоянного обновления продуктовой линейки. Средний мировой показатель доли затрат на НИОКР от продаж -- 16%, в кризисные периоды в мировой экономике этот показатель снижается, но в целом для него характерен восходящий тренд (из-за удорожания разработки новых лекарств). Тем не менее преобладание в продуктовой линейке компании оригинальных препаратов -- не обязательное условие для попадания в перечень лидирующих мировых фармацевтических корпораций, о чем свидетельствует пример израильской дженериковой компании Teva. Эта компания -- одна из наиболее динамично развивающихся: по показателю выручки она поднялась в период с 2005 по 2012 г. с 23-го на 12-е место в топ-50 ведущих мировых фармацевтических компаний. В основном ее продажи сосредоточены на рынке Северной Америки, где за счет более дешевых дженериковых препаратов ей удается теснить «Большую Фарму». Таким образом, активы крупнейших корпораций, размещенные преимущественно в секторе оригинальных препаратов, сосредоточены в меньшем количестве стран по сравнению с компаниями дженерикового сектора. Доля последнего увеличилась с 20% в 2005 г. до 35% в 2013 г и продолжает расти [8].

В фармацевтической промышленности в разное время происходили крупнейшие слияния и поглощения. Так, в 1999 г. произошло поглощение компанией Pfizer компании Warner-Lambert (обе фармацевтические компании из США); это вторая по величине сделка во всей мировой экономике 1990-х гг. (87 млрд долл.) и крупнейшая сделка в истории фармацевтической индустрии. В 2000 г. произошло слияние двух ТНК из Великобритании -- Glaxo Wellcome и SmithKline Beecham стоимостью 76 млрд долл. (вторая по величине сделка в 2000-х гг.); в итоге образовалась известная сегодня компания GlaxoSmithKline (6-е место на мировом рынке). В 2002 г. произошло поглощение компанией Pfizer шведской компании Pharmacia (8-е место среди крупнейших сделок 2000-х гг.: 59,5 млрд долл.). Наконец, в 2009 г. произошла последняя на сегодняшний день крупнейшая сделка -- слияние двух фармацевтических ТНК из США -- Pfizer и Wyeth (6-е место в 2000-х гг.: 68 млрд долл.). С 2009 г. в фармацевтической промышленности масштаб сделок снизился, а наибольшая динамика слияний/поглощений отмечается в развивающихся странах (особенно в Азии), где объем средней сделки остается небольшим, но количество сделок растет.

World Ph Tab. 3.jpg

В 2013 г. совокупный мировой объем сделок по слияниям/поглощениям составил 2,2 трлн долл. (умеренный рост с 2009 г.); при этом отмечается падение доли кросс-граничных сделок. По количеству кросс-граничных сделок лидируют европейские компании, в то время как для американских компаний более характерны сделки внутри страны. В целом американский сектор слияний/поглощений лидирует по объемам сделок (893 млрд долл.), далее следует европейский (631 млрд долл.), АТР  (411 млрд долл.), замыкает перечень регионов Африка и Ближний Восток (64 млрд долл.). В совокупном объеме глобальных слияний и поглощений компаний на фармацевтическую промышленность приходится 8% (178 млрд долл.), что меньше показателя добывающей промышленности (15%), но сопоставимо с показателем обрабатывающей промышленности (9,5%) [5]. В корпоративном секторе фармацевтической промышленности США наблюдается наибольшая активность -- до 80% всех сделок (по стоимости) было совершено американскими компаниями, тогда как на западноевропейские компании приходится всего 10% (рис. 1).

W Ph Tab. 4_.jpgПо количеству сделок распределение между крупнейшими регионами более равномерное, из чего можно сделать вывод, что американские компании совершают более дорогостоящие сделки, у них есть значительные накопленные средства и более удобный доступ к кредитованию. Тем не менее почти половина мировых сделок по слияниям и поглощениям проведена фармацевтическими корпорациями из США (рис. 2).

Несмотря на то, что основной вклад в динамику мирового фармацевтического рынка вносят страны БРИКС, в сфере слияний/поглощений по-прежнему доминируют развитые страны. Из общего количества сделок в 2013 г. только 10% приходилось на сделки, где компании из развитых стран поглощали компании из развивающихся; объем таких сделок еще меньше -- 2%. В основном покупаются латиноамериканские компании (10 из 41 сделки) и компании из Центральной и Восточной Европы (7 из 41 сделки; наибольшее количество компаний куплено в России, Чехии и Польше) (табл. 3).

Тем не менее можно ожидать увеличения активности крупнейших мировых ТНК по покупке компаний, базирующихся в развивающихся странах. Это обусловлено стремлением первых занять наиболее динамичные географические сегменты рынка. Кроме этого, в фармацевтической промышленности ряда стран происходит приватизация, что также увеличит количество поглощений со стороны крупных корпораций. Наибольшая динамика сделок наблюдается в фармацевтической промышленности Китая, но это в основном связано с консолидацией производственных мощностей местными игроками. В Бразилии доля зарубежных ТНК на рынке -- одна из самых высоких в мире (из крупных рынков развивающихся стран), на местные компании здесь приходится всего до 25% продаж в стоимостном выражении. То же можно сказать и об Аргентине, Чили и Уругвае, где процесс консолидации отрасли начался раньше, чем в других странах Латинской Америки. Большинство сделок на региональном рынке связаны с расширением продуктовых портфелей крупнейших местных дженериковых производителей, но есть и покупки местных компаний крупнейшими зарубежными ТНК (французской Sanofi и японской Takeda/Nycomed). Из всех развивающихся фармацевтических рынков Латинская Америка характеризуется наиболее весомой долей сделок, проведенных зарубежными компаниями.

По месту расположения активов и наличию оригинальных препаратов в продуктовом портфеле можно выделить следующие типы компаний в фармацевтической индустрии:

1.    Крупнейшие интегрированные  ТНК (входящие в топ-50): характеризуются наличием в портфеле оригинальных препаратов, продукция представлена практически во всех странах мира, за пределами страны базирования производится свыше 50% продукции (в т. ч. в различных мировых регионах). Объем продаж у таких компаний -- от 2 до 60 млрд долл. в год. Компании данного типа контролируют до 2/3 мирового фармацевтического рынка.

2.    Крупнейшие дженериковые ТНК: входят в топ-100 фармацевтических компаний и имеют все черты крупнейших интегрированных ТНК за исключением наличия мощных исследовательских подразделений и инновационных продуктов в портфеле. Объем продаж -- от 1 до 20 млрд долл. в год. Компании данного типа контролируют до 10% мирового рынка.

3.    Региональные лидеры. Это дженериковые компании и производители АФИ, играющие значительную роль на фармацевтическом рынке региона, в котором находится страна базирования компании. Компании данного типа могут иметь производственные подразделения в других странах «своего» региона, но больше ½ объема производства медикаментов -- на территории страны базирования. Объем продаж -- от 100 млн долл. до 1 млрд долл./год.

4.    Национальные компании: дженериковые компании и производители АФИ , производственная деятельность которых сосредоточена в рамках страны базирования (продукция может быть представлена на рынках стран региона). Границы годовой выручки у компаний данного типа размыты, но в среднем она меньше 500 млн долл., однако может достигать и 27 млрд долл., как в случае с крупнейшей китайской фармацевтической корпорацией Sinopharm.

В совокупности региональные лидеры и национальные компании контролируют до 25% мирового фармацевтического рынка.

Основные производственные и научно-исследовательские активы корпораций первого типа сосредоточены в развитых странах (США, Западная Европа, Япония), при этом у каждой компании, как правило, имеются предприятия во всех указанных странах. Расширяется их промышленное присутствие и в странах с наиболее динамично развивающейся фармацевтической промышленностью (Восточная Азия, Южная Азия, Юго-Восточная Азия, Латинская Америка).

У компаний второго типа предприятия также рассредоточены по всему миру, но доля производственного потенциала, расположенного на территории страны базирования, выше, чем у компаний первого типа. К компаниям этого типа относятся израильская Teva (крупнейшая дженериковая ТНК мира), 9 североамериканских компаний (Apotex и Valeant из Канады, остальные из США), 10 индийских компаний (включая такие крупные, как  Ranbaxy Laboratories Limited, Cipla, Dr. Reddy’s Laboratories, Sun Pharma), 4 японские компании, 8 европейских компаний (главным образом, из ЦВЕ), две компании из ЮАР, несколько компаний из Латинской Америки (Аргентина, Бразилии). Крупный международный дженериковый бизнес также ведут турецкая компания East Pharma и иорданская компания Hikma. Китайские корпорации пока слабо представлены на мировом рынке готовых лекарственных средств, несмотря на значительный объем своих продаж (которые сосредоточены в основном на динамично растущем внутреннем рынке). Основной объем экспорта фармацевтической промышленности Китая составляет сырье и активные фармацевтические ингредиенты, но значимого присутствия китайских компаний на рынке готовых лекарственных средств (в т. ч. дженериков) не наблюдается.

Компании третьего типа обслуживают в основном рынки стран своего региона. Среди национальных компаний могут быть крупные корпорации, имеющие производственные и сбытовые подразделения в соседних странах. Например, в Латинской Америке это компания Rоemmers, имеющая подразделения в Аргентине, Уругвае, Колумбии, Мексике. В Турции это компании Abdi Ibrahim и Bilim Ilac, бизнес которых сфокусирован на Ближнем Востоке, СНГ и Восточной Европе.

Компании четвертого типа -- самые многочисленные, но для них характерны сравнительно низкие показатели выручки и капитализации. Исключение -- ряд китайских национальных корпораций (Sinopharm, Shanghai Pharmaceuticals, Nanjing Pharmaceuticals, Harbin Pharmaceutical Group) с годовым объемом продаж более 1 млрд долл. В ряде случаев крупные национальные фармацевтические компании -- это компании с государственным участием в тех странах, где государство оставляет за собой контроль фармацевтического рынка (например, Мьянма, Вьетнам).

На рисунке 3 представлено распределение штаб-квартир крупнейших фармацевтических компаний с их отнесением к каждому из выделенных типов. Как видно, наибольшая концентрация штаб-квартир характерна для Нью-Йорка (7 штабов) и Токио (6 штабов). Далее идет Мумбаи (4 штаба), затем Осака, Чикаго, Дублин и Лондон (по 3 штаба). Плотная концентрация штаб-квартир крупных корпораций наблюдается также в континентальной части Западной Европы, где насчитывается 15 штаб-квартир: 5 находятся в ФРГ, 3 -- в Швейцарии, по 2 -- во Франции и Дании и по одной -- в Бельгии, Испании и Италии.

W Ph Tab.5_.jpg

Подводя итоги исследования корпоративной структуры фармацевтической промышленности мира, можно прогнозировать в XXI веке снижение роли транснациональных корпораций на мировом рынке в случае их проигрыша национальным компаниям (в т. ч. региональным лидерам) на локальных развивающихся рынках. Борьба за них станет основным процессом мировой фармацевтической индустрии в ближайшие десятилетия. Это будет происходить главным образом из-за роста потребления медикаментов в развивающихся странах, бывших до начала XXI в. «периферией» мирового фармацевтического рынка. Тем не менее, по всем прогнозам развития мирового рынка, уже к 2018 г. до 40% глобальных продаж медикаментов будет приходиться на развивающиеся страны во главе с Китаем, который к этому времени станет вторым по величине фармацевтическим рынком после США [8]. Пик концентрации продаж в развитых странах наблюдался в 2000 г., когда на них приходилось до 90% мирового рынка лекарственных средств. Но уже начиная с 2000 г. наблюдался рост потребления в развивающихся странах и стагнация рынка в развитых странах (связанная как с насыщением рынка, так и с переходом на более дешевые лекарства -- дженерики). В 2006 г. доля развивающихся стран увеличилась до 22%, достигнув 28% в 2011 г. Тот факт, что в развивающихся странах в настоящее время проживает до 80% населения планеты (а к середине века этот показатель имеет шансы вырасти до 90%), позволяет прогнозировать глобальное перераспределение спроса на фармацевтическом рынке. Сейчас темпы его роста в развитых странах находятся в пределах 0--5%, в то время как в развивающихся странах он растет на 15--20% в год. На текущий момент потребление ¾ медикаментов приходится на 20 наиболее развитых стран мира (ЕС -- 15, США, Канада, Япония, Австралия, Южная Корея), на которые приходится всего 20% населения планеты. В производстве медикаментов соотношение другое: на 5 ключевых стран-производителей (США, Китай, Япония, Швейцария, ФРГ) приходится всего ¼ объема выпуска. В 1980 г. на 7 ключевых стран-производителей (США, Японию, ФРГ, Францию, Великобританию, Италию и Швейцарию) приходилось до 90% мирового фармацевтического производства. Таким образом, «локомотивом» развития фармацевтической индустрии становятся развивающиеся страны (т. н. страны «Периферии» в рамках центро-периферической парадигмы). Подобная трансформация соответствует цикличным сдвигам в размещении химической индустрии в целом, что было отмечено В.М. Сокольским: «Уровень территориальной концентрации отрасли на этапе ускорения ее роста возрастает, при этом наблюдается как бы «прилив» химии в развитые страны (в т. н. Центр), а на этапе замедления -- снижается, при этом наступает рассредоточение, и отрасль диффундирует в развивающиеся страны (на Периферию)» [9]. Действительно, для текущего цикла развития фармацевтики характерен спад в плане выведения новых препаратов на рынок, а импульс развития сохраняется только за счет охвата сбытом существующих медикаментов новых потребителей в развивающихся странах и стареющего населения развитых стран.

Выводы

Наиболее распространенная форма организации в фармацевтической отрасли -- частная компания, имеющая многочисленные зарубежные производственные, сбытовые, а в ряде случаев и научно-исследовательские подразделения (транснациональная корпорация), возникшая в ходе процесса консолидации активов и глобализации деятельности. Главные вызовы рынка -- удорожание разработки новых медикаментов и стремительный рост потребления на развивающихся рынках. Два ключевых драйвера увеличения выручки фармацевтических ТНК (ответ на вызовы рынка) -- постоянный вывод новых запатентованных продуктов и выход на новые, ненасыщенные и динамичные рынки развивающихся стран. Поддержание корпоративного «конвейера» по выводу новых лекарств на существующие рынки позволяет поддерживать рентабельность ТНК. По мере удорожания разработки ЛС крупным ТНК становится выгоднее пополнять портфель новых препаратов за счет приобретения других компаний вместе с их разработками через механизм слияний/поглощений. В итоге укрупнение корпораций и расширение операций в глобальном масштабе -- ключ к поддержанию целевых показателей рентабельности для фармацевтических ТНК.

Процессы консолидации активов в мировой фармацевтической индустрии привели к захвату значительной доли рынка транснациональными корпорациями. В настоящее время наблюдается начало процесса децентрализации организационной структуры мировой фармацевтической индустрии.

Центры «корпоративной силы» мировых ТНК не всегда совпадают с расположением «производственных центров» мировой фармацевтики. Совпадение наблюдается в США, Западной Европе; обратная картина в Китае, где практически отсутствуют штаб-квартиры глобальных фармацевтических корпораций. Диспропорция является следствием слабой рыночной концентрации внутри страны и позиционирования Китая как мирового «цеха» по производству медикаментов.

В фармацевтической промышленности Китая процесс консолидации рыночной власти фирм находится в активной фазе. В будущем мы можем увидеть создание ряда крупных китайских корпораций, не уступающих по размерам выручки крупнейшим мировым ТНК (пример -- Sinopharm). Вероятно, в структуре выручки будут преобладать продажи на отечественном рынке; китайским корпорациям сложно выходить на международный рынок, как показывает опыт других отраслей. Заметим, что эта проблема актуальна для сектора готовых лекарственных средств (где качество и маркетинг на первом плане), а в секторе сырья и АФИ китайские компании уже занимают ключевые позиции на мировом рынке.

Список литературы

1.    Kleinrock M, Noor W. Pharma 50 Insight: The Accelerating Growth of Specialty Markets. Pharmaceutical Executive, 2014. http://www.imsconsultinggroup.com/deployedfiles/consulting/Global/Content/How%20We%20Help/Strategy%2....
2.    The World’s Biggest Public Companies. Forbes.com, 2015. http://www.forbes.com/global2000/list/.
3.    The World Medicine Situation. World Health Organization, 2004 http://apps.who.int/medicinedocs/pdf/s6160e/s6160e.pdf.
4.    Bugalya K, Kallumal M. Trends in India’s Trade in Pharmaceutical Sector: Some Insights. Center for WTO Studies, New Dehli, August 2012. http://wtocentre.iift.ac.in/workingpaper/Working%20Paper2.pdf.
5.    Mergers & Acquisitions Review. Thomson Reuters, 2013. http://dmi.thomsonreuters.com/Content/Files/4Q2013_Global_MandА Financial_Advisory_Review.pdf.
6.    Pharma M&A Trends with PWC. Webinar with BioPharm Insight, October 2013.
7.    Global Pharma&Biotech M&A Report – 2013. An IMAP Industry Report. http://clearwaterinternational.com/wp-сontent/uploads/2014/04/IMAP_Global_Pharma_Biotech_M_A_report-....
8.    IMS Institute for Healthcare Informatics Global Outlook for Medicines Through 2018- Parsippany, USA : IMS Institute for Healthcare Informatics, 2014. http://static.correofarmaceutico.com/docs/2014/12/01/informe_ims.pdf.
9.    Сокольский В.М. Производственно-инновационные циклы в мировой химической промышленности и макрогеография отрасли. Изменения в пространственной организации промышленности мира: вторая половина XX в. -- начало XXI в. И.А. Родионова. М.: Экон-Информ, 2009.



Фармацевтический рынок