Курс на излечение: современные методы лечения рака лёгкого

 1611

Курс на излечение: современные методы лечения рака лёгкого
Лактионов Константин Константинович
д.м.н., проф., зам. директора по леч. работе НИИ клин. онкол. им. Академика Н.Н. Трапезникова, зав. отд. химиотерапии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина»

─ 1 августа – день борьбы с раком легкого, одним из самых распространенных онкологических заболеваний в мире. Каковы показатели заболеваемости рака легкого в России?
─ Рак легкого занимает одно из ведущих мест в структуре заболеваемости, смертности и инвалидизации от злокачественных новообразований. Ежегодно в РФ раком легкого заболевают около 60 000 человек. Несмотря на то, что рак легкого долгое время считался заболеванием мужским, в последнее десятилетие отмечается тенденция в изменении портрета больного. Сегодня в РФ более четверти пациентов – люди младше 55 лет, а доля женского контингента возрастает.

─ Как обстоят дела с оказанием помощи пациентам с РЛ в России?
─ Наука не стоит на месте, и за последние 10 лет число терапевтических опций многократно увеличилось, а главное, возросла выживаемость пациентов. В 2010 году средняя продолжительность жизни пациента с распространенной стадией НМРЛ составляла 1,5 года. Сегодня, с внедрением в клиническую практику таргетной терапии и иммунотерапии, мы можем говорить о 5-летней выживаемости у всё большего числа больных.

─ Профессиональное сообщество онкологов всё чаще говорит о необходимости персонализированного подхода к выбору терапии. Не могли бы вы подробнее рассказать, в чём заключается суть этого подхода?
─ Персонализированный подход к определению тактики лечения с учетом индивидуальных особенностей каждого пациента и опухолевого процесса, который у него развился, является одним из способов повышения эффективности лечения и достижения целевых показателей Федеральной Программы по снижению смертности от злокачественных новообразований. Сегодня мы выходим за пределы единого стандарта лечения и благодаря развитию молекулярно-генетического тестирования можем подобрать высокоэффективную терапию исходя из генетических параметров опухоли.

─ Приведите пример таких генетических параметров?
─ В лечении рака легкого активно используется такой биомаркер, как мутация в гене EGFR, на который направлена таргетная терапия. Последним достижением науки стало ее использование на ранних стадиях рака легкого. При раннем выявлении заболевания пациенты могут пройти радикальное хирургическое лечение, но из-за агрессивного течения рака легкого доля рецидивов после операции остается высокой. Поэтому остро стоит необходимость в дополнительных методах лечения после проведения радикального хирургического вмешательства. Последние 16 лет единственной опцией адъювантного лечения была химиотерапия. Сегодня же пациентам с EGFR мутацией стал доступен современный метод лечения – тагретная адъювантная терапия на основе препарата осимертиниб, которая снижает риск рецидива или смерти на 80%. Поэтому при комбинировании этих двух методов мы можем говорить о возможности дальнейшего улучшения результатов лечения НМРЛ на ранних стадиях.

─ Известно, что чем раньше поставлен диагноз рак легкого, тем лучше прогноз. Если говорить о распространенных стадиях, применима ли и насколько эффективна таргетная терапия у тяжелых пациентов?
─ Из-за высокой распространенности НМРЛ ведутся научные исследования по разработке эффективных методов лечения, способных значительно увеличить продолжительность жизни пациентов. Таргетная терапия играет немаловажную роль. Так, при применении таргетной терапии последнего поколения у больных с мутацией в гене EGFR при раке легкого IV стадии медиана общей выживаемости превысила 3 года, что позволило перевести данный вид НМРЛ из разряда смертельного в хроническое заболевание. Важно отметить, что данный метод лечения максимально удобен для пациента – препарат принимается перорально 1 раз в сутки.

─ Если у пациента нет специфических биомаркеров и таргетная терапия ему не показана, значит ли, что инновационные методы лечения ему недоступны?
─ Специфические биомаркеры выявляются далеко не у всех пациентов. Одним из достижений науки стало открытие механизмов формирования собственного иммунного ответа на возникновение опухолевого процесса. Эти данные легли в основу современной иммунотерапии в онкологии, которая показала эффективность у широкого круга пациентов. Для борьбы с раком легкого наиболее часто используют препараты, блокирующие иммунные контрольные точки (ингибиторы контрольных точек). К примеру, у пациентов с нерезектабельным НМРЛ III стадии стандартом терапии является применение химиолучевой терапии (ХЛТ) с последующей иммунотерапией. Несмотря на то, что технологии лучевой терапии значительно продвинулись вперед и представляют суперсовременное оборудование, лишь около 15% больных остаются живы спустя 5 лет после начала терапии. Добавление иммунотерапии (дурвалумаба) позволяет существенно увеличить этот показатель, и сегодня уже можно говорить о том, что у трети больных, получивших ХЛТ с поддерживающей иммунотерапией, не имеется признаков прогрессирования заболевания спустя 5 лет после начала иммунотерапии. Многие эксперты сходятся во мнении, что для таких пациентов можно уже говорить о том, что целью терапии является излечение.

─ Удалось ли добиться прогресса в лечении мелкоклеточного рака легкого, известного своим крайне агрессивным течением?
─ МРЛ принципиально отличается от НМРЛ, прежде всего, стремительным прогрессированием. 3 из 4 больных МРЛ на момент постановки диагноза имеют распространенную стадию заболевания. Так, при распространенном мелкоклеточном раке легкого последние 30 лет единственной доступной опцией была химиотерапия. Несмотря на изначально хороший ответ на нее в первой линии терапии, прогрессирование заболевание наступает в среднем в течение 3-6 месяцев, а медиана общей выживаемости таких пациентов не достигает и года. Последние 3 года в лечении распространенного МРЛ стала доступна комбинация иммунотерапии и химиотерапии, благодаря которой удалось перешагнуть отметку 1 год в медиане общей выживаемости для таких пациентов, почти в 4 раза увеличить число пациентов без признаков заболевания и сократить риск смерти на 25%.

─ Какие факторы играют существенную роль в определении тактики лечения?
─ Крайне важен мультидисциплинарный подход. Один врач не должен решать все, поэтому важно подойти к выбору терапии для каждого пациента комплексно, с привлечением специалистов разных профилей – это прежде всего хирурги, радиотерапевты, медицинские онкологи, патоморфологи. Профессиональный консилиум подберет тактику лечения, от которой пациент получит максимальную пользу.




Последние новости

 

Важно, интересно, полезно