Проблемы и перспективы в лечении неврологических заболеваний

Проблемы и перспективы в лечении неврологических заболеваний

 5997

Проблемы и перспективы в лечении неврологических заболеваний
Борьба с демиелинизирующими и нейродегенеративными расстройствами является одной из важнейших проблем отечественного здравоохранения. О том, как решается эта задача, в каких направлениях достигнуты успехи и что следует предпринять для улучшения картины заболеваемости, мы решили поговорить с Марией ЗАХАРОВОЙ, ведущим научным сотрудником нейроинфекционного отделения ФГБУ НЦН РАМН, доктором медицинских наук.

– Мария Николаевна, основным направлением Вашей научной деятельности является изучение демиелинизирующих и нейродегенеративных заболеваний (рассеянный склероз, полинейропатии, болезни двигательного нейрона). Какова сегодняшняя ситуация с их диагностикой и лечением? Что уже внедрено в клиническую практику и как это повлияло на прогноз жизни пациентов?

– Начну с того, что за последние 20 лет были отмечены огромные успехи в понимании патогенеза демиелинизирующих и нейродегенеративных заболеваний ЦНС и различных полинейропатий. Качество диагностики значительно улучшилось, благодаря чему ошибки снизились с 30--40 до 5--10%.

Так, например, при рассеянном склерозе (РС) прогресс был достигнут за счет развития нейровизуализационных методов (МРТ), более глубокого понимания сходства клинических и МРТ-признаков РС с воспалительными, системными, инфекционными заболеваниями. Дифференциальная диагностика РС-подобных синдромов позволяет вовремя уточнить диагноз и назначить необходимую терапию. В случае оптикомиелита (болезни Девика), помимо МРТ, используется специфический метод определения антител к аквапорину-4.

На сегодняшний день клинически довольно легко поставить диагноз полинейропатии -- он подтверждается инструментальными данными электронейромиографии. Однако понять генез полинейропатий (аутоиммунный, эндокринный, паранеопластический) оказывается гораздо сложнее. В постановке диагноза полинейропатии часто требуется системное обследование больного, исследование специфических лабораторных показателей: онкомаркеров, антител к ганглиозидам и т. д.

Если говорить о болезни двигательного нейрона, то для ее выявления успешно применяется ДНК-диагностика. Данный метод позволяет обнаружить определенные мутации генов различных болезней, после чего ставится вопрос о медико-генетическом консультировании.

Кстати, радикальных методов лечения болезни двигательного нейрона на сегодняшний день не существует, и основную роль по-прежнему играет паллиативная терапия. В то же время разрабатываются и оригинальные методы терапии, в т. ч. и генная терапия с использованием генов нейротрофических факторов. Но говорить о каких-то больших успехах в этой области пока еще очень рано.

– Расскажите, пожалуйста, о сотрудничестве НЦН РАМН с фондом «Милосердие», направленном на поддержку больных с двигательным нейроном?

– Наш центр осуществляет экспертную поддержку благотворительного фонда «Милосердие» при Марфо-Мариинской обители. Эта деятельность направлена на предоставление больным необходимой неврологической помощи и помощи в поддержании дыхательной функции, а также адекватного питания и соответствующего ухода. Кроме того, пациентам и их семьям оказывается психологическая поддержка.
 У службы имеется телефон горячей линии и интернет-сайт, что позволяет больным, страдающим столь тяжелыми заболеваниями, своевременно получать квалифицированную помощь.

– А насколько высока распространенность РС в мире и, в частности, в России?

– Распространенность РС в России оценивается в 40--50 человек на 100 тыс. населения. В мире этот показатель колеблется от 5--10 человек в Южной Европе до 200 в Северной Америке и Скандинавии.

– Какова ситуация с лечением этого заболевания в нашей стране? Как она изменилась в последнее время? Какова динамика?

- В настоящее время в России применяются все препараты, известные для лечения РС, -- оригинальные ЛС и биоаналоги. К сожалению, сегодня мы все чаще сталкиваемся со случаями, когда больных, применяющих оригинальные препараты, которые им действительно помогают, переводят на биоаналоги, что я считаю совершенно недопустимым. Здесь не подходит принцип оценки препарата только по его стоимости, поскольку последствия могут оказаться весьма плачевными. Так, в 2010--2012 гг. создалась ситуация, когда больных с РС переводили 3--4 раза в год с одного препарата на другой. Результатом явилось снижение эффективности лечения, отказ больных от терапии, потеря их веры в справедливость получения медицинской помощи. Важно отметить, что использование биоаналогов в РФ до сих пор законодательно не оформлено, полноценных клинических исследований они не проходят. Поэтому требуется жесткий контроль за их качеством.

Что касается прогресса в лечении РС, то первым оригинальным препаратом с доказанной эффективностью, который появился в арсенале российских врачей, был бета-интерферон-1b. В 1996 г. на отечественный рынок был выведен глатирамера ацетат, затем бета-интерферон-1a. Это т. н. препараты первой линии. Их эффективность при использовании в первый год заболевания составляет 50--60%, в течение 5 лет -- 30%. То есть чем раньше начата терапия, тем эффективнее результат.

В настоящее время зарегистрированы новые препараты -- финголимод и натализумаб, которые могут использоваться у больных, резистентных к препаратам первой линии, или при изначально агрессивном течении заболевания.
Недавно был зарегистрирован новый иммуномодулятор лаквинимод, способствующий замедлению прогрессирования РС. Готовятся к регистрации такие препараты, как терифлунамид и алемтазумаб.

– Соответствуют ли схемы лечения РС в России мировым стандартам?

– В мире для лечения РС преимущественно используют оригинальные препараты. Перевод больного на биоаналоги осуществляется с согласия врача и страховой компании. Я считаю, что так должно быть и в России. Активная позиция экспертов и общественности позволяет надеяться на то, что ситуация в данной сфере нормализуется.

– Вы являетесь разработчиком федерального стандарта «Протокол ведения больных с рассеянным склерозом». Какова судьба этого документа?

– Протокол ведения больных с РС является основой для разработки современных стандартов. Ряд из них уже принят в Минздраве России и утвержден Минюстом России, другие находятся в стадии утверждения.

– Насколько важны инновации в сфере создания новых препаратов для лечения РС?

– В настоящее время большинство препаратов, изменяющих течение рассеянного склероза, главным образом влияют на число обострений и в меньшей степени на прогрессирование процесса нейродегенерации при РС. Поэтому разработка новых инновационных подходов к терапии прогрессирующих форм РС – наиболее актуальная задача, т. к. именно прогрессирование заболевания приводит к стойкой утрате трудоспособности и инвалидизации молодых пациентов.

Беседовала Ирина ШИРОКОВА, «Ремедиум»



Фармацептический рынок