Коллизии прав на ЛС в информационном пространстве

Коллизии прав на ЛС в информационном пространстве

 13869

Коллизии прав на ЛС в информационном пространстве

По мере интенсивного «уплотнения» нашего информационного пространства, в нем все чаще возникают коллизии прав по использованию информации. Поэтому одной из примет ХХІ в. становятся споры в сфере информационных отношений. Это наиболее сложная категория судебных дел, специфика которых обусловлена, во-первых, тем, что их предмет связан с основными нематериальными благами физических и юридических лиц, а во-вторых – они требуют высокопрофессионального подхода, обусловленного стремительным развитием информационных технологий и интенсивностью обмена информацией.

Правоприменительная практика разрешения таких споров с каждым годом возрастает в геометрической прогрессии и пополняется все новыми примерами защиты чести, достоинства и деловой репутации как физических, так и юридических лиц.

В Украине для одинакового и правильного правоприменения хозяйственными судами законодательства об информации неоценимый вклад внес Высший хозяйственный суд Украины (далее – ВХСУ), разъяснив судам основные категории права в этой специфической сфере, систематизировав наиболее характерные виды нарушения прав в сфере информации и унифицировав механизмы защиты таких прав.
За последние 5 лет было издано 27 рекомендаций, 198 информационных и 25 обзорных писем ВХСУ.

Например, в своем Информационном письме от 28.03.2007 № 01-8/184 «О некоторых вопросах практики применения хозяйственными судами законодательства об информации» ВХСУ обратил внимание хозяйственных судов, в частности, на то, что:
- Информация, т.е. документированные или публично оглашенные сведения о событиях и явлениях, которые имели или имеют место в обществе, государстве и окружающей среде, является видом нематериальных благ, относительно которого могут возникать гражданские права и отношения.
- Унижением деловой репутации субъекта хозяйствования (предпринимателя) является распространение в любой форме неправдивых, неточных или неполных сведений, дискредитирующих способ ведения или результаты его хозяйственной (предпринимательской) деятельности, в связи с чем снижается стоимость его нематериальных активов. Указанные действия наносят имущественный и моральный вред субъектам хозяйствования, а потому этот вред по соответствующим искам потерпевших лиц подлежит возмещению согласно правилам статей 1166 и 1167 Гражданского кодекса (далее – ГК) Украины.
- По смыслу предписаний статьи 91 ГК право на опровержение недостоверной информации, предусмотренное статьей 277 ГК, принадлежит не только физическим, но и юридическим лицам в предусмотренных законом случаях, в том числе как способ судебной защиты от распространения информации, которая вредит деловой репутации хозяйствующего субъекта (предпринимателя).

При разрешении соответствующих споров хозяйственным судам необходимо исходить из того, что недостоверность негативной информации является правовой презумпцией.

Эти и иные положения разъяснений, рекомендаций, информационных и обзорных писем ВХСУ (которые опубликованы на сайте http://www.arbitr.gov.ua/ ) можно проиллюстрировать примером разрешения одного из споров об опровержении недостоверной информации и возмещения морального вреда, которым мы начинаем серию публикаций наиболее интересных и актуальных для фармацевтической отрасли примеров правоприменительной практики хозяйственных судов Украины.

Истец (ОАО «Фармак») обратился в Хозяйственный суд г. Киева с иском к ГУ "Институт нефрологии Академии медицинских наук Украины" (далее – Институт), третье лицо – Областное коммунальное учреждение "Черновицкая областная клиническая больница" (далее – Больница) об опровержении недостоверной информации и возмещении морального вреда.

Исковые требования обоснованы следующими обстоятельствами. Истец является производителем генерического ЛС EPOVITAN, на который Госслужбой ЛС и ИМН выдан сертификат о государственной регистрации медицинского иммунобиологического препарата ЭПОВИТАН/EPOVITAN. Ответчик в письме №263 от 01.09.2008, направленном в адрес третьего лица - Больницы, по мнению истца, распространил недостоверную информацию, заметив, что по данным, содержащимся в научной литературе и которые докладывались на последнем мировом конгрессе нефрологов, биологическая активность генерических препаратов является меньше сравнительно с оригинальными, а их состав значительно отличается от оригинальных, что ставит под большое сомнение их качество, а следовательно, эффективность и безопасность.

По мнению истца, распространением таких сведений ответчик нанес вред его деловой репутации, причинил ему моральный вред, размер которого истец оценивал в 50 000,00 грн.
Ответчик (Институт) в представленном отзыве на исковое заявление возражал против требований истца и просил отказать в удовлетворении иска, ссылаясь на то, что информация о меньшей эффективности генерических ЛС сравнительно с оригинальными является общеизвестной и научно доказанной, а государственная регистрация генерического ЛС проводится по упрощенной процедуре без предоставления документов о проведении клинических испытаний, в рамках которых и осуществляются исследования эффективности и безопасности ЛС.

Что касается возмещения морального вреда, то, по мнению ответчика, истцом не доказан факт причинения ему морального вреда и не указана мотивация определения размера компенсации причиненного вреда.
Третье лицо пояснило, что при подготовке к проведению тендера Главным управлением здравоохранения Черновицкой областной государственной администрации на закупку препаратов - Эритропоэтинов, Больница посылала соответствующие запросы специализированным учреждениям об использовании, эффективности эритропоэзстимулирующих ЛС. При этом ответчик как и другие учреждения предоставил полноценный ответ на запрос, а не распространял информацию относительно сомнительного качества лекарственного средства EPOVITAN, как истец указал в исковом заявлении.

Также, он ходатайствовал о привлечении к материалам дела копий научных статей, которыми подтверждаются сведения, приведенные ответчиком в письме №263 от 01.09.2008.
Заслушав пояснения представителей сторон, исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, суд установил следующее.

При подготовке к проведению тендера Главным управлением здравоохранения Черновицкой областной государственной администрации на закупку Эритропоэтинов, Больница 26.08.2008 направила запрос Институту об эффективности эритропоэзстимулирующих ЛС.

01.09.2008 года ответчиком на запрос Больницы направлено письмо за №263 относительно качества и эффективности дженерических эритропоэзстимулирующих ЛС, в частности, ЛС EPOVITAN. Как указано в письме, "...исследование генерических лекарственных средств, к которым относится указанный в Вашем письме EPOVITAN, по оценке показателей "безопасность" и "эффективность" в нашем государстве не проводились. Однако, по данным, имеющимся в научной литературе и которые докладывались на последнем мировом конгрессе нефрологов (Рио-де-Жанейро 2007), биологическая активность генерических препаратов составляет лишь 71-22% от оригинальных, а их состав значительно отличается от оригинальных, что ставит под большое сомнение их качество и таким способом эффективность и безопасность".

Исходя из содержания иска и заявления об уточнении исковых требований, предметом иска в данном деле являлось признание недостоверной информации, а именно фразы, изложенной в письме №263 от 01.09.2008: "[…] биологическая активность генерических препаратов составляет лишь 71-22% от оригинальных, а их состав значительно отличается от оригинальных, что ставит под большое сомнение их качество и таким способом эффективность и безопасность […]".

Постановлением Пленума Верховного суда Украины (ВСУ) №7 от 28.09.1990 "О применении судами законодательства, регулирующего защиту чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций" предусмотрено, что при рассмотрении данной категории дел суды должны выяснить, являются ли распространенные сведения, об опровержении которых заявлен иск, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истца и соответствуют ли они действительности (абз. 1 п. 3 Постановления). При этом на истца возлагается обязанность доказать лишь факт распространения порочащих сведений лицом, к которому предъявлен иск. Тогда как ответчик должен доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности (п. 17 Постановления).

Согласно п. 3 этого Постановления под распространением сведений следует понимать опубликование их в печати, передачу по радио, телевидению, с использованием других средств массовой информации, изложение в характеристиках, заявлениях, письмах, адресованных другим лицам, сообщение в публичных выступлениях, а также в другой форме неопределенному числу лиц или хотя бы одному человеку.
Из материалов дела усматривается, что письмо, в котором содержится информация, об опровержении которой заявлено истцом, было направлено в адрес третьего лица. Поскольку указанный факт сторонами не отрицается, суд считает факт распространения информации доказанным.

Частью 3 статьи 277 ГК Украины установлено, что негативная информация, распространенная о лице, считается недостоверной, если лицо, распространившее ее, не докажет обратного.

Информация, изложенная в письме ответчика, об опровержении которой просит истец, как и само письмо в целом, не содержит никакой ссылки на юридическое лицо истца, из чего суд пришел к выводу о том, что ответчиком не распространялась информация об истце. Также судом установлено, что кроме истца производителем ЛС EPOVITAN является также компания LG Life Sciences, Ltd, Корея.

Согласно статье 33 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений. Истцом в иске и в предоставленных пояснениях не указаны какие-либо сведения о юридическом лице истца, которые не соответствуют действительности и порочат истца. К сведениям, порочащим лицо, нужно относить те из них, которые унижают честь и достоинство гражданина или организации в общественном сознании или сознании отдельных граждан с точки зрения соблюдения законов, общепризнанных правил общежития и принципов человеческой морали (абз. 5 п. 3 Постановления ВСУ).

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что исковые требования об опровержении информации, изложенной в письме №263 от 01.09.2008, а также о взыскании с ответчика 50 000,00 грн. морального вреда не подлежат удовлетворению, исходя из следующего.

Согласно части 1, 2 статьи 23 ГК Украины лицо имеет право на возмещение морального вреда, причиненного вследствие нарушения его прав. Моральный вред состоит, в частности, в унижении чести и достоинства физическое лица, а также деловой репутации физического или юридического лица.
Понятие деловая репутация дано в Законе Украины «О банках и банковской деятельности», согласно статье 2 которого под деловой репутацией следует понимать совокупность подтвержденной информации о лице, которая дает возможность сделать вывод о профессиональных и управленческих способностях такого лица, его порядочности и соответствии его деятельности требованиям закона.

Деловую репутацию юридического лица представляет престиж его фирменного (коммерческого) наименования, торговых марок и других принадлежащих ему нематериальных активов среди круга потребителей его товаров и услуг.

Деловая репутация имеет денежный эквивалент в форме гудвилла, который согласно пункту 1.7 статьи 1 Закона Украины «О налогообложении прибыли предприятий» является нематериальным активом, стоимость которого определяется как различие между балансовой стоимостью активов предприятия и его обычной стоимостью как целостного имущественного комплекса, который возникает вследствие использования лучших управленческих качеств, доминирующей позиции на рынке товаров (работ, услуг), новых технологий и т.п.

Истцом не были представлены доказательства снижения стоимости его нематериальных активов, что должно быть надлежащим способом отображено в бухгалтерском учете, а также не предоставлены другие доказательства причинения ему неимущественного вреда. Учитывая указанное, суд счел недоказанным факт причинения истцу неимущественного вреда, и своим решением от 04.03.2009 в деле №54/137 в иске отказал полностью.

Не соглашаясь с указанным решением суда первой инстанции, истец обратился с апелляционной жалобой в Киевский апелляционный хозяйственный суд, где просил отменить решение хозяйственного суда г. Киева от 04.03.2009 и принять новое решение, которым удовлетворить исковые требования.

Апелляционная жалоба мотивирована тем, что решение об отказе в государственной регистрации готового ЛС принимается, если не подтверждаются заключения относительно его эффективности и безопасности. Поскольку истец получил государственную регистрацию ГЛС Эповитан, то пока не доказано противоположное, как указывает истец, ЛС Эповитан является эффективным и безопасным. Т.е. информация, размещенная в письме ответчика 01.09.2008 №263 относительно препарата Эповитан производства ОАО "Фармак", является не соответствующей действительности.

Постановлением Киевского апелляционного хозяйственного суда от 15.04.2009 апелляционная жалоба ОАО "Фармак" оставлена без удовлетворения, а решение Хозяйственного суда города Киева от 04.03.2009 в деле №54/137 - без изменений в связи с отсутствием в письме №263 от 01.09.2008 Института негативной информации относительно именно ОАО «Фармак» и недоказанностью факта причинения этим письмом вреда деловой репутации истца, противоправности действия, наличия причинной связи между вредом и противоправным действием.

С таким решением истец также не согласился и в своей кассационной жалобе в Высший хозяйственный суд Украины просил решения судов первых двух инстанций отменить вследствие принятия их с нарушением норм материального права и принять новое решение об удовлетворении иска.

Институт представил отзыв на кассационную жалобу, в котором указал на безосновательность ее доводов и просил судебные решения по делу оставить без изменений, а жалобу – без удовлетворения.
Проверив полноту установления предыдущими судебными инстанциями обстоятельств дела и правильность применения ими норм материального и процессуального права, заслушав представителей сторон, ВХСУ пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы с учетом следующего.

Предыдущими судебными инстанциями в деле установлено, что:
- Больница 26.08.2008 при подготовке к проведению тендера Главным управлением здравоохранения Черновицкой областной государственной администрации на закупку лекарственных препаратов направила в Институт запрос относительно эффективности эритропоэзстимулирующих ЛС;
- Институт в ответ на упомянутый запрос письмом от 01.09.2008 №263 сообщил Больнице о высокой эффективности оригинальных эритропоэзстимулирующих ЛС и значительно меньшем объеме использования в Украине генерических эритропоэзстимулирующих ЛС, а также заметил, что: "Исследование генерических ЛС, к которым относится указанный в Вашем письме EPOVITAN, по оценке показателей "безопасность" и "эффективность" в нашем государстве не проводились. Однако, по данным, которые есть в научной литературе и докладывались на последнем мировом конгрессе нефрологов (Рио-де-Жанейро, 2007), биологическая активность генерических препаратов составляет лишь 71-22% от оригинальных, а их состав значительно отличался от оригинальных, что ставит под большое сомнение их качество и таким образом эффективность и безопасность";
- указанное письмо не содержит какой-либо ссылки на лицо истца;
- производителем ЛС "EPOVITAN" кроме истца является также компания LG Life Sciences, Ltd, Корея, что подтверждается сертификатом о Государственной регистрации медицинского иммунобиологического препарата от 12.07.2007;
- истец настаивает на опровержении информации относительно эффективности, качества и безопасности генерических препаратов, а именно: "биологическая активность генерических препаратов составляет лишь 71-22% от оригинальных…», но не представил доказательств несоответствия этой информации действительности и не представил доказательств причинения вреда своей деловой репутации;
- Институт представил сведения (материалы специализированных научных конференций, научных публикаций относительно меньших эффективности, качества и безопасности генерических ЛС (медицинских препаратов) по сравнению с оригинальными).

Причиной возникновения данного спора стал вопрос о наличии оснований для опровержения распространенных ответчиком сведений и для взыскания компенсации за моральный вред.

Согласно части 1 статьи 91 ГК юридическое лицо способно иметь такие же гражданские права и обязанности (гражданскую правоспособность), как и физическое лицо, кроме тех, которые по своей природе могут принадлежать лишь человеку.

Статьей 94 ГК предусмотрено, что юридическое лицо имеет право на неприкосновенность его деловой репутации, на тайну корреспонденции, на информацию и другие личные неимущественные права, которые могут ему принадлежать.

Согласно статье 200 ГК информацией являются документированные или публично оглашенные сведения о событиях и явлениях, которые имели или имеют место в обществе, государстве и окружающей среде.

Субъект отношений в сфере информации может требовать устранение нарушений его права и возмещение имущественного и морального вреда, причиненного такими правонарушениями.

Частью 4 статьи 14 Закона об информации предусмотрено, что распространение информации – это распространение, обнародование, реализация в установленном законом порядке документированной или публично оглашаемой информации.

Согласно частям 1 и 2 статьи 47 этого Закона нарушения законодательства Украины об информации влекут за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность согласно законодательству Украины; ответственность за нарушения законодательства об информации несут лица, виновные в совершении таких нарушений, как, в частности, распространение сведений, которые не соответствуют действительности, порочат честь и достоинство лица.

Согласно части 3 статьи 277 ГК Украины негативная информация, распространенная о лице, считается недостоверной, если лицо, ее распространившее, не докажет обратного.

В пункте 15 Постановления Пленума ВСУ от 27.02.2009 №1 "О судебной практике в делах о защите достоинства и чести физлица, а также деловой репутации физического и юридического лица" указано, что при рассмотрении дел этой категории суды должны учитывать, каким юридическим составом правонарушения, наличие которого может быть основанием для удовлетворения иска, является совокупность таких обстоятельств: а) распространение информации, т.е. доведение ее к сведению хотя бы одного человека любым способом; б) распространенная информация касается определенного физического или юридического лица, т.е. истца; в) распространение недостоверной информации, т.е. такой, которая не соответствует действительности; г) распространение информации, которая нарушает личные неимущественные права, т.е. или наносит ущерб соответствующим личным неимущественным благам, или препятствует лицу полно и своевременно осуществлять свое личное неимущественное право.

Частями 1 и 2 статьи 471 Закона об информации определено, что никто не может быть привлечен к ответственности за высказывания оценочных суждений. Оценочными суждениями, за исключением обиды или клеветы, являются высказывания, которые не содержат фактических данных, в частности критика, оценка действий, а также высказывания, которые не могут быть истолкованы как такие, что содержат фактические данные, учитывая характер использования языковых средств, в частности употребление гипербол, аллегорий, сатиры. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости.

Согласно части 1 и 2 статьи 23 ГК Украины лицо имеет право на возмещение морального вреда, причиненного вследствие нарушения его прав. Моральный вред состоит, в частности, в унижении чести и достоинства физический лица, а также деловой репутации физического или юридического лица.

Согласно части 1 статьи 1167 ГК Украины моральный вред, причиненный физическому или юридическому лицу неправомерными решениями, действиями или бездеятельностью, возмещается причинившим его лицом, при наличии его вины, кроме случаев, установленных частью 2 этой статьи.

В пункте 5 Постановления Пленума ВСУ от 31.03.1995 №4 «О судебной практике в делах о возмещении морального (неимущественного) вреда указано, что согласно общим основаниям гражданско-правовой ответственности обязательному выяснению при решении спора о возмещении морального (неимущественного) вреда подлежат: наличие такого вреда, противоправность действия его причинителя, наличие причинной связи между вредом и противоправным действием причинителя и вины последнего в его причинении. Суд, в частности, должен выяснить, чем подтверждается факт причинения истцу моральных или физических страданий или потерь неимущественного характера, при каких обстоятельств или какими действиями (бездеятельностью) они причинены, в какой денежной сумме или в какой материальной форме истец оценивает причиненный ему вред и из чего он при этом исходит, а также другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора.

Как установлено предыдущими судебными инстанциями, упомянутое письмо ответчика не содержит сведений относительно неэффективности или опасности препарата истца ЭПОВИТАН (EPOVITAN), тогда как факт государственной регистрации в Украине этого препарата, в свою очередь, не опровергает и вывода Института относительно результатов общего сравнительного анализа оригинальных и генерических медицинских препаратов (ЛС).

Итак, предыдущие судебные инстанции, учитывая определенные истцом границы информации, на опровержении которой он настаивал, установив, что эта информация является общественно значимой и не содержит ссылок на истца, а в части оценки общей эффективности, безопасности и качества генерических препаратов, имеет характер оценочного суждения (поскольку не содержит фактических данных ни относительно препарата ЭПОВИТАН (EPOVITAN), ни любого другого конкретного препарата или ЛС), за отсутствием доказательств причинения Институтом вреда деловой репутации истца пришли к обоснованному выводу относительно необходимости отказа в удовлетворении данного иска.

При этом доводы жалобщика относительно факта распространения упомянутой информации не опровергают приведенного, а в части переоценки представленных сторонами доказательств и не могут приниматься во внимание кассационной инстанцией, поскольку согласно статье 1117 ХПК Украины кассационная инстанция, пересматривая в кассационном порядке судебные решения, на основании установленных предыдущими судебными инстанциями фактических обстоятельств дела проверяет применение ими норм материального и процессуального права; кассационная инстанция не имеет права устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении хозяйственного суда или отклонены им, решать вопрос о достоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств над другими, собирать новые доказательства или дополнительно проверять доказательства.

Таким образом, решение местного и постановление апелляционного хозяйственных судов по делу отвечают установленным ими фактическим обстоятельствам, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права и предусмотренные законом основания для их отмены отсутствуют.

Руководствуясь статьями 1117, 1119-11111 ХПК Украины, Высший хозяйственный суд Украины постановил решение Хозяйственного суда г. Киева от 04.03.2009 и постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда от 15.04.2009 по делу №54/137 оставить без изменений, а кассационную жалобу ОАО "Фармак" – без удовлетворения.



Фармацептический рынок