Большая фарма выбирает консолидацию

 23096

Большая фарма выбирает консолидацию
Автор: Ирина Широкова, "Ремедиум"

Мировой фармацевтический рынок в последние десятилетия развивается в основном за счет слияний и поглощений компаний (M&A). Эти процессы  существенно изменили картину рынка: если посмотреть на список ведущих компаний 15-20-летней давности и сегодня, то это уже совершенно разные игроки рынка. Недавний мировой финансово-экономический кризис дал новый толчок M&A: эффективные компании, воспользовавшись ситуацией, поглотили менее успешных игроков и еще более усилили свои позиции. В посткризисный период слияния - поглощения продолжились, причем, по мнению ряда экспертов, в ускоренном режиме. Истечение сроков патентной защиты на блокбастеры, генерическая конкуренция, отсутствие новых разработок вынуждают компании увеличить свою активность на рынке M&A.

Цифры и факты

2010 г. был отмечен целым рядом крупных сделок по M&A (табл. 1). Общая сумма Топ-25 состоявшихся и запланированных сделок составила более 100 млрд. долл.

Тенденция к консолидации сохранилась и в 2011 г., который ознаменовался целым рядом сделок по M&A, самой крупной из которых  стала покупка биотехнологической корпорации Genzyme компанией Sanofi-aventis за 20,1 млрд. долл. (табл. 2).

Кроме того, на III квартал 2011 г. запланировано закрыть сделку по слиянию компаний Teva и Cephalon, которая уже одобрена акционерами Cephalon и находится на рассмотрении регуляторных органов. До конца 2011 г. должна завершиться сделка по слиянию компаний AMAG Pharmaceuticals и Allos Therapeutics, стоимость которой оценивается в 686 млн. долл., а также вступить в силу соглашение о приобретении Icagen компанией Pfizer, подписанное в июле нынешнего года. Общая сумма этой сделки оценивается в 56 млн. долл., включая стоимость акций, которыми уже владеет Pfizer. По экспертным оценкам, пополнив продуктовый портфель новыми перспективными препаратами компании Icagen, Pfizer сможет в определенной степени скомпенсировать финансовые потери, связанные с истечением сроков патентной защиты наиболее продаваемых им продуктов, в частности блокбастера Lipitor® (аторвастатин).

Предполагается, что в 2011 г. будет завершена и сделка Pfizer с датской компанией Ferrosan, портфель которой включает такие брэнды, как мультивитамины Мульти-табс®, пробиотик Бифиформ®, продукт полиненасыщенных жирных кислот Омега-3 - Fri Flyt/Active Omega, а также брэнды премиум-класса по уходу за кожей Imedeen®.
Высокую активность в сфере M&A демонстрирует в этом году и рынок медицинского оборудования. Среди завершенных сделок - приобретение в марте 2011г. компанией Philips мирового поставщика анестезиологического оборудования и решений для операционных – Dameca. Активно ведет себя в сфере M&A и другой участник рынка медицинского оборудования - компания Johnson&Johnson. В июле 2010 г. она приобрела за 480 млн. долл. компанию Micrus Endovascular - производителя оборудования, применяющегося в неврологии. Кроме того, по данным газеты Wall Street Journal, компания Johnson&Johnson ведет переговоры о приобретении американо-швейцарского производителя оборудования медицинского предназначения - Synthes Inc., выпускающего имплантаты и инструменты, которые используются в операциях на позвоночнике. Предполагается, что сумма сделки составит приблизительно 20 млрд. долл. Ранее Johnson&Johnson вела переговоры со Smith&Nephew Plc., специализирующейся в области ортопедии.

Игроки M&A-рынка - инновационные и генерические компании

Сегодняшний рынок M&A характеризует многообразие его участников. Причем в роли поглощающей стороны выступают как инновационные, так и генерические компании. Аналогичная ситуация и с объектами поглощения. Исходя из последних сделок по M&A, в качестве объектов поглощения довольно часто оказываются биотехнологические компании, как, например, Genzyme, OSI Pharmaceuticals, Martek Biosciences, ZymoGenetics, Crucell NV, Advanced BioHealing.

По словам Инны Каспаровой, менеджера по развитию бизнеса российского представительства компании Pfizer, в настоящее время на фармацевтическом рынке остаются актуальными сделки между R&D-компаниями. Однако, учитывая большие сроки и высокую стоимость исследований, невысокий процент революционных продуктов и истечение сроков патентной защиты на существующие блокбастеры, крупные фармацевтические компании постепенно смещают фокус на генерический бизнес. В свою очередь генерические компании также заключают сделки по слиянию и поглощению. Среди объектов поглощения максимально привлекательными являются средние или небольшие R&D-компании, имеющие в своем портфеле несколько потенциальных препаратов. Вторыми по привлекательности остаются генерические компании, имеющие хорошие производственные мощности, сертифицированные по стандартам GMP. Эти компании легко вливаются в быстроразвивающиеся рынки за счет доступности и большого объема препаратов.

«Сегодня наблюдается размывание границы между R&D и генерическими компаниями, - уточняет Константин Дубинин, директор по внешним связям компании Teva. - У компаний, традиционно считающихся генерическими, в портфеле все больше оказывается инновационных препаратов, тогда как у компаний с репутацией инноваторов - все больше дженериков. Так, например, последняя из объявленных сделок компании Teva - это покупка инновационной американской компании Cephalon».

Мировая экономика диктует…

Высокая активность фармацевтических компаний на рынке M&A объясняется состоянием мировой экономики и, как следствие, беспрецедентными изменениями в мировом масштабе, вызванными такими факторами, как усиление мер по надзору и безопасности; использование дженериков в качестве первоочередного лечения; давление со стороны ценообразования; принятие решений плательщиками, а не врачами; замедление темпов развития инноваций в отрасли; номенклатурный сдвиг от средств первой помощи в сторону специализированных ЛС. По мнению Антона Пушкарева, руководителя отдела корпоративных коммуникаций компании Bayer HealthCare, данные факторы заставляют фармацевтические компании вносить серьезные коррективы в стратегии своего развития: cокращать аутсорсинг и оптимизировать штатное расписание в целях снижения затрат; изменять структуру коммерческой модели; осваивать новые рынки (биоаналоги, услуги); увеличивать свое присутствие на развивающихся фармацевтических рынках; участвовать в процессах слияния и поглощения. «Слияния и поглощения – это один из способов адаптации к новым условиям ведения бизнеса, - полагает Антон Пушкарев. - Совершенные в 2009 г. мегаслияния Pfizer и Wyeth, Merck&Co. и Schering Plough, Roche и Genentech являются наиболее храктерными примерами отношения фармацевтических компаний к M&A как способу преодоления текущих трудностей. Благодаря слияниям и поглощениям компании получают доступ к новым рынкам и новым продуктам, многообещающим исследованиям, повышают производительность в области исследований и разработок, получают контроль над существующим или потенциальным коммерчески успешным ЛС, достигают экономии затрат в случае успешной совместной деятельности, выходят в быстрорастущую терапевтическую область; повышают эффективность управления".

Эту точку зрения разделяет Инна Каспарова, подчеркивая, что консолидация позволяет компаниям укрепить свой бизнес за счет минимизации издержек, объединения капиталов для их более эффективного расходования, а также завоевать большую долю рынка, занимая ранее недоступные ниши. «Инновационные компании пополняют свой продуктовый портфель уже имеющими успех на рынке препаратами, и таким образом нивелируют удар со стороны конкурентов, выпускающих генерические версии оригинальных ЛС после потери ими патентной защиты, - отмечает Инна Каспарова. - Другой целью сделок по слиянию и поглощению является стремление получить новые технологические платформы и инновационные разработки. Так, например, компания Pfizer успешно вышла на вакцинный рынок с современной вакциной для предотвращения заболеваний, вызываемых пневкомокковой инфекцией, а также с генно-инженерным биологическим препаратом для лечения ювенильного ревматоидного артрита (оба препарата ранее производились компанией Wyeth). Помимо инновационных компаний на рынке M&A весьма активны игроки, стремящиеся увеличить свое присутствие присоединением компаний с аналогичным направлением деятельности. Кроме того, увеличивается количество тех, кто нацелен приобретать компании на развивающихся рынках ввиду высоких перспектив роста и возможности обеспечить там прочное присутствие».

Татьяна Галкова, директор по коммуникациям компании «Sanofi – Россия», сообщила, что стратегия Группы  основана на трех ключевых принципах. Первый - увеличение инноваций в исследованиях и разработках. Второй - использование внешних возможностей для роста, учитывая, что новых продуктов будет недостаточно для замены ЛС с истекшим сроком действия патентов. Третий – преобразование компании, адаптация организационной структуры к вызовам будущего.

«Для того чтобы компенсировать возможные потери по мере того, как оригинальные препараты компании будут терять патентную защиту и уступать место дженерикам, очень важно генерировать новый рост, - уверена Татьяна Галкова. - Стратегия Группы направлена на диверсификацию в таких областях, как производство безрецептурных, ветеринарных препаратов, брэндированных дженериков, а также позиционирование на нетрадиционных рынках. Внешний рост обеспечивается реализацией последовательной политики приобретений и партнерств. Только за 2 года (2009-2011) состоялось более 70 новых приобретений и партнерств, в т.ч.  поглощение ведущих генерических компаний Zentiva (Центральная и Восточная Европа), Medley (Бразилия) и Kendrick (Мексика), производителей вакцин - Acambis и Shantha, товаров для здоровья - Chattem и Symbion, ветеринарных препаратов - Merial, препаратов для лечения редких заболеваний - Genzyme. С января 2009 г.объем инвестиций в 23 приобретения, включая Genzyme, составил 23 млрд.евро».

В результате таких стратегических приобретений компания Sanofi смогла не только укрепить свои позиции в традиционных для нее областях, но и серьезно развивать новые для себя направления, предлагая рынку товары для здоровья, ветеринарные препараты, ЛС для лечения редких заболеваний. И если еще 2 года в портфеле компании было лишь несколько региональных брэндов, относящихся к сегменту «товары для здоровья» (Эссенциале, Но-шпа, Маалокс в России и несколько препаратов в Латинской Америке), то сегодня, благодаря новым приобретениям, Sanofi является пятой компанией в мире по объему продаж данной продукции. Кроме того, благодаря политике приобретений и партнерств, компания пополняет портфель перспективных препаратов и в стратегических областях медицины, в частности в онкологии.

О широких возможностях, получаемых компаниями в результате слияний-поглощений, позволяет судить также анализ многих других недавних сделок в сфере M&A. Так, активный игрок на рынке M&A - израильская компания Teva, благодаря приобретению у Merck KGaA компании Theramex Institute, специализирующейся на продуктах для женского здоровья, получила в свое распоряжение продукты, применяемые в области гинекологии, для лечения остеопороза, в период перименопаузы и менопаузы, а также противозачаточные средства, в т.ч. Orocal® (кальция карбонат), Colpotrophine® (проместриен), Lutenyl® (номегестрол), Monazol® (сертаконазол), Estreva® (эстрадиол), Antadys® (флурбипрофен). Сделка с одним из крупнейших перуанских фармацевтических производителей Corporacion Infarmasa, продуктовый портфель которого насчитывает более 600 наименований генерических ЛС, позволила компании Teva не только расширить предложение в сегменте антибиотиков, но и значительно укрепить рыночные позиции компании в Латинской Америке.

После покупки 100% акций третьей по величине японской генерической компании Taiyo Pharmaceutical Industry Co. Ltd. (сумма сделки составила 934 млн. долл.) Teva получила 550 наименований ЛС, сильный научно-исследовательский коллектив и современное производственное предприятие, а также возможность значительно усилить свое присутствие на японском фармацевтическом рынке.

Портфель Pfizer в результате сделки с King Pharmaceuticals пополнился обезболивающими препаратами. Кроме того, расширенный портфель Pfizer включает продукцию бизнес-подразделения Meridian компании King - EpiPen - автоматические шприцы, предназначенные для введения ЛС в чрезвычайных условиях.
С покупкой безрецептурного бизнеса компании Ferrosan американский гигант сможет усилить свое присутствие в сегменте биологически активных добавок. Не исключено, что благодаря сделке Pfizer также получит доступ к производственному предприятию в г. Клуж-Напока в Румынии, где до этого компания выступала только импортером.
С приобретением Bergamo - прибыльного предприятия с развитой местной инфраструктурой и восстановлением прав на продукцию компании в Бразилии, у Amgen появилась возможность расширить присутствие на бразильском фармацевтическом рынке.

Покупка частной греческой генерической компании Specifar Pharmaceuticals позволила Watson Pharmaceuticals Inc. - производителю оригинальных препаратов и дженериков - укрепить свое положение на рынке ЛС Греции.
Поглощение американской биотехнологической компании Advanced BioHealing английской компанией Shire может стать для нее первым шагом на пути создания нового подразделения по регенеративным препаратам.
Сделка между AMAG Pharmaceuticals и Allos Therapeutics, по экспертной оценке,  позволит компаниям достигнуть синергии и, как следствие, ежегодной экономии операционных расходов в размере 55–60 млн. долл.

Ложка дегтя

Как у любого сложного процесса, у слияний-поглощений имеются свои негативные стороны. Давид Мелик-Гусейнов, директор компании Cegedim Strategic Data, напоминает, что многим компаниям после завершения сделки приходится расставаться с частями бизнеса, кумулятивное влияние которых снижается. Случается, что одна и та же компания реализует проактивную M&A-стратегию и одновременно продает части своего бизнеса, которые со временем перестают быть профильными.

Кроме того, в период адаптации после сделки происходит болезненный процесс выстраивания кросс-функциональной организационной структуры. Объединенная компания старается сохранить ключевой менеджмент на своих позициях, однако покупатель зачастую навязывает свою корпоративную культуру приобретенному активу. Сотрудники, чьи интересы, личные планы не совпадают с новыми стандартами, вынуждены искать новое место работы.
 
Мировые процессы отражаются на российском фармрынке

Безусловно, мировые тенденции развития фармацевтического рынка путем слияний и поглощений находят свое отражение и в России. Инна Каспарова называет три основных направления, в рамках которых осуществляются M&A на российском фармацевтическом рынке:
- Глобальные компании присутствуют в России, и сделки на глобальном уровне приводят к процессу объединения российских филиалов.
- Глобальные компании приобретают российских игроков с целью локализовать производство и обеспечить доступ своих препаратов на российский фармацевтический рынок.
- Российские компании покупают более мелких российских игроков, что приводит к концентрации отечественного фармацевтического рынка и выделению нескольких ведущих игроков.

Первое направление легко проиллюстрировать на примере компании Teva, бизнес которой в России за последние 5 лет увеличился более чем в 10 раз. «Сегодня Teva уверенно входит в десятку крупнейших фармацевтических компаний в России, - сообщает Константин Дубинин. - Это происходит как за счет органического роста, так и за счет сделок по слияниям и поглощениям. Заметными событиями для нас в России стали вхождение в группу Teva компании Pliva (бывшего подразделением американской Barr) и компании Ratiopharm».

Что касается второго и третьего направлений, то сегодня российский рынок не может похвастаться большим количеством слияний-поглощений с участием отечественных компаний. Один из последних примеров подобных сделок - вхождение компании «АнвиЛаб», владеющей правами на  известные фармацевтические брэнды (Антигриппин-Максимум, Гепагард, Инфлюнет и т.д.) и являющейся правообладателем товарного знака «Лаборатория АНВИ» в производственный сегмент компании "ПРОТЕК" (ООО «ФармФирма «Сотекс»). Общая сумма сделки составила около 60 млн. долл.
Вениамин Мунблит, директор подразделения «Аналитика и консультирование» компании «Синовейт-Комкон», объясняет неразвитость рынка M&A в России несколькими причинами: ограниченным потенциалом рынка (численность населения намного меньше, чем в Индии или Китае, а потребление на душу населения ненамного выше), непрозрачностью отечественного фармацевтического рынка, частой сменой правил игры и, самое главное, отсутствием интересных объектов для поглощения. Эти проблемы, по его мнению, практически отсутствуют, например, на индийском рынке, что обеспечивает высокую частоту и глобальность сделок по M&A в этой стране. «Среди индийских компаний немало тех, чей оборот составляет сотни миллионов долларов – отмечает Вениамин Мунблит. - Компанию такого уровня недавно купил Abbot, известны и другие сделки с участием индийских фармацевтических производителей. В России, после покупки иностранными игроками «Нижфарма» и «АКРИХИНа», серьезных объектов для поглощения  практически не осталось. «Валента», переговоры о продаже которой велись почти год, больше не продается, поскольку решила развиваться самостоятельно. А более мелкие игроки не интересны крупным инвесторам. Компания с оборотом 5 млрд. долл. не будет покупать российского производителя с оборотом в 10-20 млн. долл., поскольку только отвлечение менеджмента на такую сделку обойдется гораздо дороже. К тому же я искренне сомневаюсь, что существует хотя бы одна российская разработка, которая могла бы без очень серьезных дополнительных инвестиций попасть на рынки развитых стран».

Слияния и поглощения – положительная тенденция, способствующая развитию фармацевтического рынка, о чем свидетельствует мировой опыт. Успешно проведенная сделка по M&A приводит к укреплению и расширению позиций компании на рынке, обеспечивает наибольшую эффективность в маркетинге, позволяет максимально сосредоточить средства на развитие продукта. И, наконец, в условиях, когда проводить исследования во всем мире становится все сложнее и дороже, слияния-поглощения позволяют решить проблему наметившегося дефицита инновационной продукции – блокбастеров, так необходимых на фармацевтическом рынке.

Таблицы - в приложении
Файл:  Загрузить


Фармацевтический рынок