Новости медицины портала Remedium.ru - самая актуальная информация о рынке лекарств и медицинского обеспечения

Пользуетесь ли вы интернетом на работе?





  

Вход на сайт

Авторизоваться
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Вакансии фармкомпанийВакансии

Все вакансии




Реклама


Главная / Новости медицины и фармации

13.07.2011 11:11

«Нельзя продвигать препараты за счет пациентов», - Дэвид Бреннан

Британский производитель лекарств AstraZeneca называет российский рынок одним из перспективных. В начале года компания сообщила о строительстве завода по производству лекарств в Калужской области, а недавно исполнительный директор AstraZeneca Дэвид Бреннан объявил, что в ближайшие пять лет компания инвестирует в России $1,2 млрд.

В интервью «Ведомостям» Бреннан рассказал, могут ли российские лекарства конкурировать с иностранными и почему компания больше не станет оплачивать врачам участие в международных конференциях.

- На что пойдут $1,2 млрд?

- На строительство завода, R&D, проведение клинических исследований, образовательные проекты, маркетинг. $1,2 млрд - это сметный расчет. Сколько денег пойдет на каждое из направлений, определится со временем и будет зависеть от качества работ и развития нашего бизнеса.

- Вы говорили, что произведенные на калужском заводе препараты будут покрывать, если не ошибаюсь, 60-65% потребностей россиян в ваших лекарствах...


- Мы ожидаем, что к моменту выхода завода на полную мощность эта цифра будет близка к 80%. Оставшиеся 20% будем импортировать, так как не можем технически перенести сюда их производство.

- Многие зарубежные фармкомпании стали объявлять о проектах в России после слов российского премьера, что страна постепенно будет сокращать долю импорта, но поддерживать создание предприятий со 100%-ным иностранным участием. Ваши планы связаны с этим заявлением?

- Первый шаг по локализации мы предприняли еще в 2009 г.: неделю я ездил по России, пытаясь понять, как работает рынок, на что похожи здесь бизнес-процессы. Встречался с медицинскими экспертами, руководителями госпиталей. Оценив состояние здоровья россиян, наши возможности в области медицины, российский научный потенциал и зная об инициативах правительства (тогда государство разрабатывало программу «Фарма-2020»), мы решили инвестировать в производство и научные исследования и разработки. Наши планы долгосрочные: в ближайшие 10-20 лет Россия - это та страна, где мы должны работать. Я не верю, что какая-то конкретная политическая инициатива ведет нас к решениям - инвестировать или нет. Мы учитываем ряд факторов: возможности рынка, потребности системы здравоохранения, качество научной работы.

- Как вы оцениваете научный потенциал и качество образования в России?


- Российская фундаментальная наука всегда находилась на высоком уровне, и сейчас при поддержке государства и компаний она может стать реальным поставщиком перспективных для практического применения открытий. Мы не размещаем исследовательские центры во всех странах, где работаем, - это очень дорого. Решение о размещении в России исследовательского центра принимало самое высокое руководство нашего R&D-подразделения. Оно уже работало с Россией и понимает, что качество научной работы здесь соответствует нашим стандартам.

- В последние годы в России идет реформа системы здравоохранения. Что вам в ней нравится, а что нет?


- Одна из наиболее существенных проблем здравоохранения России - продолжительность жизни населения. Разница в продолжительности жизни мужского населения в России и развитых странах - Западной Европе, США, Австралии, Канаде, Японии - минимум 15 лет. Одна из основных причин смертности здесь - сердечно-сосудистые заболевания, которые во многих случаях можно излечить или даже предотвратить. На этом фоне правительство России сделало приоритетом модернизацию здравоохранения и взяло на себя обязательство обеспечить доступ к системе здравоохранения большего количества людей, что позволит снизить показатели смертности.

- По рейтингам российских агентств на нашем рынке вы входите в топ-10 корпораций по объему госпитальных закупок и закупок по программам обеспечения необходимыми лекарственными средствами. Не боитесь, что из-за политики импортозамещения, проводимой Россией, потеряете позиции на рынке?

- Российский рынок располагает большими возможностями: продолжительность жизни здесь меньше, чем в других развитых странах, бремя болезни тяжелее. Мы взяли на себя обязательство содействовать реализации программы «Фарма-2020» и считаем, что благодаря инвестициям в R&D и производство сможем стать одной из компаний, которые будут делать существенный вклад в развитие отрасли.

- Российские препараты могут конкурировать с зарубежными?


- Если они соответствуют всем международным стандартам производства, проведения клинических исследований, а законодатели могут это четко оценить, то, я считаю, они обладают теми же качествами, что и зарубежные. В долгосрочной перспективе российские препараты смогут конкурировать с иностранными. Сделать российскую фармпромышленность действительно инновационной смогут локализация производства международных фармкомпаний в России, трансфер технологий, партнерство с российскими фармпроизводителями и научно-исследовательскими учреждениями.

- Сколько времени нужно нашей фармотрасли для выхода на мировой уровень?

- Уж очень все зависит от инвестиций. И не только финансовых. Важно, насколько люди готовы формировать новую и соответствующую мировым стандартам отрасль. К тому же производство новой молекулы занимает 10-12 лет, а выходит на рынок одна молекула из 15-20. Определение биологической или химической молекулы, проведение доклинических и клинических исследований, экспертиза и получение одобрения о выпуске препарата на рынок. Таким образом, на выпуск одного препарата уходит 10-12 лет и около $2 млрд.

- Сколько вы вкладываете в разработки?

- Ежегодно - около $4-4,5 млрд.

- Вы долгое время занимались маркетингом, в чем особенности продвижения ваших препаратов, какие основные каналы?

- Один из каналов - продвижение препаратов с помощью медицинских представителей. Кроме того, мы запускаем колл-центры, через которые связываемся с потребителями, создаем интернет-порталы. То есть мы диверсифицируем маркетинговую активность, чтобы учитывать меняющуюся картину потребления и иметь возможность взаимодействовать с потребителями на разных рынках и в разных условиях.

- Сейчас в России рассматривается законопроект, предлагающий ограничить общение медицинских представителей и врачей в рабочее время. Как эта инициатива повлияет на работу компании на нашем рынке?

- Я считаю, что медицинские представители по-прежнему будут основным каналом получения врачами информации о новых схемах лечения и инновационных лекарствах. Я абсолютно согласен, что нельзя продвигать препараты за счет пациентов, но для профессионалов медицинские представители - основной канал информации об инновационных разработках и конкретных препаратах. Полагаю, цель предложенных изменений - сконцентрировать внимание профессионалов на медицинском аспекте. Это пойдет на пользу фармкомпаниям, избавив их и врачей от возможных подозрений, например, в возникновении конфликта интересов. Я верю, что правительство, профессионалы отрасли здравоохранения должны найти общий язык, чтобы регулировать эту работу.

- По вашему опыту работы в других странах, что можно сделать для того, чтобы и врачи могли получать необходимую информацию и при этом не возникало предположений, будто компании подкупают врачей?

- Процессы взаимодействия фармацевтических компаний и медицинского сообщества находятся на очередном этапе развития, и не так уж важно, о каком рынке мы говорим - российском или каком-то другом. Чтобы не возникало сомнений в честности компаний и врачей, мы приняли решение переосмыслить традиционные методы общения, подготовить маркетологов и специалистов по продвижению препаратов, определить, что приемлемо, а что нет. Мы по-прежнему стремимся обеспечить медицинских работников актуальной научной информацией, но будем отдавать предпочтение инвестициям в развитие инновационных путей ее распространения, развитие научных медицинских программ, клинические исследования.

- Приведите примеры, когда ваши специалисты делали неприемлемые вещи?

- Мы не обсуждаем конкретные инциденты или проблемы. Да, ситуации возникают, как и в любой другой компании, располагающей штатом в 30 000 маркетологов, и мы их разрешаем. Мы всегда проводили оценку практики работы наших медицинских представителей по всему миру и, чтобы соответствовать новым меняющимся требованиям, вносили изменения в эту практику. Зачастую то, что в течение многих лет считалось приемлемым, сегодня иначе воспринимается налогоплательщиками, потребителями и правительством.

- Недавно вы заявили, что компания больше не будет оплачивать врачам участие в международных конференциях, а сосредоточится на образовании медработников на местном уровне. Это тот самый пример неприемлемой практики?

- Это действительно было традиционной практикой, а теперь считается сомнительной и может быть неверно истолковано. В прошлом мы оказывали поддержку группам врачей, которые в противном случае не имели бы возможности участвовать в конгрессах. Сегодня считается, что лучше предоставлять медицинскую информацию и проводить мероприятие внутри страны, используя интернет, видео- или конференц-связь, нежели перевозить группу лиц в другое место. Надеемся, что с изменением политики нам удастся охватить бо́льшую аудиторию.

- Сколько вы тратите на медицинских представителей и в какой стране расходы больше?

- Несколько миллиардов долларов. Мы работаем во многих странах, и у нас большой портфель препаратов. Расходы в разных странах зависят от объема рынка, уровня зарплаты в этой стране и регулирования рынка. Наверное, самый крупный рынок - США.

- В отчете за I квартал 2011 г. компания писала, что потеряла в продажах в США из-за усилившейся конкуренции с дженериками; продажи компании в Европе и Штатах упали.

- Мы уже несколько лет ожидали, что в 2010 г. патенты на некоторые препараты прекратят свое действие. К 2012 г. мы потеряем эксклюзив еще на два препарата. Так что для нас это не новость. Пять лет назад мы перераспределили ресурсы и переориентировали мощности на новые проекты. Например, в Западной Европе и США снизили объем средств, которые вкладывали в маркетинг и продажи. Освободившиеся в результате этого ресурсы направили на развитие биологического направления, а также работу на развивающихся рынках - в России, Бразилии, Мексике, Турции. В этом мы видим новые возможности. В следующие полтора-два года мы будем доживать период потери эксклюзива, но ожидаем, что к концу 2014 г. вернемся в период стабильного роста.

- За счет чего?

- За счет роста продаж существующих брендов и вывода на рынок новой продукции. В течение следующих 3-4 лет мы планируем запустить целый ряд новых препаратов, такие как препараты для лечения диабета онглиза и дапаглифлозин; брилинта (для профилактики атеротромботических осложнений у взрослых пациентов с острым коронарным синдромом); вимово (для терапии остеоартрита, ревматического артрита и спондилеза); два новых антибиотика, - они и будут составлять возможность будущего роста компании.

Биография

Родился в 1953 г. в Нью-Йорке. В 1975 г. окончил Геттисбергский колледж по специальности «управление бизнесом»
1975
менеджер по продажам Merck в США, работал в сфере управления продажами и маркетингом в американском и международном подразделениях компании
1992
пришел на работу в Astra Merck, с 1999 г. - старший вице-президент AstraZeneca
2001
президент AstraZeneca LP (филиал отвечает за деятельность в США и Канаде)
2006
занял пост исполнительного директора AstraZeneca

О последствиях кризиса
«Рост <фармацевтического> рынка замедлился. Но на нашу отрасль кризис повлиял меньше, чем на другие секторы потребительского рынка. Человек может, допустим, не купить машину или одежду, но когда он болен, то обращается к системе здравоохранения. Самая крупная проблема, с которой столкнулась отрасль в кризис, - это давление со стороны правительства и потребителей. Ведь цена на новый препарат выше, чем на дженерик, и мы должны доказывать почему. Мы тратим большие средства на разработку препаратов и должны не только обеспечить эффективное лечение больному, но и вернуть себе вложенные в производство деньги».

AstraZeneca
Фармацевтическая компания
Все акции в свободном обращении, крупнейшие институциональные инвесторы - BlackRock (7,18%), Invesco (5,18%).
Капитализация (LSE) - 42,1 млрд фунтов стерлингов ($67,2 млрд).
Финансовые показатели (2010 г.):
Выручка - $33,27 млрд,
Чистая прибыль - $8,1 млрд.
Компания Astra была основана в 1913 г. в г. Сёдерталье в Швеции и занималась исследованием, разработкой, производством и продажей препаратов для лечения заболеваний в области гастроэнтерологии, кардиологии, пульмонологии и анестезиологии. В 1926 г. в Великобритании основана компания Imperial Chemical Industries - ICI, от нее в 1993 г. отделяются три структурных подразделения (фармацевтика, агрохимия и специализированная химия), которые образуют компанию Zeneca. В 1999 г. в результате слияния компаний Astra и Zeneca появляется AstraZeneca.

Дженерики
Дэвид Бреннан не считает дженерики (аналоги оригинального препарата. - «Ведомости») угрозой для его бизнеса: «Это особенность работы фармацевтического бизнеса. Мы разрабатываем новые препараты, которые несколько лет продаем эксклюзивно. По истечении срока действия патента нашу продукцию начинают копировать».




Ключевые слова: Дэвид Бреннан, AstraZeneca, интервью


Последние новости

В этом году 51-53 млн россиян будут иммунизированы от гриппа, около 40% из уже прошли вакцинацию. По словам замминистра здравоохранения РФ Сергея Краевого, за счет бюджета было приобретено 50 млн доз, но крупные работодатели для работников закупают вакцину самостоятельно.
Закрытие завода является стратегической мерой, однако в Novartis подчеркивают, что принять такое решение было сложно. По словам представителей компании, двузначное снижение цен на лекарства из-за высокой конкуренции на дженериковом рынке США привело к тому, что некоторые препараты из продуктового портфеля Novartis стали неконкурентоспособными.
Доля иммуномодулирующих средств за первое полугодие 2017 года составила 47,8% по объему в рублях. Рынок группы лекарств, действие которых направленно на укрепление иммунитета, показал рост в стоимостном +8,1% и натуральном +1,2% выражениях.
Среди первых обладателей статуса «Московский врач» – врачи общей практики, хирурги, анестезиологи-реаниматологи, терапевты и оториноларингологи. Каждому из них уже с ноября будет начисляться дополнительно к зарплате по 15 тыс. рублей ежемесячно в соответствии с целевым грантом, ранее учрежденным Правительством Москвы.
Независимый комитет по мониторингу данных не нашел убедительных доказательств эффективности экспериментального препарата монгерсен (mongersen), разработанного для терапии болезни Крона.

Мероприятия

     2017
Пред. год | След. год →

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5


Подписка

Реклама



Для смартфона