Краткий обзор судебной практики в сфере производства и обращения медицинской продукции за июль-август 2014 года

 6922

Краткий обзор судебной практики в сфере производства и обращения медицинской продукции за июль-август 2014 года
В ежемесячном обзоре проведен анализ судебной практики в сфере производства и обращения медицинской продукции, чтобы помочь специалистам отрасли избежать ошибок при решении сходных проблем.


Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22 июля 2014 года по делу А55-22135/2013

Постановление содержит вывод суда в отношении надлежащего способа защиты прав, если государственный контракт по результатам аукциона уже заключен и исполнен

Предыстория
В конце 2013 года региональным управлением организации торгов был размещен заказ на поставку лекарственного препарата с МНН "Беклометазон" для нужд лечебного учреждения. На участие в аукционе было подано четыре заявки.
Однако одному из участников аукциона было отказано в допуске, так как предложенный им товар не соответствовал требованиям документации об аукционе.
Участник аукциона посчитал неправомерным его отстранение от участия в торгах и обратился в арбитражный суд.

Вывод суда
Суды трех инстанций поддержали доводы государственного заказчика, оставив требования участника аукциона без удовлетворения. Суды исходили из того, что аукционная документация не противоречила положениям закона, позволяющим заказчику определять требования к функциональным характеристикам (потребительским свойствам) товара и его упаковке.
Однако важным моментом в данном судебном деле является указание кассационного суда на надлежащий способ защиты прав в тех случаях, когда аукцион все же проводился с нарушениями.
Кассационный суд отметил, что признание торгов недействительными с применением последствий недействительности сделки (в виде приведения сторон в первоначальное положение), невозможно, если контракт уже исполнен. Если поставленный препарат будет возвращен поставщику, учреждения здравоохранения не смогут предоставить препарат нуждающимся в нем пациентам, что неизбежно нарушит баланс публичных интересов.
Тем не менее, если нарушение торгов имеет место, но применение последствий недействительности заключенной на торгах сделки невозможно вследствие нарушения таким образом интересов пациентов, участник торгов, права которого нарушены, вправе использовать универсальный способ защиты права – потребовать возмещения убытков.

Рекомендации участникам рынка
Участникам рынка необходимо обратить внимание на то, что судебная практика демонстрирует стойкую тенденцию отказа от аннулирования результатов торгов на поставку лекарственных препаратов, если государственный контракт был заключен и исполнен.
В этой связи в случае необходимости защиты нарушенного права участникам рынка рекомендуется обращаться в суд с иском о возмещении убытков, а не с иском о признании аукциона недействительным. Однако перспективы успешности такого разбирательства должны оцениваться отдельно в каждом конкретном случае.

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 июля 2014 года по делу № А56-80790/2013

Постановление содержит вывод суда в отношении порядка определения остаточного срока годности препарата и порядка начисления неустойки в случае нарушения условий об остаточном сроке годности препарата

Предыстория
Между комитетом по здравоохранению и компанией-поставщиком лекарственных препаратов был заключен государственный контракт.
В государственном контракте помимо иных условий были определены требования к остаточному сроку годности лекарственного препарата.
При приемке товара заказчиком было установлено, что срок годности лекарственного препарата был меньше установленного условиями контракта. Государственный заказчик произвел расчет неустойки за поставку товара ненадлежащего качества и обратился в суд с требованием о взыскании неустойки с поставщика.

Вывод суда
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования.
Суды апелляционной и кассационной инстанции не согласились с выводами суда первой инстанции и отказали в удовлетворении требования государственного заказчика.
Суды апелляционной и кассационной инстанции пришли к выводу, что остаточный срок годности лекарственного средства, являясь параметром срока потребления товара, не может считаться характеристикой качества лекарства. В этой связи суды заключили, что неустойка за нарушение условия о качестве товара в этом случае не подлежит применению.
Далее суды апелляционной и кассационной инстанции указали на механизм расчета остаточного срока годности для целей исполнения государственного контракта. Суды установили, что общий срок годности препарата составлял два года. В товарной накладной на лекарственный препарат было указано, что срок годности препарата истекает 1 февраля 2014 года. Тем не менее, суды установили, что в сертификате соответствия качества препарата был определен срок годности "до 02.2014". Поскольку срок был определен без конкретной даты, а на упаковке была нанесена маркировка о периоде производства "03.2012", суды указали, что общий срок годности препарата исчисляется до последнего числа последнего месяца двухгодичного срока. То есть до 28 февраля 2014 года, а не 1 февраля 2014 года, как было указано в товарной накладной. При таких обстоятельствах, суды апелляционной и кассационной инстанции согласился с доводами поставщика о том, что остаточный срок годности препарата фактически составлял 14 месяцев, что соответствовало условиям контракта.

Рекомендации участникам рынка
При формировании условий государственного контракта государственным заказчикам необходимо включать в контракт специальные положения об ответственности за нарушение условия об остаточном сроке годности препарата. Также государственным заказчикам и участникам рынка необходимо обратить внимание на описанный судами механизм исчисления остаточного срока годности препарата, для исключения спорных ситуаций.


Решение Арбитражного суда Тамбовской области от 31 июля 2014 года по делу № А64-3448/2014

Решение содержит вывод суда в отношении квалификации невозможности подписания государственного контракта по техническим причинам как уклонения от заключения контракта

Предыстория
В середине марта 2014 года комитет государственного заказа опубликовал извещение о проведении открытого аукциона в электронной форме на поставку спазмолитических лекарственных средств. По результатам аукциона победителем была признана региональная компания – поставщик лекарственных препаратов. Оператор электронной площадки направил проект контракта компании-победителю. Однако в установленный в извещении срок компания не направила оператору проект контракта, подписанный усиленной электронной подписью (ЭЦП) уполномоченного должностного лица.
Компания ссылалась на то, что контракт не был подписан по независящим от её воли причинам, так как произошла поломка компьютера и установленного на нем программного обеспечения с электронным ключом (неисправность жесткого диска). Этот факт подтверждался предоставленной компанией копией актов приема-передачи по договору на оказание услуг ИТ аутсорсинга для устранения неполадок (замены жесткого диска с восстановлением информации).
Тем не менее, антимонопольный орган посчитал компанию уклонившейся от заключения государственного контракта и вынес решение о включении сведений о компании, её учредителе и единоличном исполнительном органе в реестр недобросовестных поставщиков. Компания не согласилась с указанным решением и обратилась в арбитражный суд.

Вывод суда
Суд поддержал позицию антимонопольного органа. Суд исходил из того, что до поломки компьютера у компании было три дня на то, чтобы подписать проект контракта. Кроме того, суд отметил, что у компании существовала возможность загрузить установочные файлы программного обеспечения ("КриптоПро"), необходимого для применения ЭЦП (доступны в свободном доступен в сети "Интернет"), на другой компьютер.
Помимо этого, компания не представила суду доказательств, свидетельствующих об извещении заказчика или оператора электронной площадки о проблемах с компьютером и ключом ЭЦП в течение регламентированного срока подписания контракта. При этом предложение компании заключить договор с заказчиком на бумажном носителе было невозможно реализовать, поскольку это привело бы к недействительности контракта (часть 7 и часть 8 статьи 70 Закона № 44-ФЗ).
Таким образом, суд пришел к выводу о недоказанности добросовестности победителя аукциона.

Рекомендации участникам рынка
В подобных ситуациях участникам рынка в случае возникновения технических проблем с оборудованием необходимо немедленно уведомить об этом заказчика и оператора электронной площадки, а также предпринять все возможные действия для своевременного устранения технических неисправностей, чтобы подтвердить свою добросовестность, а также исключить риски, связанные с реестром недобросовестных поставщиков.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 1 августа 2014 года N Ф09-4954/14 по делу N А60-40180/2013

Постановление содержит вывод суда в отношении применения льготной ставки ввозного НДС к линзам для коррекции зрения

Предыстория
Во исполнение внешнеторгового контракта обществом-импортером на территорию РФ были ввезены очковые линзы для коррекции зрения из полимерного материала с покрытием-фильтром.
Таможенному органу были предоставлены регистрационные удостоверения Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, согласно которым очковые линзы для коррекции зрения из полимерного материала с покрытием-фильтром были классифицированы по кодам ОКП 94 8400, 94 8500 Общероссийского классификатора продукции ОК 005-93 (далее - ОК 005-93).
Ввезенный обществом-импортером товар был выпущен в обращение с уплатой НДС по налоговой ставке 18% (то есть без применения льготной ставки).
Полагая, что действия таможенного органа, выразившиеся в отказе в применении льготы по уплате НДС, являются незаконными и нарушающими его права, общество-импортер обратилось в арбитражный суд.

Позиция таможенного органа
Таможенный орган полагал, что у общества-импортера отсутствовало право на применение льготы.
По мнению таможенного органа, законодательством установлено освобождение от уплаты НДС только в отношении таких линз для очков, которые не являются солнцезащитными. В то же время таможенный орган пришел к выводу, что ввезенные импортером линзы, кроме коррекции зрения, выполняют функции защиты глаз от слепящей яркости видимого излучения и от воздействия ультрафиолетового и инфракрасного излучения. В этой связи таможенный орган заключил, что данные линзы относятся к солнцезащитным и льготный НДС к ним не применяется.

Выводы судов

Суды трех инстанций не поддержали доводы таможенного органа.
Суды указали, что Постановлением Правительства РФ от 28 марта 2001 года N 240 утвержден Перечень линз и оправ для очков, реализация которых не подлежит обложению НДС (далее - Перечень). В данный Перечень включены линзы для коррекции зрения с кодом 94 8000 по ОК 005-93.
В соответствии с разделом "Введение" к ОК 005-93 предусмотрено, что на первой ступени классификации ОКП располагаются классы продукции (XX 0000), на второй - подклассы (XX X000), на третьей - группы (XX XX00), на четвертой - подгруппы (XX XXX0) и на пятой - виды продукции (XX XXXX).
Принадлежность конкретной продукции к соответствующей группе этого Перечня определяется на основании описанных выше принципов построения кодов ОКП.
На основании анализа удостоверений Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, суды установили, что обществом был ввезен товар - линзы очковые из полимерных материалов для коррекции зрения, которые классифицированы по кодам ОКП 94 8400 и 94 8500.
Судами было отмечено, что ввезенные обществом очковые линзы для коррекции зрения с кодом ОКП 94 8400 и очковые линзы для коррекции зрения с кодом ОКП 94 8500 являются составной частью включенного в Перечень подкласса "линзы для коррекции зрения" (код ОКП 94 8000).
С учетом изложенного суды пришли к выводам о том, что действия таможенного органа, выразившиеся в отказе в предоставлении льготы по НДС и возврате излишне уплаченного НДС, не соответствовали требованиям действующего законодательства и привели к нарушению прав и законных интересов общества-импортера.

Рекомендации участникам рынка

Участникам рынка необходимо обратить внимание на толкование норм права, данное в рассмотренном случае судами. Выводы судов трех инстанций базировались не на оценочном критерии (наличие/отсутствие фильтра от излучения), а на объективных критериях: наличии регистрационных удостоверений Росздравнадзора на товар (для подтверждения кодов ОКП), и наличии соответствующих кодов ОКП в Перечне линз и оправ для очков, реализация которых не подлежит обложению НДС.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 8 августа 2014 года по делу N А56–23056/2013

Постановление содержит вывод суда в отношении возможности расчета размера упущенной выгоды, если убытки причинены актом недобросовестной конкуренции

Предыстория
Фармацевтическая компания (далее – Компания) зарегистрировала в Роспатенте товарный знак AntiGrippin. Зарегистрированный товарный знак по мнению антимонопольного органа являлся сходным до степени смешения с товарным знаком "Антигриппин" (в силу фонетического и семантического сходства словесных элементов).
Антимонопольный орган посчитал, что Компания приобрела исключительные права на данное словесное обозначение, заведомо зная, что в русской транслитерации оно широко используется российскими фармацевтическими предприятиями в составе наименований выпускаемых ими лекарственных препаратов.
При этом Компания, зарегистрировавшая товарный знак, предъявила предприятиям, использовавшим это обозначение, претензии о нарушении ими исключительных прав Компании. В этой связи ряд участников фармацевтического рынка были вынуждены прекратить операции с лекарственными средствами, при обороте которых использовалось данное обозначение.
На основании анализа указанных обстоятельств антимонопольный орган признал действия Компании актом недобросовестной конкуренции.
Компания обжаловала решение антимонопольного органа, но суды в итоге поддержали позицию антимонопольного органа.
В продолжение данного разбирательства, одно из фармацевтических предприятий, которое было вынуждено приостановить обращение лекарственных средств, обратилось в суд с иском о компенсации убытков, причиненных актом недобросовестной конкуренции со стороны Компании.

Выводы суда
Суд первой инстанции удовлетворил требования предприятия. Суд апелляционной инстанции отменил решение нижестоящего суда. Тем не менее, кассационный суд в целом поддержал позицию суда первой инстанции и вернул дело на новое рассмотрение.
Отменяя решение суда апелляционной инстанции кассационный суд в частности обратил внимание на порядок расчета убытков, причиненных истцу актом недобросовестной конкуренции.
Суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении требования о взыскании убытков, указав на недоказанность размера упущенной выгоды. Тем не менее, кассационный суд не согласился с таким подходом, отметив, что размер упущенной выгоды в любом случае будет носить вероятностный, предположительный характер. Кассационный суд также указал, что невозможность обосновать точный размер упущенной выгоды, не может служить препятствием для восстановления нарушенного права (в ситуации, когда остальные составляющие всей совокупности обстоятельств, являющиеся основанием для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности, являются подтвержденными).
При этом кассационный суд указал, что расчет размера упущенной выгоды на основе стоимости нереализованной продукции должен учитывать, в том числе, сезонную потребность в препаратах, используемых для профилактики и лечения гриппа, размер оптовых цен на нее, а также наличие иных препаратов на рынке.

Рекомендации участникам рынка
Участникам рынка необходимо обратить внимание на развитие практики по частно-правовым искам о возмещении убытков, причиненных антимонопольным нарушением. Если ранее суды скептически подходили к расчету упущенной выгоды в таких случаях, то в последнее время суды более охотно удовлетворяют подобные требования. Тем не менее, участникам рынка необходимо внимательно подходить к расчету размера упущенной выгоды и учитывать все обстоятельства, которые влияют на получение прибыли (например, сезонность продаж, а также каким образом происходила реализация продукции, оптом или в розницу, и т.д.)



Материал подготовлен Марией Борзовой, юридическая фирма «Вегас-Лекс»



Последние статьи