Новости медицины портала Remedium.ru - самая актуальная информация о рынке лекарств и медицинского обеспечения

Пользуетесь ли вы интернетом на работе?





  

Вход на сайт

Авторизоваться
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Вакансии фармкомпанийВакансии

Все вакансии




Реклама


Главная / Медицинская промышленность / Правовая хроника

12.10.2016

Краткий обзор судебной практики в сфере производства и обращения медицинской продукции за май – июль 2016 года


В ежемесячном обзоре проведен анализ судебной практики в сфере производства и обращения медицинской продукции, чтобы помочь специалистам отрасли избежать ошибок при решении сходных проблем.


Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 4 июля 2016 года по делу № А28-11651/2015

Постановление содержит вывод суда о допустимости проведения закупки инсулина по торговому наименованию

Предыстория

В антимонопольный орган поступила жалоба производителя инсулина (далее – Производитель) в связи с проведением Департаментом здравоохранения региона (далее – Департамент здравоохранения) аукциона на поставку инсулина конкретного торгового наименования.

По мнению Производителя, закупка инсулина по торговому наименованию в рамках аукциона не соответствовала требованиям Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее – Закон № 44-ФЗ).

Однако, антимонопольный орган пришел к выводу о допустимости закупки инсулина по торговому наименованию и правомерности выбора Департаментом здравоохранения электронного аукциона как способа закупки.

Не согласившись с решением антимонопольного органа, Производитель обратился в арбитражный суд.

Выводы суда

Суды трех инстанций поддержали позицию антимонопольного органа.

Суды подтвердили, что Закон № 44-ФЗ содержит только два случая, в которых допускается закупка лекарственных препаратов по торговым наименованиям. Первый случай, это закупка лекарственных препаратов, входящих в утверждаемый Правительством РФ специальный перечень препаратов, закупаемых по торговым наименованиям (который на данный момент не утвержден). Второй случай - закупка лекарственных препаратов по жизненным показаниям для конкретного пациента.

Между тем суды отметили, что товар предназначен для пациентов, уже проходящих лечение с использованием инсулина определенного производителя.

В этой связи, суды обратились к толкованию, изложенному в письмах ФАС России от 16 октября 2007 года № АЦ/19080, от 31 октября 2007 года № ИА/20555, от 30 августа 2011 года № АК/33019, письмах Минэкономразвития России № 16811-АП/Д04, Минздравсоцразвития России № 8035-ВС, которые указывают, что различные торговые наименования инсулинов несовместимы между собой и невзаимозаменяемы.

Несмотря на то, что указанные письма содержат разъяснения положений Федерального закона от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" (в настоящее время утратил силу), суды пришли к выводу, что изложенная выше ведомственная позиция может применяться и в настоящее время.

Соглашаясь с допустимостью закупки инсулина по торговому наименованию, суды также отметили, что перевод пациентов на препараты другого производителя может сопровождаться ухудшением течения сахарного диабета и снижением качества жизни больного.

Таким образом, суды заключили, что закупка инсулина осуществлялось в целях достижения максимального результата лечения, и не противоречила требованиям Закона № 44-ФЗ.

Рекомендации участникам рынка

Участникам рынка необходимо обратить внимание на то, что практика закупки инсулинов по торговым наименованиям продолжает оставаться неоднозначной. Ведомственные разъяснения, выпущенные в разное время, могут содержать различное толкование. Так, в частности, Письмо ФАС России от 6 июня 2016 года № СП/40637/16 говорит об отсутствии оснований для закупки инсулинов по торговым наименованиям при проведении закупки в форме электронного аукциона. В этой связи мы рекомендуем регулярно отслеживать развитие соответствующей административной и судебной практики в целях оценки рисков.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13 июля 2016 года по делу № А07-25778/2015

Постановление содержит вывод суда о тех случаях, когда установление заказчиком требований о совместимости первичной упаковки инсулина со шприц-ручками конкретного производителя является допустимым

Предыстория

Государственное казенное учреждение (далее - Учреждение) разместило извещение о закупке инсулина для оказания амбулаторно-поликлинической помощи отдельным категориями граждан. Одним из требований к предмету закупки являлась совместимость первичной упаковки инсулина (картриджей) с имеющимися у пациентов шприц-ручками конкретного производителя.

В антимонопольный орган поступила жалоба на соответствующие требования документации о закупке. Антимонопольный орган сделал вывод о нарушении Учреждением требований Закона № 44-ФЗ, поскольку закупочная документация не содержала указания на возможность поставки товара в эквивалентной упаковке.

Учреждение, не согласившись с вынесенным решением, обратилось в арбитражный суд.

Выводы суда

Суды трех инстанций поддержали доводы Учреждения.

Учреждение аргументировало свою позицию тем, что закупаемый инсулин был предназначен для пациентов, уже использующих для введения препарата шприц-ручки конкретного производителя. Учреждение также указало на то, что срок действия указанных шприц-ручек составляет шесть лет. При этом, лекарственный препарат закупается для пациентов каждые полгода. В этой связи Учреждение настаивало на том, что иная формулировка требований к объекту закупки могла привести к поставке препарата, не соответствующего потребности заказчика и пациентов.

Суды согласились с указанными доводами Учреждения, а также доводами о том, что для инсулина каждого производителя используется оригинальная шприц-ручка, совместимая с картриджем только данного производителя.

Учитывая изложенное, суды пришли к выводу, что требование о совместимости первичной упаковки препарата и шприц-ручек отвечало потребностям Учреждения. Суды также признали неподтвержденным факт ограничения количества участников закупки в связи с установлением требований к первичной упаковке препарата.

Рекомендации участникам рынка

Участникам рынка необходимо обратить внимание на то, что практика включения в документацию о закупке требований о совместимости упаковки закупаемого инсулина со шприц-ручками конкретного производителя остается неоднозначной. Например, ФАС России в Письме от 9 июня 2015 года № АК/28644/15 отмечает, что об ограничении конкуренции может свидетельствовать закупка лекарственных препаратов (например, инсулинов) в форме выпуска "картридж", без возможности поставки аналогичных инсулинов в картриджах, совместимых с иными шприц-ручками (при условии безвозмездной поставки таких шприц-ручек). В этой связи мы рекомендуем регулярно отслеживать развитие соответствующей административной и судебной практики в целях оценки рисков.

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 3 июня 2016 года № 305-ЭС16-4983

Постановление содержит вывод суда о допустимости отстранения от закупки участника, предложившего товар в единицах измерения, отличных от аукционной документации

Предыстория

Министерством здравоохранения Российской Федерации (далее – Минздрав России) было размещено извещение о проведении аукциона на поставку вакцины для профилактики вирусного гепатита В.

Общество - фармацевтический дистрибьютор (далее - Общество) подало заявку с предложением поставить товар в единицах измерения "упаковки", в то время как аукционная документация содержала единицы измерения "тыс.доз".

Минздрав России признал заявку Общества не соответствующей требованиям аукционной документации и отказал Обществу в допуске к участию в аукционе.

Общество обратилось в антимонопольный орган с жалобой на действия Минздрава России. Антимонопольный орган признал жалобу обоснованной.

Не согласившись с решением антимонопольного органа, Минздрав России обратился в арбитражный суд.

Выводы суда

Суды всех инстанций поддержали позицию Минздрава России и признали отказ в допуске Общества к участию в аукционе законным и обоснованным.

Суды установили, что согласно Методическим указаниям МУ 3.3.2.1172-02, утвержденным Главным государственным санитарным врачом РФ 14 ноября 2002 года, заявка получателей вакцин формируется в единицах измерения "тыс.доз". Таким образом, при разработке аукционной документации расчет начальной (максимальной) цены контракта (далее - НМЦК) также осуществляется в единицах измерения - "тыс. доз".

Минздрав России также отметил что, если поменять практику закупки с единицы измерения - "тыс. доз" на единицу измерения "упаковки", расчет НМЦК должен быть произведен из расчета цены за упаковку. Между тем, упаковки комплектуются каждым производителем различным количеством доз, следовательно, НМЦК в таком случае рассчитать невозможно. При этом, принятие за единицу расчета одной упаковки с конкретным количеством доз, создаст риски ограничения конкуренции на торгах.

Таким образом, суды заключили, что признание заявки Общества не соответствующей требованиям аукционной документации являлось правомерным.

Рекомендации участникам рынка

Участникам рынка необходимо обратить внимание на то, что на практике суды могут признавать правомерным установление дополнительных требований к предмету закупки, если такие требования вызваны объективными факторами. Между тем, обращаем внимание, что практика ФАС России по сходим вопросам может складываться не в пользу заказчиков.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 7 июля 2016 года по делу № А56-58960/2015

Постановление содержит вывод суда о недопустимости отказа в применении таможенных льгот, если ввозится разобранное медицинское изделие

Предыстория

Импортер медицинского оборудования (далее – Импортер) перевозил разобранное медицинское изделие. При этом, различные детали медицинского изделия были упакованы в отдельные контейнеры. Так как медицинское изделие входило в перечень важнейшей и жизненно необходимой медицинской техники, Импортер заявил о применении льготы по уплате ввозного НДС.

После выпуска медицинского изделия в оборот таможенный орган провел камеральную проверку по вопросу предоставления льгот. По итогам проверки таможенный орган пришел к выводу, что совместно с импортированным медицинским изделием был задекларирован также иной товар (интродьюсер, толкатель, баллонный катетер), не поименованный в регистрационном удостоверении. Таким образом, таможенный орган заключил, что представленное Импортером регистрационное удостоверение не распространялось на весь ввезенный товар.

По результатам проверки в адрес Импортера были направлены требования об уплате НДС и пеней. Не согласившись с выводами таможенного органа, Импортер обратился в арбитражный суд.

Выводы суда

Суды трех инстанций признали решение таможенного органа и выставленные на его основании требования недействительными.

Суды отклонили ссылку таможенного органа на разъяснения Росздравнадзора от 28 августа 2007 года № 04-16491/07 "О регистрации изделий медицинского назначения", согласно которым при указании в регистрационном удостоверении терминов "в составе" или "в комплекте" при таможенном оформлении должны быть представлены все указанные в регистрационном удостоверении составляющие медицинского изделия.

На основании анализа инструкции по использованию заявленного к таможенному оформлению товара, а также анализа дополнения к дистрибьютерскому соглашению и письма производителя товара, суды установили, что упомянутые интродьюсер, толкатель и баллонный катетер являлись неотъемлемыми частями импортированного медицинского изделия.

Суды также установили, что указанные составные части не были задекларированы и не ввозились как самостоятельный товар. В графе 31 деклараций на товар Импортер прямо указал, что медицинское изделие состоит из интродьюсера, толкателя и баллонного катетера, а для удобства транспортировки и сохранности изделия перевозится в разобранном виде.

Таким образом, суды подтвердили, что ввозимый Обществом товар являлся единым и неделимым, а представленное Импортером регистрационное удостоверение распространялось на весь ввезенный товар.

Рекомендации участникам рынка

Участникам рынка необходимо обратить внимание на то, что любые расхождения между данными регистрационного удостоверения и сопроводительными документами на импортируемые медицинские изделия могут порождать дополнительные вопросы со стороны таможенного органа. Для минимизации соответствующих рисков, мы рекомендуем на стадии заключения договора на поставку товара максимально внимательно подойти к описанию медицинского изделия и его неотъемлемых составных частей, для целей идентификации товара как единого и неделимого.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 4 июля 2016 года по делу № А19-15739/2015

Постановление содержит вывод суда в отношении оснований для отклонения аукционной заявки на поставку иностранного медицинского изделия при применении формулы "третий лишний"

Предыстория

Региональным Министерством по регулированию контрактной системы в сфере закупок (далее – Министерство) были проведены три электронных аукциона на поставку компьютерных томографов.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 5 февраля 2015 года № 102 "Об установлении ограничения допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Постановление № 102) в аукционную документацию было включено условие об ограничении допуска иностранных медицинских изделий к государственным торгам. При этом, на участие в каждом аукционе было подано более пяти заявок.

Один из поставщиков (далее – Поставщик) принял участие в указанных выше аукционах и предложил к поставке томограф, страной происхождения которого являлась Германия. Однако, Министерство отклонило заявки Поставщика на основании пункта 1 части 6 статьи 69 закона № 44-ФЗ в связи с тем, что представленная Поставщиком информация о стране происхождения товара (Германия) не соответствовала требованиям аукционной документации. В частности, Поставщиком не был представлен сертификат формы СТ-1 на соответствующий товар.

Поставщик, полагая, что названные решения Министерства не соответствуют закону и нарушают его права, обратился в арбитражный суд.

Выводы суда

Суд первой инстанции отказал Поставщику в удовлетворении заявленных требований. Однако, суды апелляционной и кассационной инстанций признали Министерство нарушившим требования законодательства о закупках.

Министерство в обоснование правомерности своих действий, указало, что в Законе № 44-ФЗ отсутствуют формулировки, позволяющие ограничить допуск участника к закупке ввиду применения формулы "третий лишний". Также Министерство отметило, что функционал электронной площадки ограничен и не позволяет организатору торгов признать заявку соответствующей документации, но указать на ее отклонение в порядке применения Постановления № 102. В этой связи Министерство настаивало, что, исполняя требования Постановления № 102, оно могло отклонить завивку Поставщика только на основании пункта 1 части 6 статьи 69 Закона № 44-ФЗ.

Однако, апелляционный и кассационный суды сделали вывод, что Поставщик, предлагая к поставке товар, происходящий из Германии, не должен был предоставлять сертификат формы СТ-1. При этом апелляционный и кассационный суды также установили, что заявка Поставщика соответствовала требованиям аукционной документации.

В этой связи отклонение заявки Поставщика на основании пункта 1 части 6 статьи 69 Закона № 44-ФЗ было признано судами апелляционной и кассационной инстанции неправомерным.

Помимо этого, апелляционный и кассационный суды пришли к выводу, что отсутствие в Законе № 44-ФЗ конкретных норм, позволяющих отклонить заявку участника в виду применения формулы "третий лишний", а также ограничения функционала электронной площадки, не означают возможность принятия решения о несоответствии представленной заявки требованиям Закона № 44-ФЗ и аукционной документации.

Рекомендации участникам рынка

Участникам рынка необходимо обратить внимание на то, что процедурно Постановление № 102 не идеально состыковано с Законом № 44-ФЗ. Это порождает ряд спорных ситуаций на практике, аналогичных ситуации, рассмотренной выше. В этой связи обращаем внимание на то, что ведется обсуждение возможных изменений в действующее регулирование для устранения существующего противоречия между императивными нормами Закона № 44-ФЗ и подзаконными актами, устанавливающими правило "третий лишний".

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 26 мая 2016 года № 305-ЭС16-2399

Постановление содержит вывод суда о том, что режим эксклюзивности данных не подлежит применению к информации, опубликованной в открытых источниках

Предыстория

Оригинальный препарат для лечения ремитирующего рассеянного склероза, с МНН финголимод, был зарегистрирован и выведен на российский рынок международной компанией - разработчиком (далее – Разработчик оригинального препарата).

В 2014 году российская компания (далее – Производитель дженерика) зарегистрировала воспроизведенный препарат с МНН финголимод по ускоренной процедуре. Для подтверждения эффективности воспроизведенного препарата Производитель дженерика ссылался на данные клинических исследований оригинального препарата, содержащиеся в научных статьях, опубликованных в специализированных печатных изданиях.

Разработчик оригинального препарата обратился с иском в арбитражный суд, полагая, что Производителем дженерика был нарушен режим эксклюзивности данных оригинального препарата.

Выводы суда

Верховный Суд РФ поставил точку в споре о применении режима эксклюзивности данных к открытым публикациям.

Верховный Суд РФ подтвердил, что запрет на использование данных о результатах доклинических и клинических исследований оригинального препарата не касается информации, опубликованной в специализированных печатных изданиях.

При этом позиция нижестоящих судов не была однозначной.

Так, суд апелляционной инстанции, указал, что защищенной является любая информация о доклинических и клинических исследованиях оригинального препарата, и ее использование невозможно без согласия разработчика.

Суд по интеллектуальным правам, отменяя постановление суда апелляционной инстанции и оставляя в силе решение суда первой инстанции, иначе истолковал данный запрет.

По мнению Суда по интеллектуальным правам, режим эксклюзивности данных установлен только в отношении той информации, которая была непосредственно представлена заявителем для государственной регистрации оригинального препарата. Иное толкование, по мнению Суда по интеллектуальным правам, приводило бы к невозможности применения правил о регистрации лекарственных средств в упрощенном порядке.

Рекомендации участникам рынка

Участникам рынка необходимо обратить внимание на то, что ограничительное толкование нормы об эксклюзивности данных было подтверждено на уровне Верховного Суда РФ. Указанное толкование в целом может соответствовать буквальному прочтению положений Соглашения ТРИПС, однако расходится с правовой моделью эксклюзивности данных, которая существует в странах ЕС и США.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 июля 2016 года по делу № А40-24096/16

Постановление содержит вывод суда о недопустимости отказа в регистрации предельной отпускной цены препарата по формальным основаниям, не предусмотренным действующим регулированием

Предыстория

В сентябре 2015 года производитель лекарственных препаратов (далее – Заявитель) обратился в Минздрав России с заявлением о перерегистрации предельных отпускных цен на препараты, включенные в Перечень жизненно-необходимых и важных лекарственных препаратов (далее - ЖНВЛП).

В соответствии с Правилами государственной регистрации и перерегистрации предельных отпускных цен, утвержденными Постановлением Правительства от 29 октября 2010 года № 865 (далее - Правила), Минздрав России направил представленные Заявителем документы в ФАС России на согласование.

Решением антимонопольного органа Заявителю было отказано в согласовании предельных отпускных цен, на основании чего Минздравом России также было принято решение об отказе в перерегистрации цен.

Впоследствии антимонопольный орган отменил свое решение об отказе в связи с допущенной технической ошибкой, и принял новое решение о согласовании предельных отпускных цен в пользу Заявителя.

Заявитель трижды после вынесения антимонопольным органом нового решения обращался в Минздрав России с заявлением о перерегистрации предельных отпускных цен. Тем не менее, Минздрав России не нашел правовых оснований для изменения своего решения об отказе в перерегистрации цен и отказал Заявителю в изменении ранее вынесенного решения.

Данные обстоятельства явились основанием для обращения Заявителя в суд.

Выводы суда

Суды первой и апелляционной инстанции поддержали позицию Заявителя.

При оценке повторного обращения Заявителя о перерегистрации цен, суды не выявили ни одного из оснований для отказа в перерегистрации, установленного Правилами.

Учитывая изменение решения антимонопольного органа о согласовании цен, суды заключили, что у Минздрава России также возникла обязанность пересмотра ранее принятого решения.

Таким образом, суды признали бездействие со стороны Минздрава России незаконным и необоснованным. Суды также отметили, что права Заявителя не могут быть восстановлены каким-либо иным образом, так как, согласно Правилам, перерегистрация цены осуществляется не чаще 1 раза в календарном году.

Рекомендации участникам рынка

Участникам рынка необходимо обратить внимание на то, что в случае негативного толкования регуляторного пробела со стороны государственных органов, бездействие государственного органа может быть обжаловано в судебном порядке.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 июля 2016 года № 09АП-29698/2016 по делу № А40-26864/16

Постановление содержит вывод суда о допустимости сравнения предельных отпускных цен на препараты в различных лекарственных формах

Предыстория

Российский химико-фармацевтический завод обратился в Минздрав России с заявлением о регистрации предельной отпускной цены на лекарственный препарат с МНН клотримазол (суппозитории вагинальные).

При этом, лекарственный препарат с МНН клотримазол (суппозитории вагинальные) являлся препаратом иностранного производства (Республика Молдова), а российский химико-фармацевтический завод (далее - Завод) осуществлял вторичную упаковку и выпускающий контроль качества.

При рассмотрении заявления на регистрацию цены было установлено, что предлагаемая Заводом предельная отпускная цена превышала цену на лекарственный препарат с МНН клотримазол в иной лекарственной форме (таблетки вагинальные), зарегистрированную иным производителем (Польша).

Минздрав России отказал Заводу в государственной регистрации предельной отпускной цены. Впоследствии Завод снова обратился с заявлением о регистрации цены, однако Минздрав России повторно отказал в регистрации.

Не согласившись с действиями Минздрава России, Завод обратился в арбитражный суд с иском о признании неправомерным первого из вынесенных решений.

Выводы суда

Суд первой инстанции поддержал доводы Завода. Однако, апелляционный суд поддержал позицию Минздрава России и отказал Заводу в удовлетворении требований.

Апелляционный суд посчитал, что в нарушение положений статьи 10 ГК РФ, Завод, заявив о регистрации завышенной предельной отпускной цены, злоупотребил своим правом, так как необоснованный рост цен на ЖНВЛП ведет к снижению доступности препаратов для граждан.

Антимонопольный орган при проведении экономического анализа отпускной цены установил, что заявленная Заводом предельная отпускная цена превышает максимальную зарегистрированную цену на аналогичный лекарственный препарат. Таким препаратом в рассматриваемом случае был признан лекарственный препарат с МНН клотримазол в лекарственной форме таблетки вагинальные, произведенный иностранным производителем (Польша).

Указанный вывод был связан в том числе с тем, что при проведении экспертизы лекарственного препарата (на стадии его регистрации) экспертное учреждение Минздрава России проводило сравнение клинических данных препарата с МНН клотримазол (суппозитории вагинальные) с клиническими данными препарата с МНН клотримазол (таблетки вагинальные).

На основании изложенного, апелляционный суд подтвердил вывод антимонопольного органа об аналогичности лекарственных препаратов для целей сравнения предельных цен и заключил, что решение Минздрава России было принято с учетом решения ФАС России, в пределах предоставленных полномочий.

Рекомендации участникам рынка

Участникам рынка необходимо обратить внимание на то, что с точки зрения обеспечения единообразия правоприменительной практики данное решение суда является спорным. В данном деле вывод об аналогичности лекарственных форм был сделан без проведения отдельной экспертизы на основании данных экспертного учреждения, не содержащих прямую оценку эквивалентности лекарственных форм. В этой связи мы не исключаем возможность дальнейшего обжалования данного решения суда и рекомендуем отслеживать развитие практики по данному делу.

Определение Верховного Суда Российской Федерации Арбитражного суда Волго-вятского округа от 7 июня 2016 года № 301-КГ16-5280 по делу № А43-14334/2015

Постановление содержит вывод суда в отношении оценки региональной практики назначения единственного поставщика как неправомерной

Предыстория

Правительство Нижегородской области приняло постановление от 17 декабря 2014 года № 891 (далее - Постановление № 891), которым одному из областных государственных предприятий была предоставлена возможность участия в торгах на поставку лекарственных препаратов и медицинских изделий в качестве единственного поставщика.

Посчитав, что Постановлением № 891 Правительство Нижегородской области предоставило государственному предприятию исключительные полномочия, которые обеспечивают данному субъекту необоснованные преимущества, антимонопольный орган признал Правительство Нижегородской области нарушившим законодательство.

Правительство Нижегородской области не согласилось с решением антимонопольного органа и обратилось в арбитражный суд.

Выводы суда

Верховный Суд Российской Федерации вслед за нижестоящими судами подтвердил законность и обоснованность решения антимонопольного органа.

На этапе разбирательства суды установили, что государственный заказчик вправе заключить контракт с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем) на основании пункта 6 части 1 статьи 93 Закона № 44-ФЗ.

Однако, суды пришли к выводу о том, что назначенное единственным поставщиком областное государственное предприятие не являлось подведомственным органу исполнительной власти государственным учреждением, которое в силу возложенных на него полномочий могло оказывать услуги, связанные с лекарственным обеспечением.

Кроме того, в рамках разбирательства не были представлены какие-либо законодательные акты Нижегородской области, предоставляющие областному государственному предприятию исключительные полномочия на оказание подобных услуг.

На основании изложенного суды отказали Правительству Нижегородской области в удовлетворении заявленных требований.

Рекомендации участникам рынка

Участникам рынка необходимо обратить внимание на то, что в данном деле Верховный Суд РФ подтвердил незаконность назначения единственного поставщика постановлением регионального органа исполнительной власти. В то же время данное решение было вынесено по формальным основаниям и не содержит толкования норм о правомерности назначении единственного поставщика по существу. В этой связи мы рекомендуем в дальнейшем отслеживать развитие судебной и административной практики по вопросам назначения единственных поставщиков в целях оценки возможных рисков.

Материал подготовлен Марией Борзовой и Анастасией Чередовой, юридическая фирма "Вегас-Лекс"




Ключевые слова: промышленность медицинских изделий, фармацевтическая промышленность, судебные решения, арбитражный суд, медицинская продукция, третий лишний, формирование закупочной документации, техническая ошибка, описание объекта закупки, защита клинических исследован

Последние статьи

Мероприятия

     2017
Пред. год | След. год →

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3


Подписка

Реклама



Для смартфона