Светлана КОНОНОВА: «Новые законы должны издаваться с большим вниманием к тем, кому придется их исполнять»

 6254

Светлана КОНОНОВА: «Новые законы должны издаваться с большим вниманием к тем, кому придется их исполнять»
В июне «Нижегородская Ассоциация фармацевтов» провела научную конференцию, которая была посвящена вопросу госрегулированию цен на ЖНВЛС. Свои соображения о законодательных новшествах в этой сфере  высказали руководство Ассоциации, представители власти, игроки фармрынка. После завершения мероприятия развернутым взглядом на данную проблему с «РА» поделилась глава правления «Нижегородской Ассоциации фармацевтов», декан фармацевтического факультета и зав. кафедрой управления и экономики фармации и фармацевтической технологии Нижегородской государственной медицинской академии, член-корреспондент РАЕН и  Светлана Кононова.

- Светлана Владимировна, какие бы Вы выделили положительные и отрицательные в стороны в нововведенной системе регулирования цен на ЖНВЛС? Начнем с плюсов.

- Во-первых, я считаю, что введением регулирования цен на ЖНВЛС государственные органы и Правительство РФ достигли частичного уменьшения социальной напряженности, поскольку население долго ждало мер по снижению стоимости лекарств. Во-вторых, это шаг в сторону рационального использования финансовых средств, затрачиваемых государством на лекарственную помощь. Правда, этот положительный момент пока имеет неявный характер. Дело в том, что, несмотря на установление новых цен на лекарства, ЛПУ сегодня работают еще по государственным контрактам, заключенным до вступления в силу нормативных документов по ценообразованию. Поэтому в них стоимость многих препаратов сегодня гораздо выше, той, что установлена в соответствии с зарегистрированными ценами и перечнем ЖНВЛС. То есть говорить об осязаемом эффекте от госрегулирования цен мы сможем, когда закончатся те самые госконтракты, по которым работает сегодня лечебно-профилактическая сеть. Ну, и, в-третьих, госрегулирование цен на ЖНВЛС вынуждает аптеки мобилизовать дополнительные, неценовые ресурсы для удержания клиентов, повышать уровень сервиса. То есть усиливает конкурентную борьбу. Правда, у этой медали есть и обратная сторона, которую, скорее, следует отнести к минусам ценовой реформы.

- И что же это за «обратная сторона»?

- Когда ужесточение конкуренции между аптеками идет не за счет рыночных механизмов, а за счет вмешательства государства, это всегда таит очевидную опасность для рынка.

- Какие еще негативные последствия у госрегулирования цен?

- Снижение предпринимательской активности. В том плане, что сегодня, прежде чем открыть новую аптеку, предпринимателю 10 раз нужно взвесить свое решение. Кроме того, аптеки, которые уже действуют на аптечном рынке, опасаются расширять свой ассортимент из-за страха неведения того, что случится завтра. Отсюда – неизбежный риск разрастания дефектуры в аптеках. Замечу, что эта проблема остро стоит уже сегодня, причем считать виноватыми в этом фармацевтических работников нельзя. Например, на практике наблюдается ситуация, когда лекарственный препарат есть, но реализовать его «технически» невозможно, потому что на него попросту не зарегистрирована цена. Или же зарегистрирована цена на одну форму, а в перечне ЖНВЛС указана другая форма лекарства. Вообще, несоответствие перечня ЖНВЛС перечню зарегистрированных цен – одна из главных проблем, с которыми сегодня на практике сталкиваются аптечные организации.

- Это самые серьезные «издержки» реформы ценообразования?

- Нет, пожалуй, самый большой минус – это снижение финансово-экономической устойчивости субъектов фармацевтической деятельности. Некоторые руководители фармотрасли полагают, что доля финансовых потерь аптек от госрегулирования цен будет незначительной. Но я думаю, что это не так, ведь для многих увеличение убытков даже на 5% - уже катастрофа. Прежде всего, для предприятий, в ассортименте которых препараты из перечня ЖНВЛС имеют очень большой удельный вес. При этом у меня есть большие опасения, что динамика снижения финансово-экономической устойчивости фармпредприятий не остановится на сегодняшнем уровне. Переоценка цен на лекарства, отвлечение средств из оборота никак не способствуют стабильности фармпредприятий. Особенно тревожит первый пункт. Дело в том, что налоговые инспекции пока не в курсе произошедшей в аптеках переоценки «дореформенных» цен на ЖНВЛС. Чем это может закончиться, неизвестно. Об этом узнают наши субъекты хозяйственной деятельности, когда буду сдавать отчеты. А ведь в учетной политике аптек не прописано, что они проводят переоценку ценностей и относят это на издержки обращения.

- Каков же, по Вашему, выход из этой ситуации?

-  Целесообразно было бы в государственном масштабе издать документ, предписывающий ввести переоценку ЖНВЛС на 1 апреля 2010 г. (крайний срок, к которому, согласно новым законам должна была закончиться регистрация цен на ЖНВЛС – «РА»). Тогда уже на полном законном основании эти расходы можно было бы отнести на издержки обращения. И тем самым вполне легально занизить прибыли организаций.

- Светлана Владимировна, а какова ассортиментная структура большинства нижегородских аптек? Есть ли в этой структуре резервы для повышения рентабельности и снижения тех скрытых экономических угроз, о которых Вы говорили выше?

- Лекарственные препараты в ассортименте аптек Нижегородской области сегодня занимают порядка 40-65%, парафармацевтика – 20-40%, косметические средства – 15-20%. При этом во многих нижегородских аптеках на ЖНВЛС приходится почти 60% ассортимента. Из-за жесткого регулирования цен этот ассортимент пока идет в убыток. Вы скажете, что в аптечных предприятиях Нижегородской области остается 40%-60% товаров, цены на которые никак не регулируются? Однако не забывайте, косметических салонов и магазинов, торгующих нелекарственными товарами, вокруг каждой аптеки - море. И конкурировать с ними аптечным предприятиям очень трудно. С моей точки зрения, аптека никогда существенно не увеличит свои экономические показатели за счет продажи той же косметики.

- Тут нельзя не вспомнить, что в отношении цен на лекарства, не входящие в список ЖНВЛС, на изделия медицинского назначения также существуют предельные торговые надбавки, устанавливаемые на региональном уровне…


- Полагаю, ситуация заметно улучшится после отмены лимитирования наценок на ассортимент лекарств и изделий медицинского назначения, не входящий в Перечень. Напомню в связи с этим, что в новом Законе «О лекарственном обращении» речь идет о регулировании цен только на ЖНВЛС. Так что остается дождаться сентября, когда Закон вступит в силу.

- В сентябре-октябре прошлого года сотрудники «Нижегородской фармацевтической Ассоциации» делали прогнозы относительно последствий принятого закона о регулировании цен. Очень интересно их еще раз вспомнить, чтобы выяснить – какие из них подтвердились, а какие нет?


Мы говорили, что ожидания многих потребителей не оправдаются. И они не оправдались. Мы высказали опасение, что изменится ассортимент лекарственных препаратов. И он действительно изменился с точки зрения фактического наличия и дефектуры. Мы прогнозировали увеличение затрат субъектов фармацевтической деятельности. Но мы даже не предполагали, в какой объем это может вылиться, хотя ожидали этого увеличения, потому что подобные ценовые переходы всегда связан с определенными затратами. Следующий прогноз - рост количества проверок. Этот наш отрицательный прогноз оправдался с точностью до 100,1%, потому что интенсивность проверок, которая сегодня выпадает на аптечные организации, в последний раз имела место во времена существования Советского Союза.

- Как Вы оцениваете в сложившейся ситуации работу специалистов контролирующих органов?

-  Весьма актуальный и интересный вопрос. На сегодняшний момент специалисты контролирующих органов допускают в своей работе элементы субъективизма. К великому сожалению, профессионализм сотрудников этих учреждений оставляет желать лучшего. Не спорю, они профессионалы с точки зрения методологии проведения проверок, но это, по большей части, не профессионалы-провизоры, не профессионалы-врачи и т.д. Они не всегда понимают специфику работу фармпредприятий, а объяснить эту специфику контролирующему органу бывает очень сложно. Часто получается, что хозяйствующие субъекты фармрынка фактически остаются один на один с новыми нормативными документами.

Консультировать же их никто не собирается: одни говорят, что не положено по статусу, другие не хотят, третьи не умеют. Я с большой благодарностью отношусь к специалистам Министерства экономики и департамента цен, потому что это, наверное, единственная организация, которая индивидуально консультировала наших руководителей. Ее специалисты приходили и на нашу конференцию, когда мы их приглашали. Они не боялись показать нам, что они не знают каких-то наших вопросов глубоко. Хорошо, что есть такие люди, которые и хотят, и умеют, и не боятся консультировать.

- Вы рассказали о пессимистических прогнозах, которые делались Вашей ассоциацией, и, увы, во многом сбылись. Но ведь были и положительные прогнозы?

- Да, мы говорили о том, что часть населения будет удовлетворена новой ситуацией с ценами на ЖНВЛС. Частично мы оказались правы – отсюда, собственно и снижение социальной напряженности, про которое я уже говорила. Далее мы предрекали сокращение роста цен. Действительно, темп роста в апреле этого года был не такой, как год назад. Сокращение есть, это объективно. Мы говорили также о снижении роста расходов ЛПУ по перечню ЖНВЛС. Но это, как я отмечала, мы почувствуем позже, после истечения сроков старых контрактов на закупку медикаментов.

- Подведем итог. Что необходимо для того, чтобы госрегулирование цен на ЖНВЛС не стало для аптек невыносимым бременем?

- Во-первых, необходимо привести в соответствие регистрацию цен и сам Перечень ЖНВЛС, изменить систему проверок, издать соответствующий документ с тем, чтобы снизить экономические риски фармацевтических организаций. И обязательно сделать так, чтобы нормативные документы издавались с большим вниманием к тем, кому придется их исполнять.

Многосторонний взгляд

Участники нижегородского фармацевтического рынка о реформе цен на ЖНВЛС и ее первых итогах.
Министр экономики Нижегородской области Геннадий Баландин.
 - Сегодня каждый гражданин может проверить правильность установленной цены. В каждой аптеке должна присутствовать информация о предельных розничных ценах на ЖНВЛС, то есть тех цен, выше которых аптека не может продавать.

Начальник отдела лекарственного обеспечения и фармацевтической деятельности министерства здравоохранения Нижегородской области Наталья Очекурова.
- По результатам мониторинга за первую неделю розничные цены на ЖНВЛС снизились на 0,37%, а на лекарства, не относящиеся к ЖНВЛС – на 0,15%. Конечно, рядовой потребитель такого колоссального результата просто не заметил. Тем более, что никаких глобальных изменений на фармрынке с внедрением нового закона произойти не могло, т.к. госрегулирование цен существовало и ранее. В каждом регионе утверждена предельно допустимая величина надбавки на цену лекарств в розничной продаже. В Нижегородской области эта величина была установлена ещё в 90-х годах прошлого века и составляет 30% от цены поставки. Причем в условиях конкуренции участники рынка вынуждены держать цены ниже, чем позволяет закон, и большинство не «выбирало» предельно допустимые проценты.

Гендиректор ЗАО «Аптечная сеть ПиК НН» Герман Князев.
- Государственное регулирование в этой сфере необходимо. Но не требуется изобретать велосипед: в мире уже давно действуют механизмы, позволяющие держать цены под контролем. Государственное регулирование должно на сто процентов работать в областях, связанных с госзакупками, например, в системе ДЛО - дополнительного лекарственного обеспечения льготных категорий населения. Во всём мире принята практика широкого привлечения страховых компаний как естественных фильтров, препятствующих повышению цен. У нас же в обязательное медицинское страхование не входят лекарства, которые пациент покупает сам по рецепту врача. А о добровольном медицинском страховании пока говорить не приходится в силу его малой распространённости.

В развитых странах по страховому принципу работают не только медицинские, но и аптечные учреждения. Страховая компания оплачивает качественное лечение пациента аптеке, если цена на препарат не выше некого установленного уровня. Таким образом, в программах страхования участвуют учреждения, которые могут предложить достаточно низкие цены на лекарства. И здесь начинается конкуренция производителей: кто сможет предложить товар дешевле. Правда, я не исключаю, что если такой подход применить в России на данном этапе, то рынок наводнят дешёвые препараты сомнительного качества. Такое уже было с системой ДЛО: многие льготники предпочли лекарствам деньги именно потому, что вместо эффективных импортных препаратов стали получать аналоги отечественного производства. Все упирается в неразвитость отечественного фармпрома. Существуют несколько предприятий, которые выпускают качественные препараты, но они не делают погоду на рынке.

Если говорить об ожидаемом снижении стоимости лекарств, то цену в конечном итоге определяют не аптеки, имеющие ограниченные надбавки, а производители препаратов. Из 6000 наименований примерно на 500 закупочная цена несколько снизилась, а на большую часть либо осталась прежней, либо даже повысилась. Считаю, что препараты зарегистрированы по изначально завышенным ценам. Но почему так произошло, судить не берусь. На данный момент аптеки продают лекарства с меньшей наценкой, чем позволено по закону. Не исключено, что когда-нибудь они воспользуются предоставленным правом и «выберут» всю возможную надбавку.

Вообще же, по-моему, в рамках контроля над ценами надо сместить акценты с розничной торговли препаратами на их производство. Во всем мире именно производитель находится под неусыпным контролем государства и его надзорных органов. У нас же в сфере особо пристального внимания оказались аптеки. Практика показывает, что это не самый эффективный подход.

Гендиректор ОАО «Нижфарм», вице-президент группы компаний Stada Дмитрий Ефимов.

- В такой социально значимой отрасли, как фармация, без государственного вмешательства не обойтись. Регулирование затронет не только производителей, но и дистрибьюторов, и розничную сеть. Разумеется, рентабельность снизится по всей названной цепочке. Это вынужденная, но необходимая мера. Хотелось бы только, чтобы реализация данного закона осуществлялась без перегибов, чтобы российский производитель не лишался прибыли, едва начав развиваться. К сожалению, доля продукции российского производителя на отечественном фармрынке не превышает 25% в денежном выражении. Если считать по количеству упаковок, то ситуация выглядит несколько лучше, хотя общая тенденция не меняется.

Причин у такой ситуации несколько. Основная, на мой взгляд, состоит в том, что ассортимент производимой продукции во многом устарел. У нас до сих пор выпускаются советские дженерики, не соответствующие современному уровню развития фармакологии. Могу сказать, что у этих препаратов нет ни единого шанса пройти регистрацию в Европе. В состав некоторых таблеток входят даже опасные для здоровья компоненты или недопустимые – по современным мировым стандартам лечения – их комбинации. В России эти, с позволения сказать, лекарства востребованы в силу безграмотности пациентов, привыкших лечиться самостоятельно, или сложившейся годами привычки. Немаловажным фактором является и низкая цена. Вторая важнейшая причина, тормозящая развитие конкурентоспособности отечественной фармацевтической промышленности – невысокий уровень качества производственных мощностей. Условия производства на многих предприятиях не гарантируют постоянства выпуска качественной продукции. Многие предприятия, оставшиеся с советских времён, в значительной доле работают на оборудовании прошлого века.


Ключевые слова: законы о ЛС ЖНВЛС ЛПУ

Специалистам здравоохранения