Обобщенный портрет пациента, занимающегося самолечением

 11872

Обобщенный портрет пациента, занимающегося самолечением
В настоящее время в России значительно вырос интерес к проблеме эффективности методов медицинского вмешательства: проводятся фармакоэкономические исследования, разрабатываются формуляры и стандарты [1].

Однако за рамками подобных работ остаются вопросы приверженности пациентов лечению, назначенному врачом [6], и такое распространенное явление, как самолечение. Между тем эти факторы нередко определяют недостаточную эффективность терапии [12] и деформацию структуры потребления лекарств [13]. В связи с этим нами проведено исследование, целью которого было выявление причин, побуждающих пациентов к самолечению.

Исследование проводилось в муниципальной аптеке и было основано на анкетировании, а также физикальном и инструментальном обследовании (ринофарингоскопия, тонометрия в соответствии со стандартным протоколом) посетителей, нуждавшихся в помощи врача-консультанта городской аптеки (после получения добровольного согласия в соответствии с правилами биоэтики).

Всего за период исследования в аптеку обратилось 1 519 человек. Из них удалось опросить и осмотреть 1 058 пациентов (67,74%) в возрасте  от 18 до 77 лет. Преимущественно это были женщины 40 лет и старше, что можно объяснить типичными функциональными обязанностями женщины в семье. Интересно, что среди 50-59-летних пациентов преобладали мужчины, что объясняется возрастным всплеском проблем со здоровьем (табл. 1).

В зависимости от имущественного статуса все участники исследования были отнесены к одной из категорий, определенных в соответствии с критериями НИИ ОИЗ МЗ РФ, а именно: малообеспеченные пациенты (уровень дохода на одного члена семьи не превышал 2-х прожиточных минимумов),  среднеобеспеченные (доход в пределах 2-4 прожиточных минимумов на каждого члена семьи),  высокообеспеченные (доход превышал 4 прожиточных минимума на каждого члена семьи) [11]. Обработка результатов производилась методами математической статистики [14, 15]. Полученные значения случайных величин представлены в виде простого статистического ряда.

Среди посетителей аптеки преобладали малообеспеченные (336 чел.; 31,8%) и среднеобеспеченные (237 человек; 22,4%) пациенты, значительно меньшую часть составляли высокообеспеченные (93 человека; 8,8%), что соответствует современной социальной стратификации общества. Более 1/3 посетителей (392 человека; 37,0%) отказались обозначить уровень дохода, что можно объяснить нежеланием раскрыть свою покупательную способность в условиях аптеки (табл. 2).

Исследование показало, что прибегающий к самолечению посетитель муниципальной аптеки не обращается к лечащему врачу (527 человек; 49,8%); заочно “консультирует” и “лечит” ближайшее окружение: детей (238 человек; 22,5%), супруга (16 человек; 11,9%), внуков (107 человек; 10,1%), родителей (38 человек; 3,6%), домашних животных (10 человек; 0,9%), коллег (7 человек; 0,7%) и друзей (5 человек; 0,5%).

У большинства пациентов, обратившихся за помощью к врачу-консультанту аптеки, заболевание диагностировано лечащим врачом (632 человека; 59,7%),  у 301 человек (28,5%) - впервые выявлено в аптеке. По вопросам семейной профилактики, ухода за больным членом семьи и/или изменению образа жизни в связи с имеющимся заболеванием (состоянием) в аптеку обратилось 125 человек (11,8%).
 
В соответствии с МКБ-10 были определены нозологические формы,  впервые выявленные лечащим врачом и врачом-консультантом в аптеке, а также очерчен круг вопросов семейной профилактики, решаемых пациентами без участия лечащего врача (табл. 3,4,5). Среди нозологий, впервые выявленных лечащим врачом, преобладали: Класс XIV Болезни мочеполовой системы (116 человек, 18,4%), Класс V Психические расстройства и расстройства поведения (103 человека, 16,3%) и Класс XI Болезни органов пищеварения (71 человек, 11,2%). Реже встречались: Класс II Новообразования, Класс XIX Травмы, отравления и другие последствия воздействия внешних причин, Класс XII Болезни кожи и подкожной клетчатки. Симптоматическая терапия была применена у 8 пациентов (1,3%) (табл. 3).

Среди нозологий, впервые выявленных в аптеке врачом-консультантом, преобладали: Класс I Некоторые инфекционные и паразитарные болезни (31 человек, 10,3%), Класс Х Болезни органов дыхания (31 человек, 10,3%), Класс ХХI Факторы, влияющие на состояние здоровья и обращения в учреждения здравоохранения (31 человек, 10,3%). Реже встречались: Класс IV Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ (29 человек, 9,6%), Класс V Психические расстройства и расстройства поведения и Класс VI Болезни нервной системы (по 25 человек, 8,3%), Класс XIII Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани (23 человека, 7,6%). 23 пациентам (7,6%) была предложена симптоматическая терапия (табл. 4). Словосочетанием “симптоматическая терапия” мы условно обозначили лечение, рекомендуемое  при невозможности верифицировать нозологическую форму доступными диагностическими методами в условиях аптеки. Помощь в этом случае оказывалась по принципу этики Гиппократа - “premium non nocere”.

К проблемам семейной профилактики, с которыми пациенты обращались к врачу-консультанту аптеки, минуя врача первичного звена здравоохранения, чаще всего относились: Класс XXI Факторы, влияющие на состояние здоровья и обращения в учреждения здравоохранения (88 человек; 70,4%) и Класс XI Болезни органов пищеварения (25 человек; 20,0%). Реже встречались: Класс XIII Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани (7 человек; 5,6%) и Класс XII Болезни кожи и подкожной клетчатки (5 человек; 4,0%) (табл. 5).

Нами были реализованы доступные в условиях аптеки методики вмешательства с учетом физикального и социального статуса пациентов, включавшие элементы семейной профилактики и семейного воспитания. Зависимость стоимости медицинского вмешательства от имущественного статуса посетителя аптеки представлена в таблице 6, где показано, что малообеспеченные пациенты в основном покупали дешевые препараты; среднеобеспеченные  чаще приобретали лекарства по средней цене, реже – дорогие; высокообеспеченные предпочитали дорогие, реже – среднестоимостные препараты.

Примечательно, что около 15% пациентов приобретали лекарства, «не соответствующие» их социальному статусу, т.е. малообеспеченный пациент предпочитал покупать медикаменты дорогие (23 человека; 6,9%), или же высокообеспеченный посетитель не желал тратить свои средства на среднестоимостное или дорогое лечение, покупая дешевый (14 человек; 15,1%) препарат.

Выводы

Как показало исследование, самолечением обычно занимаются малообеспеченные пенсионеры и служащие, среднеобеспеченные работающие пенсионеры - мужчины  и женщины, а также высокообеспеченные служащие или предприниматели - женщины старше 40 лет. Пациент, занимающийся самолечением, часто покупает лекарства и своим близким: детям, супругу, внукам, родителям. Нередко он консультируется у лечащего врача, однако не склонен следовать его рекомендациям, предпочитая опираться на свой опыт и знания и корректируя назначения, прежде всего,  при болезнях мочеполовой системы, расстройствах поведения и болезнях органов пищеварения.

Четверть пациентов, занимающихся самолечением, впервые обращаются к консультанту аптеки при некоторых инфекционных и паразитарных болезнях, заболеваниях органов дыхания, в 10% случаев консультируются в аптеке по вопросам семейной профилактики, ухода за больным членом семьи и/или изменения образа жизни в связи с имеющимся заболеванием (состоянием).
 
Более 1/3 посетителей не желают раскрывать свою покупательную способность в условиях аптеки. У 15% пациентов, занимающихся самолечением, выбор лекарств  не зависит от уровня доходов семьи.

Литература

1.    Фармакоэкономика: зачем, где и как проводить фармакоэкономические исследования? Белоусов Д.Ю., Куликов А.Ю., Колбин А.С., Карпов О.И., Быков А.В., Толкушин А.Г. // Фармакоэкономика – 2010- том 3,  № 2 – с.19-21.
2.    Ягудина Р.И., Куликов А.Ю., Литвиненко М.М. QALY: история, методология и будущее метода // Фармакоэкономика. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология - 2010 - №1 - с. 7-11.
3.    Johanesson M., O’Brein B. D. Economics, pharmaceuticals and pharmacoeconomics //Medical Decision Making -1998 - № 18 - P. 1–3.
4.    Кобельт Г. Основы экономической оценки. В кн. Фармакоэкономика в России. Первый опыт. - М.: Ронк-Пуленк Рорер, 1998 - С. 3-5.
5.    Kurz X., Dresse A. Introduction to the theory of pharmaco-economics// Revue Medicale de Liege — 1998 — Supll. 53, № 5.— P. 230–235.
6.    Мнушко З., Грекова И., Хижняк Т., Скрылева Н. Изучение потребительских и врачебных предпочтений при выборе химиотерапевтических препаратов // Провизор — 2000 — № 1 — С. 12–15.
7.    Ягудина Р.И., Куликов А.Ю. и др. Практическая фармакоэкономика: бронхопульмонология // М.: OOO "Издательство Ремедиум", 2010 – 144С.
8.    Подколозина М. В., Немченко А. С. Фармакоэкономический анализ: проблемы доступности сердечно-сосудистых лекарственных средств // Провизор.— 2000.— № 6.— С. 20–22.
9.    Мнушко З., Грекова И. Потребительский выбор лекарственных средств, применяемых при кашле и простудных заболеваниях // Провизор — 2000 — № 2 — С. 23–26.
10.    Серпик В.Г. Теоретические основы биостатистики при проведении фармакоэкономических исследований // Фармакоэкономика. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология – 2009 - №2 – с. 9–14
11.    Орлов В.И., Сабгайда Т.П., Антонюк В.В. Этапы развития методов оценки экономических потерь, связанных со здоровьем населения. ФГУ ЦНИИОИЗ Росздрава, Москва // Информационно-аналитический вестник «Социальные аспекты здоровья населения» 29.03.2009 г.
12.    Краснокутский А. Б., Лагунова А. А. Фармаэкономика — Т. 1. / Системный анализ мирового фармацевтического рынка // Науч. ред. В. П. Падалкин — М.: Классик-Консалтинг, 1998— 344 с.
13.    Мнушко З., Грекова И. Моделирование потребительского выбора лекарственных средств для лечения желудочно-кишечных заболеваний // Провизор — 2000 — № 5 — С. 12–15.
14.    Маймулов В.Г. Основы научно-литературной работы в медицине // В.Г. Маймулов, В.С. Лучкевич, А.П. Румянцев и соавт.- СПб., 1996 – 128 с.
15.    Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. / Е.В. Сидоренко // СПб.: “Социально-психологический центр” – 1996 – 352 с.



Специалистам здравоохранения