Комплементарная медицина в современном здравоохранении

 17874

Комплементарная медицина в современном здравоохранении
А.М.ВАСИЛЕНКО [Ю1], д.м.н., проф., ФГУ РНЦ ВМиК МЗ и СР РФ, vasilenko-a-m@mail.ru;
М.М.ШАРИПОВА, к.м.н., ГОУ ВПО МГМСУ;
К.Э.ЛУЗИНА, Центр китайской медицины «Синь Я Чжу», Москва

Summary. In a review article short semantic and content analysis the terminology of complementary and alternative medicine is presented, new definition of complementary medicine is offered, questions of its classification and integration into conventional medicine are considered.

Key words: complementary medicine, alternative medicine, conventional medicine

Комплементарная медицина (КМ) – «эпидемиология» термина

В поисковой системе «PubMed» на ключевые слова «Complementary Medicine» на 21.11.10 обнаружено 165 855 источников. 86% из них относятся к публикациям последних 30 лет. За период 1980--1985 гг. опубликовано 12131 статей и книг, в следующей пятилетке их число увеличилось в 4,2 раза, а в 2001--2005 и 2006--2010 гг. составило 37647 и 40761 источников соответственно. В русскоязычных поисковых системах «Яндекс» и «Google» на ту же дату запроса по словам «КМ» найдено 56000 и 16500 ответов соответственно. При этом более 50% из них являются популярной или чисто рекламной информацией. Из приведенной статистики следует, что КМ является относительно новым и быстроразвивающимся направлением мирового здравоохранения и что отечественное здравоохранение явно отстает от мирового по темпам его развития.

В числе обнаруженных в Интернете документов много информации о центрах и институтах КМ. Старейшими и наиболее крупными из них являются центры M.D. Anderson при Национальном институте рака, National Center for Complementary and Alternative Medicine (NCCAM) в США и The Institute for Complementary and Natural Medicine в Великобритании. Учреждения, в названия которых так или иначе входит словосочетание «КМ», широко распространены во всех развитых странах, что свидетельствует о фактически уже сложившихся ее организационных формах.

КМ – семантика термина


Термин «КМ» происходит от латинского complementum (“дополнение”) и определяется как «любая из практик (например, акупунктура) альтернативной медицины, принятая и используемая специалистами основных медицинских направлений» [http://www2.merriam-webster.com/cgi-bin/mwmednlm]. Данное определение некорректно, ибо совмещает антагонистические понятия «комплементарная» и «альтернативная» медицина.

Имеются несколько более корректные, но тоже недостаточно четкие определения. КМ определяют как «поле деятельности, объединяющее все те направления, составляющие и компоненты не основной, а вспомогательной профилактической, лечебно-реабилитационной и восстановительной практики, которые выходят за рамки официальных протоколов лечения», и как «виды лечения, дополняющие традиционную западную (или аллопатическую) медицину и преимущественно фокусирующиеся на психосоматических отношениях» [http://www.mdanderson.org/topics/complementary/].

В одном контексте с прилагательными «комплементарная» и «альтернативная» встречаются такие, как «народная», «традиционная/нетрадиционная», «холистическая», «интегративная» и прочие. Несмотря на явные этимологические различия этих прилагательных, они часто употребляются как синонимы, а их семантические поля неправомерно широко перекрываются [1]. Эта терминологическая путаница ярко иллюстрируется в попытках классификации основных направлений КМ.

Классификация КМ

Нынешняя классификация КМ, как и ее определения, некорректна. Белорусский коллега К.В.Яцкевич [http://www.rak.by/cgi-bin/article.cgi?c=68], ссылаясь на данные Отделения комплементарной медицины Национального института рака (США) и Противоракового центра "MDAnderson" (США), приводит следующую классификацию подходов КМ:
- Альтернативные медицинские системы, не входящие в существующие системы медицинских стандартов (традиционная китайская медицина, аюрведа, гомеопатия, натуропатия, акупунктура и др.).
- Холистические подходы к регулированию системы «тело - сознание – дух» (образовательные программы для пациентов, использование гипноза, медитации, различные виды арт-терапии).
- Подходы на основе биологических средств и методов (фитотерапия, биотерапия, диетотерапия и т.д.).
- Телесно-ориентированные методы и практики (хиропрактика, остеопатия, мануальная терапия, различные виды массажа и др. манипуляции).
- Биоэнергетические терапии и практики (связанные с использованием энергии внутри и вне тела пациента, такие как Рейки, йога, ци-гун, и др.).
- Использование духовности, духовных подходов и систем.

В том же источнике [http://www.rak.by/cgi-bin/article.cgi?c=68] приведен перечень подходов, составляющих арсенал альтернативной медицины, который, по сути, повторяет таковой для КМ. Так, традиционная китайская медицина, аюрведа и гомеопатия фигурируют одновременно в основных направлениях как комплементарной, так и альтернативной медицины. Не избежали подобного смешения понятий и названия ряда лечебно-профилактических учреждений и медицинских периодических изданий. Например, в издающемся в США журнале «Alternative medicine review: a journal of clinical therapeutic» в качестве основной тематики указаны вопросы КМ.

Единственное отличие перечней подходов комплементарной и альтернативной медицины составляет наличие в последнем из них натуропатии. Этимология термина «натуропатия» означает поддержание здоровья и лечение болезней путем использования природных факторов. Как и рядом других терминов, используемых в лексиконе КМ, им пытаются объединить разнородные подходы, средства и методы, в том числе представляющие собой самостоятельные или входящие в другие оздоровительные и лечебно-профилактические системы: акупунктуру, мануальную, гидро-, арома-, фито- и психотерапию, аюрведу, сыроедение, гомеопатию и экологическую медицину [http://ru.wikipedia.org/wiki/].

Следует добавить, что приведенный перечень подходов КМ не полон. В нем, например, отсутствуют такие направления, как использование общения с животными (иппотерапия, дельфинотерапия и т.п.), ландшафтный и архитектурный дизайн и ряд прочих подходов, становящихся все более популярными.

Кому и зачем нужна КМ?

Содержание и формы здравоохранительной деятельности в первую очередь определяются потребностями общества. Здравоохранению в прямом смысле слова соответствует здравоцентрическая парадигма, неотъемлемой составляющей которой является целостный характер воздействия на состояние здоровья.
Вместе с тем исторически обусловленные потребности общества в борьбе с наиболее распространенными заболеваниями привели к тому, что в здравоохранении стала доминировать болезнецентрическая парадигма.

Согласно этой парадигме начиная с XIX в. по настоящее время формировались социальные заказы медицинской науке, следствиями прогресса которой является мультипликация медицинских дисциплин и все более углубляющаяся специализация врачей. Принцип «лечить не болезнь, а больного» стал приобретать скорее декларативный, нежели практический характер. Однако еще в 30-е годы прошлого столетия С.Цвейг по этому поводу писал: «Чувствуется в среде умнейших и гуманнейших врачей тоска по прежнему универсализму, стремление найти пути от замкнутой, локализованной патологии к конституциональной терапии, к осведомленности не только об отдельных болезнях, но и личности человека. Исследовав вплоть до молекулы тело, творческая любознательность вновь обращает свой взор в сторону целостности болезни, различной в каждом случае» [2].

Это самое обращение взора в сторону целостности не только болезни, но, добавим, и здоровья в середине прошлого века породило новую мощную волну интереса мировой общественности к ряду нетрадиционных для населения западных стран направлений восточной медицины, методология которых в отличие от современной западной медицины основана на холистическом мировоззрении. Вероятно, поэтому они в первую очередь и вошли в арсенал КМ и продолжают занимать в ней лидирующие позиции.

Современные стандарты оказания медицинской помощи ориентированы на преимущественное использование фармакологических препаратов, цена которых неуклонно возрастает, а побочные негативные эффекты становятся все более широко известными, не говоря уже о фальсификатах. Средства и методы КМ представлены в основном безлекарственными лечебно-профилактическими технологиями и средствами природного происхождения. Это является немаловажным обстоятельством, побуждающим ко все более активному обращению населения к КМ.

Потребности населения в КМ можно проиллюстрировать данными Национального центра медицинской статистики и Национального центра нетрадиционной и альтернативной медицины США [http://en.wikipedia.org/wiki/Alternative_medicine#cite_note-pmid15188733-39]. При анкетировании представительной когорты взрослого населения США в 2002 г. было установлено, что среди респондентов:
- 74,6% использовали какую-либо из форм КМ, 62,1% делали это в течение последнего года.
- При исключении религиозных практик эти показатели уменьшаются до 49,8% и 36,0% соответственно.
- 54,9% использовали КМ в сочетании с традиционной (конвенциональной) медициной.
- Большинство людей использовало КМ по поводу болевых синдромов при хронических заболеваниях.
- Среди обращающихся к КМ преобладают женщины, особенно при использовании молитвенных практик при психосоматических заболеваниях.
- За исключением некоторых методов, к КМ чаще обращаются люди с высоким образовательным уровнем.
Как следует из приведенных данных, потребности общества в КМ довольно высоки. КМ рассматривается как наиболее быстрорастущий сегмент рынка медицинской помощи в США [http://www.polykhrest.od.ua/other/years_articles2006].

По данным отечественных исследователей, россияне, несмотря на все претензии к конвенциональной медицине, более недоверчиво относятся к КМ. На вопрос: «Какой медицине Вы больше доверяете: традиционной или нетрадиционной?» 70% ответили – традиционной (конвенциональной), 21% затруднились ответить и лишь 9% ответили – нетрадиционной. При этом 49% отметили, что обращались к услугам нетрадиционной медицины.

Таким образом, почти 50% опрошенных, несмотря на свое недоверчивое отношение, все же обращались за помощью к КМ. Анализируя возрастной состав респондентов, исследователи пришли к заключению, что нынешние представители младшей (18–35 лет) и средней (36–50 лет) возрастных групп будут пополнять клиентуру нетрадиционной медицины гораздо интенсивнее, чем сегодняшние пожилые [http://bd.fom.ru/report/cat/job_and_leis/beruf/dd022932].

Превосходство авторитета конвенциональной медицины авторы исследования видят в том, что «мир целительства остается для трех четвертей наших сограждан terra incognita». Добавим к этому и то, что среди сотен тысяч документов, обнаруженных по поисковому слову «целительство», львиная доля относится к рекламе услуг колдунов, магов, чародеев и ясновидящих, готовых решить не только медицинские, но и все прочие проблемы своих клиентов. В настоящее время термин ассоциируется прежде всего с оккультной практикой, магией, знахарством и т.п. видами парамедицинской деятельности. Это яркий пример негативной ассоциативности со сложившимся в массовом сознании пониманием термина, несмотря на то что он является русскоязычным синонимом холистической медицины, привлекательной для высокообразованной части населения.
     
Комплементарная медицина: за и против (взгляд врачей традиционной медицины) - под таким названием на сайте [http://www.polykhrest.od.ua/other/years_articles65.php] опубликованы данные анкетирования врачей, работающих в рамках конвенциональной медицины в Украине. Необходимо сделать оговорку, что и в этой публикации смешиваются понятия «комплементарная» и «альтернативная» медицина. Исследования показали, что 46% опрошенных врачей «испытывают определенное психологическое напряжение» при желании пациента обратиться за помощью к специалисту КМ. В числе основных причин скептического отношения к КМ были названы:
- непредсказуемость возможных последствий сочетанного использования традиционных (конвенциональных) и нетрадиционных методов лечения;
- ощущение собственной некомпетентности в области КМ;
- недоверие к методам КМ как «лженаучным»;
- опасения, связанные с вероятностью обращения пациентов к неквалифицированным врачам или шарлатанам;
- риск несвоевременной установки диагноза, отказ пациентов от эффективного традиционного лечения.

Отношение врачей к использованию неконвенциональной терапии в конкретных ситуациях непосредственно зависит от того, используются ли они как дополнение или как альтернатива к обычной медицинской помощи. Контент-анализ ответов респондентов свидетельствует о потенциальной готовности многих из них к выбору их пациентами дополнительного нетрадиционного лечения и заинтересованности в получении новой информации об этих методах. Реализации этой потенции мешает то, что врачи конвенциональной медицины считают большинство направлений КМ теоретически необоснованными, а их эффективность недоказанной. Выявленные украинскими коллегами проблемы отношения конвенциональной медицины к КМ совпадают с описанными в англоязычной литературе. Достаточно привести цитату из речи председателя одного из заседаний членов Кокрановского сотрудничества: «Медицина может быть либо доказательной, либо нетрадиционной» [http://www.mediasphera.ru/mjmp/2000/5/r5-00-1.htm].

Мировой опыт интеграции КМ в конвенциональную медицину
Обобщение мнений наиболее авторитетных зарубежных экспертов показывает, что скептицизм по отношению к КМ в первую очередь обусловлен следующими основными нерешенными проблемами:
1. Отсутствие или недостаточное научное обоснование средств и методов КМ.
2. Отсутствие или недостаточное количество сведений по эффективности и безопасности использования средств и методов КМ с позиций доказательной медицины.
3. Недостаточная информированность врачей конвенциональной медицины о средствах и методах КМ и проблемы взаимодействия между специалистами.

Наибольшая активность в отношении решения указанных трех взаимосвязанных проблем отмечается в США. Там проблемами научного обоснования средств и методов КМ занимается множество учреждений, головным из которых является Национальный институт здоровья (National Institute of Helth, NIH) и входящий в его состав Национальный центр комплементарной и альтернативной медицины (National Center for Complementary and Alternative Medicine, NCCAM.NIH.GOV[Ю2]). В их задачи входит координация и финансирование исследований. В этом же направлении работают Институт медицины (Institute of Medicine, IOM) Национальной академии наук и Североамериканский консорциум по интегративной медицине академических медицинских центров (Consortium of Academic Health Centers for Integrative Medicine, CAHCIM), который за 5 лет своего существования объединил 27 университетов США. В рамках международной организации Кокрановского сотрудничества с 1996 г. в специальное направление выделены программы в области комплементарной и интегративной медицины (Cochrane CAM Field), призванные решать проблемы КМ с позиций доказательной медицины.

Ключевым подходом к решению проблем научной обоснованности и доказательности средств и методов КМ является проведение исследований с использованием в качестве контроля плацебо-воздействий [3, 4]. Такой контроль, легко осуществляемый при испытаниях фармакологических препаратов, сильно затруднен при оценке эффектов манипуляционных технологий (акупунктуры, остеопатии и др.) [5]. Авторы обзора [4] вообще ставят вопрос о легитимности использования плацебо в исследованиях такого рода. Однако в результате всестороннего обсуждения этой проблемы они, как и большинство других авторов, приходят к заключению, что, несмотря на объективные трудности, необходимо разрабатывать и применять адекватные методы плацебо-контроля. По данным австралийской исследовательской группы, на протяжении многих лет проводящей систематические исследования плацебо-эффекта акупунктуры, его выраженность зависит не столько от используемого метода, сколько от особенностей контингента пациентов и дизайна исследований [6]. В июне 2010 г. опубликованы стандарты описаний результатов клинических испытаний акупунктурных технологий – «STRICTA» [7]. Весьма убедительные свидетельства того, что КМ соответствует формату доказательной медицины, получены из анализа ветеринарной практики, где отсутствует психотерапевтическая основа плацебо-воздействия [8].

В результате биохимических, физиологических и психологических исследований в отношении некоторых средств и методов КМ доказан ряд положительных эффектов, проявляющихся как в виде мобилизации резервных возможностей организма, так и специфической клинической картины тех или иных нозологических форм. Однако интерпретация механизмов саногенетических эффектов большинства технологий КМ с позиций современного естествознания остается на уровне гипотез [9--11]. Поскольку многие технологии КМ происходят из древних и в этом смысле слова – традиционных восточных оздоровительных и лечебно-профилактических систем, одной из актуальных задач медицинской науки является ревизия и интерпретация их методологических основ с позиций современного естествознания.

Проблемы информированности медицинского сообщества и взаимодействия специалистов конвенциональной и комплементарной медицины решаются путем активного внедрения курсов по КМ в программы обучения врачей и медсестер медицинских образовательных учреждений, а также изданием ряда тематических периодических журналов.

По рекомендации Национального института здоровья с 1995 г. 75 из 125 медицинских колледжей США начали обучение своих студентов по вопросам КМ. Гарвардский и Стэнфордский университеты ввели курсы последипломного образования, в университетах Мэриленда и Аризоны были начаты лабораторные и клинические исследования в области КМ. С середины 90-х годов начали формироваться профильные программы подготовки врачей по ряду разделов КМ. Появились сотни образовательных программ по акупунктуре, гомеопатии, натуропатии, остеопатии, хиропрактике и прочим направлениям КМ. Особенно активно в этом направлении работает Национальный центр гомеопатии, на регулярной основе проводящий курсы первичного обучения и последующего усовершенствования. Ежегодно проводится «Летняя гомеопатическая школа» по обучению актуальным аспектам гомеопатии.

В период 2000–2002 гг. 15 образовательных учреждений США получили гранты на разработку единых принципов внедрения новых моделей образования по КМ. По результатам этих разработок в журнале «Академическая медицина» (Acad Med) была опубликована серия статей [12--15], в которых были сформулированы целевые установки и основные принципы подготовки врачей и медицинских сестер, способствующие эффективной интеграции КМ в современное здравоохранение. В числе основных целей и задач формирования учебных программ были сформулированы следующие:
- разработать эффективные стратегии включения материалов по КМ в уже достаточно насыщенные учебные планы;
- обеспечить авторитетный уровень информированности специалистов конвенциональной медицины о рисках, ограничениях и преимуществах методов КМ;
- определить роль специалистов КМ в учебном процессе подготовки специалистов конвенциональной медицины.

В публикациях освещены также вопросы медицинской компетенции, подготовки и лицензирования специалистов КМ и регулирования порядка взаимодействия представителей конвенциональной и комплементарной медицины на различных этапах оказания медицинской помощи.
Проблеме интеграции КМ в современную систему здравоохранения посвящена тематика 12 наиболее популярных периодических профессиональных медицинских журналов, 8 из которых издается в США, 3 – в Англии и 1 -- в Швейцарии. Тематические публикации представлены и в специализированных изданиях по различным областям клинической медицины.

Конвенциональная и комплементарная медицина в отечественном здравоохранении

В России интеграция КМ в существующую систему здравоохранительной деятельности встречается с теми же общими проблемами, что и в других странах, но имеет и специфические национальные особенности.
Из общих проблем очевидна необходимость упорядочивания понятийного аппарата КМ и систематизации ее средств, методов и технологий. В понятии «КМ» объединяются как давно известные (и в этом смысле -- традиционные) лечебно-профилактические системы, средства и методы, так и инновационные разработки из области молекулярной биологии, биофизики, иммунологии, которые по тем или иным причинам пока не входят в общепринятые стандарты медицинской помощи, а, следовательно, остаются вне формата конвенциональной медицины.

Некоторые из них включаются в этот формат под маркой уже признанных дисциплин и специальностей. Например, био-, мульти- и структурно-резонансная терапии, войдя в номенклатуру методов рефлексо- и физиотерапии, нашли свое место в стандартах оказания помощи по восстановительной медицине.
Указанные обстоятельства явились основанием для предложения к обсуждению следующего определения КМ: совокупность разрешенных к использованию видов оздоровления, профилактики, лечебно-реабилитационной и восстановительной практики, заимствованных из различных целостных национальных медицинских систем или представляющих собой самостоятельные средства, методы и технологии, как имеющие позитивный исторический опыт использования, так и происходящие из инновационных научно-практических разработок, элективно дополняющих стандарты специализированной медицинской помощи [1].

Первым шагом на пути создания рациональной номенклатуры обширного арсенала направлений, средств, методов и технологий КМ, по-видимому, должна стать их иерархическая систематизация. Например, традиционная китайская медицина представляет собой целостную систему, включающую ряд основных самостоятельных аспектов - чжень-цзю терапию, специфические формы фито- и диетотерапии, гимнастику ци-гун и некоторые другие аспекты, объединенные общей методологией, которые целесообразно представить как подсистемы 1-го порядка. Каждая из подсистем 1-го порядка содержит ряд средств и методов – среди них, например, акупунктура и прижигание по рефлексогенным корпоральным зонам и зонам миниакупунктурных систем, различные комплексы упражнений ци-гун и т.д., которые представляют собой подсистемы 2-го порядка. Подсистемы 2-го порядка, в свою очередь, содержат ряд технологий, например различные виды рефлекторной диагностики, хронопунктуру и др. Аналогичному подразделению подлежат и другие восточные и западные целостные медицинские системы: аюрведа, йога, антропософия, дианетика, гомеопатия и прочие.

В обсуждаемом аспекте положительными особенностями отечественного здравоохранения является то, что рефлексотерапия, включающая наиболее распространенные технологии чжень-цзю терапии, и мануальная терапия, обобщившая рациональный опыт хиропрактики, остеопатии и близких к ним других манипуляционных техник, уже интегрированы в конвенциональную медицину в виде соответствующих врачебных специальностей [16]. Программы последипломного образования врачей по этим специальностям включают ряд тем, обозначенных выше как подсистемы 1-го и 2-го порядка. Не имеющие статуса врачебной специальности гомеопатия и фитотерапия регламентируются разрешительной документацией руководящих органов здравоохранения, а следовательно, тоже включены в конвенциональную медицину.

Требования, обеспечивающие эффективное взаимодействие врачей комплементарной и конвенциональной медицины, представленные украинскими коллегами на сайте http://www.polykhrest.od.ua/other/years_articles65.php, могут быть принятыми за основу и в организации медицинской помощи в России:
- врач, практикующий в какой-либо отрасли КМ, должен заниматься медицинской деятельностью (диагностикой, лечением, консультированием и т.п.) только на том уровне, где он объективно компетентен;
- специалист нетрадиционного медицинского направления должен собрать достаточно глубокий анамнез и подробную историю болезни для того, чтобы быть полностью уверенным в отсутствии каких бы то ни было противопоказаний к назначенному им лечению;
- врач, работающий в рамках КМ, не должен вносить никаких изменений в назначенное традиционное лечение без предварительного обсуждения такой возможности с лечащим врачом;
- в идеале практикующий врач КМ должен связаться с лечащим врачом пациента, предоставив и обсудив с ним следующую информацию: установленный диагноз, назначенное лечение и рекомендации, вероятную продолжительность лечения и ожидаемые результаты.

Заключение

Необходимость интеграции КМ в конвенциональную медицину отвечает общественным потребностям как со стороны населения, так и профессиональных работников здравоохранения. Проблемы этой интеграции заключаются в некорректной терминологии, объединяющей комплементарную и альтернативную медицину, недостаточном научном обосновании ряда их средств и методов, недостатках базового профессионального образования врачей, препятствующих эффективному взаимодействию врачей конвенциональной и комплементарной медицины.

Литература

1. Василенко А.М. Комплементарная медицина: пора определиться в терминологии.//Вестник восстановительной медицины. 2009, №2. с. 16--20.
2. Цвейг С. Врачевание и психика. - Собр.соч.Т.6., М.,Терра, 1992.
3. Bland J. Does complementary and alternative medicine represent only placebo therapies?//Altern Ther Health Med. 2008 Mar-Apr;14(2):16--18.
4. Lewith G., Barlow F., Eyles C. et al. Flower A, Hall S, Hopwood V, Walker J. The context and meaning of placebos for complementary medicine. Forsch Komplementmed. 2009 Dec;16(6):404--12.
5. Vickers A., Zollman C. ABC of Complementary Medicine: the manipulative therapies—osteopathy and chiropractic. BMJ. 1999;319:1176–1179.
6. Brunoni A.R., Lopes M., Kaptchuk T.J., Fregni F. Placebo response of non-pharmacological and pharmacological trials in major depression: a systematic review and meta-analysis. PLoS One. 2009;4(3):e4824.
7. MacPherson H., Altman D., Hammerschlag R. et al. Revised STandards for Reporting Interventions in Clinical Trials of Acupuncture (STRICTA): Extending the CONSORT Statement.//PLoS Med. 2010 June; 7(6): e1000261.
8. Arlt S., Heuwieser W. Evidence-based complementary and alternative veterinary medicine--a contradiction in terms?//Berl Munch Tierarztl Wochenschr. 2010 Sep-Oct;123(9--10):377--84.
9. Langevin H.M., Yandow J.A. Relationship of acupuncture points and meridians to connective tissue planes. Anat Rec. 2002 Dec 15;269(6):257—65.
10. Lundeberg T., Lund I., N?slund J. Acupuncture--self-appraisal and the reward system. Acupunct Med. 2007 Sep;25(3):87--99.
11. Dorsher P.T. Can classical acupuncture points and trigger points be compared in the treatment of pain disorders? Birch's analysis revisited. J Altern Complement Med. 2008 May;14(4):353--9.
12. Kligler B., Maizes V., Schachter S., Park C.M., Gaudet T., Benn R., Lee R., Remen R.N. Education Working Group, Consortium of Academic Health Centers for Integrative Medicine. Core competencies in integrative medicine for medical school curricula: a proposal. Acad Med. 2004 Jun;79(6):521--31.
13. Pearson N.J., Chesney M.A. The CAM Education Program of the National Center for Complementary and Alternative Medicine: an overview. Acad Med. 2007 Oct;82(10):921--6. Comment: Gaylord S.A., Mann J.D. Rationales for CAM Education in Health Professions Training Programs. Acad Med. 2007 Oct;82(10):927—33.
14. Lee M.Y., Benn R., Wimsatt L., Cornman J., Hedgecock J., Gerik S., Zeller J., Kreitzer M.J., Allweiss P., Finklestein C., Haramati A. Integrating complementary and alternative medicine instruction into health professions education: organizational and instructional strategies. Acad Med. 2007 Oct;82(10):939—45.
15. Nedrow A.R., Heitkemper M., Frenkel M., Mann D., Wayne P., Hughes E. Collaborations between allopathic and complementary and alternative medicine health professionals: four initiatives. Acad Med. 2007 Oct;82(10):962--6.
16. Квалификационные требования к специалистам c высшим и послевузовским медицинским и фармацевтическим образованием в сфере здравоохранения. Приложение к приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 7 июля 2009 г. №415.


Специалистам здравоохранения