Фармспециалист

 4816

Фармспециалист
На данный момент в России порядка 50 медицинских вузов, и в большинстве из них есть фармфакультеты. Много это или мало для страны? И куда может устроиться на работу выпускник фармфакультета?

Пойдем от начала. Фармацевтический завод. По производству субстанций или готовых лекарственных форм, не важно. Хороший фармацевтический завод – это от 200 вакансий минимум. Отдел контроля качества, непосредственно производство лекарственных препаратов, разработка новых химических соединений, исследование ЛС в лабораториях – все это чаще всего прерогатива провизора. Также любая фирма-производитель – это огромный штат сотрудников офиса и «полевых» сотрудников – медицинских представителей, где также заинтересованы в выпускниках фармфакультетов.

Идем дальше по цепочке. Дистрибьюторы – мощные компании с огромным штатом (имеются в виду крупные дистрибьюторы) ежемесячно «выбрасывают» на НР-рынок большое количество вакансий для провизоров.
И наконец, розничное звено – аптека, где часто начинают свой рабочий путь большинство студентов, практикуя работу в ночную смену.

Добавим к этому еще ряд структур (судебное медицинское бюро, государственный наркоконтроль и т.д.), где требуются представители данной профессии.

Таким образом, делаем вывод: область применения своих знаний у провизора крайне широка. Логично было бы подумать, что с каждым годом в вузах страны будет появляться все больше бюджетных мест на специальности «фармация». Однако… 30 лет назад Рязанский государственный медицинский университет выпускал ежегодно порядка 250 специалистов с высшим фармацевтическим образованием. 5 лет назад набор на специальность «фармация» был всего лишь 45 человек, из них бюджетных мест около 25. В этом году всего лишь 15 бюджетных мест, а общий набор порядка 30-35 человек. Такое количество специалистов вряд ли сможет удовлетворить их потребность даже в Рязанской области!

А ведь правительство декларировало курс на развитие отечественной фармацевтической отрасли еще несколько лет назад, а в 2009-2010 г. г. предприняло и конкретные шаги. Сколько шума вокруг понятия «фармацевтический кластер», сколько заводов планируется построить на просторах нашей родины… Вот только один вопрос, а кто там будет работать?? Я понимаю, что сейчас «демографическая яма», и набор во все вузы страны снижен очень сильно, но сокращение бюджетных мест на социально ориентированную профессию недопустимо, тем более что существуют такие планы по развитию отрасли.

Чем же опасно такое положение? Я буду говорить со стороны своей заинтересованности - аптечной розницы. В числе поступающих в вуз есть школьники из районных центров области с населением порядка 20-30 тыс. жителей, но, закончив обучение, они не хотят возвращаться и как минимум остаются в Рязани. А в реальности - порядка половины выпускников уезжают в Москву. Таким образом, в районных центрах области образуется острый дефицит кадров. Как следствие в населенных пунктах с населением менее 15000 человек единственным источником лекарств является ЦРА – Центральная районная аптека, которая, являясь монополистом, выставляет максимально возможные цены. Изменить ситуацию может и возможно, но когда какая-либо аптечная сеть хочет открыть там свою аптеку, оказывается, что среди потенциальных сотрудников большинство пенсионного возраста или тех, кто близок к нему.

Мрачный, но вполне реальный прогноз прорисовывается на ближайшее будущее:
- в городе с численностью населения в 10-15 тыс. жителей лекарства будут отпускаться в фельдшерско-акушерских пунктах;
- будут существовать аптеки–монополисты с соответствующей статусу ценовой политикой;
- аптеки вынуждены будут снизить требования к персоналу, обслуживающему потребителя.
Это, конечно, фантазия, но не без основания.

Правительство продекларировало высокие цели в развитии фармрынка, но упустило одну составляющую, которая, по сути, является определяющей - все держится на людях, которые являются профессионалами своего дела. Для того чтобы поднять фармацию нужно прежде всего пойти заняться подготовкой достойной смены нынешним работникам. В реальности же бюджетные места сокращаются, оборудование для подготовки провизоров в вузах ветшает, а потенциал кадрового состава большинства фармфакультетов зачастую не соответствует возможности осуществления задач, поставленных правительством в современном обучении. А ведь если в ближайшее время не заняться подготовкой нового поколения провизоров, обученных на современном оборудовании, по новой, современной программе, учитывающей все реалии настоящего времени, то нас ждет не прогресс общероссийской системы фармацевтических кластеров, а фармацевтический коллапс.


Специалистам здравоохранения