Фармацевтические кластеры - в поддержку развития отечественной фармацевтической отрасли. Петербургские инициативы

Фармацевтические кластеры - в поддержку развития отечественной фармацевтической отрасли. Петербургские инициативы

 19334

Фармацевтические кластеры - в поддержку развития отечественной фармацевтической отрасли. Петербургские инициативы
Петербургский фармацевтический кластер – в числе заявленных региональных проектов. Правительством города принята концепция его развития, выделена территория для строительства, где проводятся инженерные работы, принимаются заявки инвесторов. В стадии подготовки находятся документы, определяющие условия реализации инвестиционных проектов и функционирования кластера как такового. Научно-технический, производственный и кадровый потенциал города создает серьезные предпосылки для развития инновационного кластера, ориентированного на выполнение работ по внедрению новых разработок.

Приоритеты государственной политики

Заявления о создании фармацевтических кластеров, которые за последние полгода были сделаны целым рядом субъектов РФ, вызваны изменениями в государственной политике в отношении российской фармацевтической отрасли, наблюдаемыми с конца 2008 г. Определение медицинской и фармацевтической промышленности в качестве одного из приоритетных направлений модернизации российской экономики и утверждение Стратегии развития фармацевтической промышленности до 2020 г. привели к тому, что отрасль оказалась в сфере действия мер по стимулированию инновационного развития экономики.

Причины пристального внимания к отрасли заключаются не только в том, что она потенциально является одной из наиболее наукоемких, но и в том, что в последние годы значительно расширились государственные программы лекарственного обеспечения, а в перспективе поставлена задача перехода на страховое покрытие амбулаторного отпуска ЛС в рамках ОМС. В связи со значительными государственными инвестициями в лекарственное обеспечение на повестке дня оказался вопрос о необходимости использования этих средств для развития российской фармацевтической отрасли. Однако перенаправить финансовые потоки по госконтрактам в пользу отечественных компаний оказалось достаточно сложно по вполне объективным причинам, поскольку отечественная отрасль на сегодняшний день не удовлетворяет потребности современной медицины, ориентированной на высокотехнологичные методы лечения. Это является результатом значительного научно-технического и технологического отставания отечественной фармацевтической промышленности. В последние годы она осваивала прежде всего те сегменты рынка, которые оплачиваются из кармана потребителей, отличаются высокой эластичностью спроса по отношению к маркетинговым усилиям компаний и обеспечивают быстрый возврат вложенных средств.

Для преодоления этого противоречения потребовались особые меры поддержки отечественных компаний, которые предусмотрены в принятой Стратегии развития фармацевтической промышленности до 2020 г. и проекте соответствующей федеральной целевой программы (ФЦП). Основная задача ФЦП состоит в том, чтобы программно-целевым методом на основе государственно-частного партнерства преодолеть разрыв в инновационном цикле между сферой НИОКР и промышленным внедрением и запустить механизмы расширенного инновационного воспроизводства потенциала отрасли. Участие государства в этом процессе становится неизбежным в силу масштабности целей, предполагающих согласование интересов бизнеса с общенациональными интересами, и недостаточности для их достижения собственных ресурсов и мотиваций отрасли.

Кластеры как точки роста российской фармотрасли

В проекте ФЦП в качестве одного из важнейших механизмов реализации поставленных целей названо образование 10-12 высокотехнологичных отраслевых кластеров, которые представляют собой группу локализованных на одной территории и связанных между собой разработчиков и производителей продукции, научных и образовательных центров, поставщиков специализированных услуг, оборудования, сырья, представителей инфраструктуры и др. субъектов, дополняющих друг друга. В инновационных кластерах, выпускающих товары с долгосрочными конкурентными преимуществами и создающих перспективные быстрорастущие рынки, значительный вес имеют центры генерации научных знаний, бизнес-идей, подготовки высококвалифицированных специалистов. В состав инновационных кластеров могут быть встроены также финансовые, лизинговые, аутсорсинговые и консалтинговые организации, способные обеспечить новые структурные возможности и дополнительный синергетический эффект.
Цель создания кластеров – повышение конкурентоспособности отдельных субъектов и кластеров как таковых, а также фармацевтической и медицинской промышленности в целом. Повышение восстребованности инноваций отечественным производством, обеспечение опережающего развития фундаментальной науки и важнейших прикладных разработок отвечают глобальной долгосрочной цели - переводу отечественной отрасли на инновационную модель развития. Согласно идеям, заложенным в ФЦП, кластеры должны выступать в качестве точек роста внутреннего рынка в региональном и федеральном масштабе (имея  в виду все фазы разработки и обращения медицинской и фармацевтической продукции), а также основы для внешнеэкономической экспансии.

Реализация ФЦП планируется с привлечением государственного и частного финансирования. Предполагается, что создание кластеров должно базироваться преимущественно на бюджетных ресурсах, в то время как создание инфраструктуры и реализация отдельных проектов в кластерах должны осуществляться как на основе смешанного финансирования, так и в отсутствии или с минимальным участием бюджетных ресурсов.

Содействие развитию институтов кластеров

Основы проводимой в РФ кластерной политики заложены в Концепции долгосрочного социально-экономического развития до 2020 года (распоряжение Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. № 1662-р). В методических рекомендациях по реализации кластерной политики в субъектах РФ, подготовленных Минэкономразвития РФ (письмо от 26.12.2008 №20615-АК/Д19), говорится о том, что региональная политика должна быть направлена на повышение эффективности системы профессионального образования, содействие развитию сотрудничества между предприятиями и научными центрами, осуществление целевых инвестиций в развитие инженерной и транспортной инфраструктуры, предоставление налоговых льгот, снижение административных барьеров. В качестве одной из основных задач региональной кластерной политики значится содействие институциональному развитию кластеров, что предполагает создание специализированной организации по развитию кластера, а также поддержку деятельности по стратегическому планированию и установлению эффективного информационного взаимодействия и сотрудничества между участниками кластера.

Преимущества работы в кластерах для его субъектов заключаются в их локализации на одной территории. Следствием этого является возможность распределения целого ряда затрат между компаниями, снижение транзакционных издержек, сокращения сроков и повышения эффективности взаимодействия между участниками кластера. Развитие инновационного кластера с высокой степенью участия научных и образовательных центров расширяет доступ компаний к инновациям, технологиям, «ноу-хау», специализированным услугам и высококвалифицированным кадрам. Важным аспектом преимущества географической концентрации является также создание среды профессионального общения, передачи трудно формализуемых знаний, быстрого распространения информации о нововведениях, новых технологиях, изменениях в запросах рынка, конкурентных достижениях и пр.


Выгоды географической концентрации

Теория кластеров в контексте исследования конкурентоспособности национальных и местных экономик была выдвинута Майклом Портером в начале 90-х годов прошлого века. Она получила широкое признание и обусловила инициативы со стороны правительств ряда развивающихся стран (например, в Центральной Америке) по созданию кластеров с целью стимулирования экономического развития стран и отдельных регионов. Теория кластеров вступила в определенное противоречие с представлениями об изменении характера конкуренции на фоне глобализации экономики, сопровождающейся снижением географических барьеров доступа к ресурсам  и капиталам. Однако тот факт, что на практике кластеры являются ярко выраженной особенностью практически всех развитых экономик, позволяет определить им особое место в конкурентной борьбе в условиях современной, основанной на инновациях экономики.

Майклом Портером была предложена модель взаимосвязанных источников конкурентных преимуществ, обусловленных географическим положением (рис. 1). Согласно модели, конкурентные преимущества вытекают из эффективности, качества, стоимости, специализации и доступности факторов производства. Важное значение имеет наличие конкурентоспособных местных поставщиков, родственных и смежных отраслей. Стимулом для повышения конкурентоспособности компаний выступает высокий уровень конкуренции на местном уровне, который стимулирует рост инвестиций и инноваций, подкрепляемый проводимой правительственной политикой. На конкурентоспособность компаний значительное влияние оказывает также качество локального спроса, толкающего их к эффективному развитию и дифференциации, в т.ч. и на глобальном уровне.

Кластеры, имеющие определенное географическое положение, согласно Майклу Портеру, влияют на конкурентную борьбу тремя способами: посредством повышения производительности входящих в их состав компаний и отраслей, в результате стимулирования инноваций и, соответственно, качественных изменений производительности, а также посредством активизации создания новых бизнесов, поддерживающих инновации и расширяющих кластер.

Кооперация и конкуренция


Кластеры обеспечивают более эффективную компоновку факторов производства, выступая в качестве альтернативы вертикальной интеграции компаний, имеющей свои отрицательные стороны. Они создают также преимущества при получении факторов производства из удаленных источников, поскольку проникновение на концентрированный рынок сбыта для поставщиков может представлять особую привлекательность. Они способствуют развитию взаимодополняемости между видами деятельности участников кластера и их специализации.

На территориях расположения кластеров возможности по привлечению квалифицированного персонала и других качественных ресурсов значительно более широкие, чем в других местах. Близкая географическая локализация, деловые связи, а также тесные личные контакты способствуют более эффективному движению информационных потоков, включая актуальные сведения о рынках, маркетингу и сбыту продукции, а также распространению информации о конкурентах, стимулирующую компании к дифференциации, а не ценовой конкуренции (поскольку базовые условия их деятельности, в силу локализации на одной территории, примерно одинаковые). Помимо выгод в текущей производительности кластеры предоставляют еще более широкие возможности в инновационном, качественном росте. Они также притягивают к себе новые компании, поскольку обеспечивают менее выраженные барьеры входа и выхода из бизнеса по сравнению с другими местами.

По мнению Майкла Портера, государство должно способствовать разрастанию существующих и возникающих кластеров вне зависимости от их специализации, а не пытаться создавать их на пустом месте. На ранних стадиях усилия правительства целесообразно направлять на улучшение инфраструктуры и устранение неблагоприятных условий для конкуренции, на более поздних - на устранение препятствий к инновациям. Усилия по развитию кластеров должны быть направлены на достижение конкурентных преимуществ, а не копирования того, что уже реализовано в других регионах. В развивающихся экономиках важным фактором стимулирования кластеров является привлечение иностранных инвестиций.

Таким образом, кластеры зиждутся на двух основных столпах – кооперации и конкуренции. Однако реализуются они в разных плоскостях и между разными компаниями, причем объединение в одних сферах позволяет участникам кластера более эффективно конкурировать в других. В конечном же итоге локализация в эффективном кластере повышает конкурентоспособность компаний на внешних по отношению к кластеру рынках.

Эволюция петербургского кластера

Согласно Майклу Портеру, кластеры в ходе своего развития проходят стадии зарождения, эволюции и упадка. В С.-Петербурге в свое время действовал крупный фармацевтический кластер, имеющий мощную научную и промышленную базу. В период 90-х годов в силу действия негативных общеконъюнктурных и отраслевых факторов он вошел в завершающую фазу цикла жизни, знаковыми события которой в 2000-е годы стала ликвидация производства на «Фармаконе» и «Октябре» - в прошлом крупнейших фармацевтических предприятиях региона. Несмотря на это, в те же 90-е годы в С.-Петербурге начались процессы зарождения нового фармацевтического кластера, точками роста которого явились небольшие компании, созданные коллективами научных работников с привлечением бизнеса, внедрявшие на рынок собственные коммерчески перспективные разработки. На первых порах эти компании использовали контрактное производство, а в дальнейшем создали собственные производственные мощности, соответствующие требованиям GMP.

Спонтанное развитие нового фармацевтического кластера охватывало целый ряд направлений, включая научные исследования, доклинические и клинические испытания, промышленное производство и пр. Однако его эффективность до последнего времени была достаточно низкой в силу, с одной стороны, очевидного отставания сферы исследований и разработок, с другой – неразвитостью инфраструктуры и слабостью связей между его отдельными участниками. Инициатива федерального центра по стимулированию отечественной фармацевтической промышленности создала потенциальные возможности для качественного развития фармацевтического кластера и была поддержана правительством С.-Петербурга, постановлением которого от 22 апреля 2010 г. была утверждена концепция его развития.
В соответствии с концепцией в городе целесообразно формирование инновационного кластера, охватывающего уже существующие организации, что не предполагает какой-либо жесткой территориальной привязки, помимо границ самого города. Для создания инновационного кластера есть все основания, поскольку в городе представлены принципиально необходимые для его развития сегменты – научные базы для разработки новых и воспроизведенных субстанций и лекарственных препаратов, база доклинических исследований с наработанными зарубежными связями, развитая клиническая база во всех областях современной медицины, система подготовки квалифицированных кадров, включая технологию фармацевтического производства, фармацевтические компании, ориентированные на внедрение собственных разработок, и пр.


Развитие научных центров

Концепция предполагает концентрацию усилий на двух основных направлениях: создании центров на базе научно-исследовательских и образовательных учреждений, а также реализации инвестиционных проектов в сфере фармацевтического производства. Идея создания центров на базе уже имеющихся учреждений предполагает, что обладателями прав на результаты интеллектуальной собственности будут являться сами эти центры, и попытки увода разработок в коммерческие структуры, как это часто происходит в настоящее время, будет невозможно. Следующим логичным шагом будет размещение на базе центров заказов на исследования и разработки, финансируемые из федерального бюджета и институтов развития.

Наряду с этим важной задачей является стимулирование фундаментальных и прикладных направлений исследований за счет реализации проектов по заказу отечественных и иностранных фармацевтических компаний. Кастомизированным исследовательским проектам отводится ведущая роль и в инвестициях в материально-техническую базу центров (вопреки нынешней тенденции, когда основная часть финансирования проектов по доклиническим и клиническим исследованиям направляется на оплату труда привлекаемых специалистов). Стратегической задачей является также размещение в кластере исследовательских центров иностранных фармацевтических компаний, желающих получить статус отечественных производителей, что будет компенсировать недостаток бюджетных инвестиций, а также способствовать трансферту технологий и специалистов.

Развитие научно-исследовательского направления является приоритетным для петербургского кластера, поскольку город является одним из крупнейших научных и медицинских центров страны, а НИОКР, доклинические и клинические исследования лекарственных средств представляют собой потенциально емкий рынок, создающий значительный мультипликационный эффект, стимулируя развитие инфраструктуры научной и медицинской сферы, способствуя привлечению высококвалифицированных специалистов, создавая спрос на образовательные услуги, а также стимулируя потребление различного рода ресурсов, в т.ч. высоких технологий. Помимо привлекательности этого рынка и значительных конкурентных преимуществах С.-Петербурга, расширение научно-исследовательского направления будет являться также важным фактором привлечения в кластер производственных компаний, стремящихся использовать возможности локализации для оптимизации сроков, качества и стоимости НИОКР.
Приоритет научно-исследовательского направления является необходимым условием для развития высокотехнологичного кластера и внедрения инноваций хотя бы на уровне отечественной отрасли. Это особенно перспективно, поскольку пул организаций, специализирующихся на новых разработках и технологиях, а также промышленном внедрении высокотехнологичных субстанций и оригинальных лекарственных препаратов в С.-Петербурге весьма широк (Государственный научно-исследовательский институт особо чистых биопрепаратов, ООО «НТФФ «Полисан», ООО «Герофарм», ООО «Протеиновый контур», ЗАО «Вам», ЗАО «Фармсинтез», ЗАО «Активный компонент» и пр.).

Инвестиционные производственные проекты

Второе направление развития кластера связано с созданием современных производственных мощностей, что предполагает осуществление инженерной подготовки выделенных территорий для размещения производственных объектов и региональных бюджетных инвестиций в обеспечение транспортной доступности, электро-, тепло-, газо-, водоснабжения и водоотведения. Концентрация производственных объектов позволит минимизировать ряд стартовых расходов, а также обеспечит оптимальное использование земельных ресурсов с точки зрения соблюдения санитарно-защитных зон.

Первая выделенная правительством С.-Петербурга фармацевтическая промышленная зона, на которой в настоящее время ведутся изыскательские работы, располагается в 25 км от города в Пушкинском районе и занимает территорию в 12 га. В дальнейшем предполагается предоставление для целей развития кластера и другие площадки, прежде всего в ОЭЗ «Ново-Орловское», где будут действовать налоговые льготы и свободный таможенный режим.

Заявки на размещение производства в промзоне «Пушкинская» поданы петербургской компанией ООО «Герофарм» и московской ЗАО «Биокад». Первая планирует инвестировать 25 млн. евро (50% собственных средств) в производственный комплекс по выпуску жидких и лиофильных лекарственных форм мощностью до 110 млн. флаконов в год, вторая – 20 млн. долл. в производство субстанций и готовых препаратов на основе моноклональных антител. Намерение инвестировать 30 млн. долл. в завод по выпуску оральных форм (1 млрд. единиц в год) высказала также компания ООО «Неон», планирующая предоставление мощностей для контрактного производства. Целый ряд компаний, в т.ч. иностранных, находится на стадии обсуждения возможности локализации в петербургском кластере (как в первую, так и последующие очереди реализации инвестиционных проектов). Не исключается также возможность инвестиций в начальные стадии строительства с последующей реализацией проектов стратегическим инвесторам, прежде всего иностранным компаниям, стремящимся минимизировать свои риски.

Противоречие целей

Развитие инновационного кластера потребует решения проблемы внедрения выпускаемой продукции в медицинскую практику. Однако действующее в настоящее время федеральное законодательство противоречит идее поддержки отечественных производителей и внедрения инноваций. Отсутствуют прямые указания на то, что развитие отечественной фармацевтической промышленности должно увязываться с изменениями в размещении государственного заказа. 94-й ФЗ о госзакупках препятствует созданию необходимых механизмов, которые бы обеспечивали установление партнерских отношений с конкретными производителями на основе доказательной медицины и фармакоэкономических исследований. От идеи поддержки конкретных производителей и наименований антимонопольные органы бегут как от заведомо коррупционной схемы. В то время как в действительности именно отсутствие четких критериев выбора и преемственности этого выбора представляют собой реальную угрозу коррупции и снижению качества лекарственного обеспечения.

Ставя задачу внедрения в российское производство инновационной продукции, необходимо обеспечить действие механизмов ее включения в стандарты медицинской помощи. Кластерное развитие отрасли должно предусматривать преимущества для его участников в системе государственного заказа, компенсирующие давление товаропроводящей сети, создающие предпосылки для получения более высокой добавленной стоимости и расширенного воспроизводства инновационного процесса. Однако на сегодняшний день регуляторные новации, связанные с жестким ограничением цен на препараты списка ЖНВЛС, не компенсируемым реальными выгодами от включения в этот список, снижают конкурентоспособность компаний, которые выпускают приоритетную для здравоохранения продукцию. Не очевидны в настоящее время с точки зрения приобретения конкурентных преимуществ и другие цивилизованные действия компаний, в частности переход на GMP или выбор между производством биодобавок и лекарств в пользу последних.

Конечно, все это основа для формирования стратегических конкурентных преимуществ, однако для того, чтобы эти стратегические планы стали в конечном итоге нашей реальностью, необходимо формировать экономические предпосылки. В связи с этим нельзя не заметить, что между двумя поставленными правительством целями - переходом на инновационный путь развития отечественной фармацевтической отрасли и снижением цен на лекарства – существует определенное противоречие, которое требует своего разрешения, в т.ч. и в рамках проводимой на уровне регионов кластерной политики.

Общественная поддержка

Планы по созданию кластера разделили отраслевую общественность города на два лагеря: тех, кто воспринял ее с воодушевлением, и тех, кто скептически отнесся к очередной государственной инициативе. Однако принятие концепции, подготовка городом территории для реализации инвестиционных проектов, перспективы включения в федеральные целевые программы – все это свидетельствует о новых возможностях, которые открываются для представителей отрасли в С.-Петербурге.

Развитие научных центров, инфраструктуры, производственных мощностей будет способствовать развитию фармацевтической сферы и связанных с ней отраслей региона вне зависимости от наличия какого-либо официального статуса у их представителей. Рост и эффективность функционирования неформального кластера усилятся, произойдет его расширение за счет локализации новых для региона компаний и увеличения масштабов деятельности действующих игроков. Повысится интенсивность и увеличится скорость внедрения новых разработок. На фоне возрастающей конкуренции повысятся стандарты работы отдельных сегментов кластера, усилится его конкурентоспособность на внешнем по отношению к кластеру рынке.

Солидаризация с идеей развития кластера для региональных лидеров отрасли – это еще и возможность поддержать позитивную для них тенденцию в государственных инициативах и переломить ситуацию, характерную для прошлых лет, когда развитие компаний происходило во многом вопреки проводимой политики. Поддержка кластера для них - это еще возможность реального влияния на ситуацию, в частности через участие в координационном совете (органе управления кластером), в состав которого, при минимальном числе чиновников, должны войти представители всех его основных участников.

В целом представляется, что обсуждаемые инициативы будут способствовать инвестиционной привлекательности С.-Петербурга, важным фактором которой являются возможности по привлечению высококвалифицированного персонала (в т.ч. зарубежного), поскольку С.-Петербург (как культурный центр страны и местожительства) имеет в этом плане особые преимущества. Представляется также, что создание формального кластера будет способствовать структуризации фармацевтической и смежных сфер, их диверсификации и специализации, а также разумной координации деятельности, способствующей снижению конкурентного давления внутри кластера, консолидации представителей отрасли и поиску компромиссных решений с органами государственной власти.

Рисунок - в прикрепленном файле


Специалистам здравоохранения