О профиле здоровья населения в странах Европы

 879

О профиле здоровья населения в странах Европы

Журнал "Ремедиум" №1-2, 2019

DOI: http://dx.doi.org/10.21518/1561-5936-2019-1-2-40-46

Юлия Прожерина, к.б.н., «Ремедиум»

В последние годы в европейской системе здравоохранения происходят существенные изменения: следование программе «Здоровье-2020» способствовало смещению основных акцентов с проблем смертности и заболеваемости в сторону задач улучшения здоровья и повышения благополучия. Одновременно новая стратегия стимулировала сбор более детальной статистической информации. Данные о состоянии здоровья и уровне благополучия населения Европы в XXI в. в сравнении с ситуацией в России представлены в обзоре.

Health profile for Europe

Julia Prozherina, Cand. of Sci. (Biol.), Remedium

In recent years, major changes have occurred in the European healthcare system: implementing Health 2020 contributed to shifting the main emphasis from the mortality and morbidity problems towards improving health and well-being. At the same time, the new strategy stimulated the collection of more detailed statistical information. The review presents the data on the health and well-being status of the Europe population in comparison with the situation in Russia in the 21stcentury.

Новый курс

Еще в 2010 г. Европейский регион ВОЗ утвердил новую концепцию здравоохранения, отвечающую меняющимся обстоятельствам и новым вызовам времени. В 2012 г. были подведены первые итоги реализации новой стратегии и впервые в контексте проблем здравоохранения прозвучал термин «благополучие». В том же году в Европе была утверждена программа «Здоровье-2020», с введением которой начался новый этап в развитии данной сферы. В совокупности эти два положения, а также следование глобальному рамочному документу ООН – «Повестке дня в области устойчивого развития на период до 2030 г.» – предопределили наиболее важные направления дальнейшей работы в области здравоохранения в Европе [1]. Основная цель нововведений заключается в создании социально справедливых, устойчивых и универсальных систем здравоохранения, ориентированных на человека и позволяющих людям контролировать решения, которые оказывают наибольшее влияние на их жизнь [2].

Стратегия «Здоровье-2020» содержит 6 основных целевых ориентиров:

1. К 2020 г. сократить преждевременную смертность в Европе.
2. Повысить ожидаемую продолжительность жизни в Европе.
3. Сократить неравенство в отношении здоровья в Европе (целевой ориентир в сфере социальных детерминант).
4. Повысить уровень благополучия европейского населения.
5. Обеспечить всеобщий охват и «право на здоровье».
6. Установить национальные цели и ориентиры в отношении здоровья в государствах-членах [2].

С момента вступления в силу программа «Здоровье-2020» стимулировала внедрение более широкого исследовательского подхода, при котором традиционные статистические формы стали дополняться набором качественных данных и информацией из новых источников, позволяющих получить более глубокое и всестороннее представление о состоянии здоровья и благополучии европейцев в XXI в. Безусловно, традиционные статистические данные при этом не теряют значимости, но такой подход дает возможность получить ответы не только на вопросы «что?» и «сколько?», но и «почему?». Все это позволяет выдвинуть на первый план ряд важнейших ценностей, лежащих в основе политики «Здоровье-2020», таких как обеспечение жизнестойкости и расширение прав и возможностей местных сообществ [2].

Дольше и старше

По данным официальной статистики, в настоящее время в Европе проживает более 692 млн человек [3]. По состоянию на 2015 г. доля лиц старше 60 лет в общей популяции составляла около 23,9%[1]. К 2030 г., согласно прогнозам, она вырастет до 29,6%, а к 2040 г. – до 32,2% [4]. Для сравнения: численность населения России на сегодняшний день составляет порядка 147 млн человек [5]. Предполагается, что за период с 2015 по 2027 г. количество жителей старше трудоспособного возраста в нашей стране увеличится на 7,2 млн человек, а численность занятых в экономике может уменьшиться на 5,6 млн человек [6]. В целом постарение населения представляет собой всеобщую проблему, с которой в ближайшие годы предстоит столкнуться как России, так и большинству европейских стран.

Тренд постарения населения во многом объясняется увеличением продолжительности жизни. В 2015 г. в Европе она составила в среднем 80,6 года против 77,3 года в 2000 г. (рис. 1). Наибольшая ожидаемая продолжительность жизни отмечается в Испании (83 года), Италии (82,7 года), Франции и Люксембурге (по 82,4 года), а также в Швеции (82,2 года). Самые низкие показатели приходятся на Литву (74,6 года), Болгарию (74,7 года), Латвию (74,8 года), Румынию (75 лет) и Венгрию (75,7 года) [3].

Рисунок 1. Ожидаемая продолжительность жизни, лет

Рисунок 1. Ожидаемая продолжительность жизни, лет

Источник: OECD and World Health Organization [3]

В России средняя продолжительность ожидаемой жизни при рождении также существенно выросла в последнее десятилетие: с 65,4 года в 2005 г. до 71,9 года в 2016 г. – и, по предварительной оценке, достигла 72,6 года в 2017 г. Несмотря на то что этот показатель выше среднемирового уровня (71,4 года в 2015 г.), он ниже уровня европейских стран [6].

Предотвращая преждевременную смертность

В последние годы в странах Европы отмечена тенденция к снижению коэффициента смертности. Так, если в 2000 г. он в среднем составлял 175 на 100 тыс. населения, то к 2014 г. сократился до 126 на 100 тыс. человек (рис. 2) [3].

Рисунок 2. Динамика коэффициента смертности по странам Европы в целом, на 100 тыс. населения

Рисунок 2. Динамика коэффициента смертности по странам Европы в целом, на 100 тыс. населения

Источник: OECD and World Health Organization [3]

В то же время в ряде стран этот показатель все еще существенно превышает среднеевропейский уровень. Наиболее неблагоприятная обстановка складывается в Румынии, Латвии, Литве и Болгарии, где отмечены самые высокие коэффициенты смертности среди всех стран Евросоюза (рис. 3) [3].

Рисунок 3. Коэффициенты смертности среди женщин и мужчин по странам Европы, на 100 тыс. населения

Рисунок 3. Коэффициенты смертности среди женщин и мужчин по странам Европы, на 100 тыс. населения

Источник: OECD and World Health Organization [3]

Сохраняются различия и по половому признаку. Среднее значение коэффициента смертности в странах Европы по итогам 2014 г. составило 97,5 на 100 тыс. населения среди женщин и 158,2 на 100 тыс. населения среди мужчин [3]. Отметим, что данный показатель выше для мужчин, чем для женщин, во всех странах Европы. При этом для женщин самые низкие значения отмечены в Испании, Франции, Люксембурге, на Кипре и в Италии, а для мужчин – во Франции, Нидерландах, Люксембурге, Италии и Бельгии (рис. 3).

По данным ВОЗ, у российских мужчин вероятность умереть в возрасте от 15 до 60 лет выше, чем у европейских, и составляет порядка 325 на 100 тыс. населения (данные на 2015 г.) [6]. Однако в целом в нашей стране, как и на европейской территории, ситуация меняется в лучшую сторону: с 2012 по 2017 г. общий показатель смертности в России среди населения трудоспособного возраста сократился на 15,8% [7].

Важные меры

Снижению коэффициентов смертности во многом способствует грамотная работа по профилактике нарушений здоровья, в частности усиление борьбы с такими факторами риска, как курение и употребление алкоголя.

В связи с принятием Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака и внедрением ряда локальных ограничений доля курящих в Европе снизилась с 24% в 2001 г. до 19% в 2013 г. Доля лиц, употребляющих алкоголь, в среднем по всем европейским странам сократилась за последние годы, но все еще остается высокой: она составила порядка 20% в 2013 г. при уровне потребления около 9,9 л на человека в год (данные 2014 г.) [3].

Меры по борьбе с употреблением алкоголя и курением в последние годы активно реализуются и в России. В 2016 г. в нашей стране потребление алкоголя в литрах чистого спирта на душу взрослого населения в год составляло 8,1 л, а к 2024 г. должно сократиться до 7,5 л [6]. В рамках действующего антитабачного законодательства ведется работа по уменьшению распространенности табакокурения и обеспечению защиты населения от последствий пассивного курения. Первые успехи уже достигнуты: доля курящих в России за последние годы снизилась на 8% и составила в 2017 г. около 32% [8]. К 2024 г., согласно прогнозам, она должна сократиться до 25% [6].

Все большее внимание уделяется вопросам пропаганды здорового образа жизни, в частности борьбе с избыточной массой тела и ожирением. Однако эти показатели имеют тенденцию к повышению почти во всех государствах – членах ЕС: за период с 2010 по 2016 г. доля людей с избыточной массой тела увеличилась с 55,9 до 58,7%, а показатель ожирения – с 20,8 до 23,3% [2]. В России не менее 30% трудоспособного населения[2] имеют избыточную массу тела и 25% страдают ожирением [9].

На снижение показателей смертности в Европе в значительной степени влияют мероприятия по оказанию своевременной помощи людям с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Если в 2005 г. уровень смертности среди переживших инфаркт и инсульт составлял 10,2 и 10,8%, то к 2014 г. удалось добиться снижения этих показателей до 7,4 и 9,0% соответственно (рис. 4) [3].

Рисунок 4. Уровень смертности от инфаркта и инсульта в больничных учреждениях Европы (средневзвешенное значение по 22 странам для пациентов в возрасте старше 45 лет)

Рисунок 4. Уровень смертности от инфаркта и инсульта в больничных учреждениях Европы (средневзвешенное значение по 22 странам для пациентов в возрасте старше 45 лет)

Источник: OECD and World Health Organization [3]

В России также уделяется большое внимание помощи больным с сердечно-сосудистыми заболеваниями. С 2019 г. планируется реализация программы лекарственного обеспечения пациентов после инфаркта, инсульта и операций на сосудах, что позволит повысить качество медицинской помощи. Все большее распространение получает практика лечения инфаркта миокарда тромболизисом и стентированием сосудов, хотя до сих пор оно не стало широко доступным вмешательством в регионах, а реализуется главным образом в Москве [6].

Вопросы паритета

Рост продолжительности жизни в странах коррелирует с затратами на обеспечение работы системы здравоохранения в показателях паритета покупательской способности (ППС)[3] (рис. 5). Среди стран-долгожителей, в которых затраты в здравоохранении на душу населения выше среднеевропейских, можно выделить Швецию, Нидерланды, Ирландию, Австрию, Францию, Бельгию, Данию, Великобританию, Германию и Финляндию. Абсолютным лидером в этом ряду является Люксембург, где в системе здравоохранения выделяется более 5 000 евро по ППС на человека в год, а продолжительность жизни в среднем составляет 82,4 года [3].

Рисунок 5. Корреляционный анализ ожидаемой продолжительности жизни (лет) и затрат в системе здравоохранения (евро ППС) в странах Европейского союза на 2015 г.

Рисунок 5. Корреляционный анализ ожидаемой продолжительности жизни (лет) и затрат в системе здравоохранения (евро ППС) в странах Европейского союза на 2015 г.

Источник: анализ по данным OECD and World Health Organization [3]

В то же время высокие затраты на здравоохранение не всегда выступают в качестве ключевого фактора, способствующего увеличению продолжительности жизни. Определенное влияние также оказывают климатические условия, наследственность и пр. Так, например, в Испании и Италии, лидирующих в рейтинге по показателю продолжительности жизни (83,0 и 82,7 года соответственно, рис. 1), траты на здравоохранение немного меньше (2 502 и 2 374 евро ППС соответственно) средних для Европейского союза показателей (порядка 2 900 евро ППС). Средняя продолжительность жизни в Греции (81,1 года) и на Кипре (81,8 года) – одна из самых высоких, в то время как уровень затрат в системе здравоохранения (1 650 и 1 592 евро ППС соответственно) в этих странах лишь немного превышает таковые в Венгрии (1 428 евро ППС) и Литве (1 406 евро ППС), где люди живут в среднем на 5–6 лет меньше (до 75–76 лет) [3].

В России пересчитанный по ППС объем ежегодных расходов на здравоохранение в расчете на душу населения, по данным за 2015 г., составил 1 414 долл., что ниже показателей, например, Великобритании почти в 3, а Германии — примерно в 4 раза. При сопоставимом пакете гарантий оказания медицинской помощи гражданам российские госрасходы на здравоохранение (в последние годы — примерно 3,2--3,4% ВВП) заметно ниже уровня расходов в странах ЕС (7,2% ВВП) [6].

Статус имеет значение

Несмотря на то что сокращение неравенства в системе здравоохранения в Европе является одним из ключевых целевых ориентиров, среди факторов, влияющих на состояние здоровья, по-прежнему выделяют социально-экономический статус населения (рис. 6).

В группе людей с низким уровнем дохода доля оценивающих свое здоровье как хорошее, как правило, ниже (59,7% по Европе в целом), чем в среднем в популяции (67,0% по Европе) и группе лиц с высоким уровнем дохода (77,6% по Европе). Минимальный разрыв между людьми с высоким и низким уровнем дохода в оценке собственного здоровья отмечен в Румынии, Италии, Греции и Испании, а наибольший – в Эстонии, Латвии, Чехии, Литве, на Мальте, в Хорватии и Бельгии [3]. Самые высокие показатели удовлетворенности собственным здоровьем отмечены в Ирландии, на Кипре и в Швеции, а самые низкие – в Португалии, Латвии и Литве. Для сравнения: в России менее половины взрослых российских граждан оценивают состояние своего здоровья как хорошее или очень хорошее (42% в 2017 г.), в то время как среди граждан ЕС доля таких оценок превышает две трети [6].

Рисунок 6. Доля лиц, оценивающих состояние своего здоровья как хорошее, по социально-экономическим группам (данные на 2015 г.)

Рисунок 6. Доля лиц, оценивающих состояние своего здоровья как хорошее, по социально-экономическим группам (данные на 2015 г.)

Источник: OECD and World Health Organization [3]

Что касается доступности медицинской помощи, то о неудовлетворенной потребности в ее получении в среднем сообщают порядка 3,6% всей популяции людей, проживающих в Европе. При этом ситуация значительно различается в зависимости от уровня дохода: если для лиц с высоким достатком этот показатель приближается к нулевой отметке (0,2%), то для людей с низким уровнем он существенно выше и составляет около 7,2% (рис. 7). Так, доля лиц с низким доходом, сообщивших об отсутствии медицинской помощи в связи с финансовыми сложностями, географической отдаленностью или необходимостью ее длительного ожидания, составила порядка 7% в 2015 г, в то время как в 2011 г. она была значительно ниже – 4% [3].

Рисунок 7. Неудовлетворенные потребности в медицинской помощи у жителей Европы, по странам с учетом уровня дохода (%)

Рисунок 7. Неудовлетворенные потребности в медицинской помощи у жителей Европы, по странам с учетом уровня дохода (%)

Источник: OECD and World Health Organization

Необходимые ресурсы

Наличие необходимой численности медицинского персонала – важнейший фактор сохранения здоровья и увеличения продолжительности жизни населения. В среднем по Европе на 1000 пациентов приходится 8–9 врачей и 3–4 медицинские сестры, однако по разным странам их распределение существенно различается. Больше всего медицинского персонала, как врачей, так и медицинских сестер, в Дании, Германии и Швеции, а ниже всего эти показатели в целом ряде стран Восточной Европы (рис. 8) [3].

Рисунок 8. Соотношение врачей и медицинских сестер на 1000 населения в странах Европы

Рисунок 8. Соотношение врачей и медицинских сестер на 1000 населения в странах Европы

Источник: OECD and World Health Organization [3]

По количеству практикующих врачей Россия занимает одно из ведущих мест среди развитых стран: приблизительно 4,6 врача на 1000 населения [10]. В то же время в нашей стране отмечается дефицит среднего и младшего медперсонала [11], а также низкое качество первичной медико-санитарной помощи, прежде всего той, что оказывается в участковой службе. В связи с этим в России относительно высокие показатели уровня госпитализации, числа койко-дней на одного жителя, объемов скорой медицинской помощи. Наблюдается дефицит кадров первичного звена: не хватает порядка 30% участковых терапевтов. Однако необходимые меры по улучшению ситуации уже принимаются: поставлена задача по увеличению численности участковых врачей с 70,8 тыс. (данные за 2016 г.) до 86 тыс. человек [6].

Благополучие как новый индикатор

Как уже отмечалось ранее, одним из главных целевых ориентиров стратегии «Здоровье-2020» является повышение уровня благополучия населения во всех странах Европейского региона. Во многом он зависит от культурных факторов, ценностей, традиций и убеждений, а также от состояния здоровья. Для оценки уровня благополучия, как правило, используется параметр удовлетворенности жизнью. Он оценивается по шкале от 0 (совершенно не удовлетворен) до 10 баллов (абсолютно удовлетворен) при ответе на вопрос «Насколько вы в настоящее время удовлетворены своей жизнью?». В целом субъективная оценка удовлетворенности жизнью в Европе составляет порядка 6,0 балла (или в среднем 6,4 балла, по данным OECD, для 22 стран по состоянию на 2017 г.) (рис. 9) [2, 11]. Уровень благополучия населения в разных странах существенно отличается: некоторые страны (Португалия, Греция, Венгрия) дают относительно низкую общую оценку – около 5 баллов, тогда как в других странах она достигает 7,3–7,5 балла (Дания, Финляндия, Нидерланды, Швеция) [2, 11].

Рисунок 9. Уровень удовлетворенности жизнью для ряда стран Европы в 2017 г.

Рисунок 9. Уровень удовлетворенности жизнью для ряда стран Европы в 2017 г.

Источник: OECD.Stat [12]

Уровень благополучия населения в Европе – самый высокий в мире, но это распространяется не на всех жителей региона [2], и задача состоит в его повышении в тех регионах, где он оказался недостаточно высоким. Отметим, что оценка удовлетворенности жизнью в России находится на среднеевропейском уровне, составляя порядка 6 баллов [12].

За время, прошедшее после принятия программы «Здоровье-2020», достигнуто немало успехов, но многое еще предстоит сделать. Для достижения поставленных целей требуется более широкое сотрудничество между странами Европейского региона [2].


[1] По 28 членам Европейского союза.
[2] По данным Росстата, порядка 40%.
[3] Паритет покупательной способности (ППС) определяется как курс конвертации валюты, который уравновешивает покупательную способность разных валют, устраняя различия в уровнях цен между странами.


Источники

  1. Никого не оставить без внимания: отчет Регионального директора о работе ВОЗ в Европейском регионе в 2016–2017 гг. ВОЗ. Европейский региональный комитет. Рим, Италия, 17–20 сентября 2018 г. [Leaving no one behind: Regional Director's report on the WHO activities in the European Region in 2016–2017. WHO. European Regional Committee. Rome, Italy, September 17–20, 2018] (In Russ).
  2. Доклад о состоянии здравоохранения в Европе. Больше, чем просто цифры: фактические данные для всех. Основные положения. 2018. ВОЗ. 24 с. [The European health report. More than numbers - evidence for all. The main provisions. 2018. WHO. 24 p.] (In Russ).
  3. State of Health in the EU. Belgium Country Health Profile. OECD and World Health Organization. 2017. 16 p.] (In Russ).
  4. Капица Л.М. Старение населения в индустриально развитых странах и миграционная политика (Часть 1). Источник: https://www.researchgate.net. Дата обращения: 09.01.2019. [Kapitsa L.M. Population aging in industrialized countries and migration policy (Part 1). Source: https://www.researchgate.net. Accessed date: January 09, 2019.] (In Russ).
  5. Федеральная служба государственной статистики. Официальный сайт. Демография. Источник: http://www.gks.ru. Дата обращения: 10.01.2019. [Federal State Statistics Service. Official website. Demography. Source: http://www.gks.ru. Accessed date: January 10, 2019.] (In Russ).
  6. Шишкин С.В. с соавт. Здравоохранение: необходимые ответы на вызовы времени. Центр стратегических разработок. М., февраль, 2018. 56 с. [Shishkin S.V. et al. Healthcare: tackling the challenges of our era. Center for Strategic Research. M., February, 2018. 56 p.] (In Russ).
  7. Демографическая политика: некоторые важные показатели и решения за 6 лет. Источник: http://government.ru/info/32109/. Дата обращения: 09.01.2019. [Demographic policy: some important indicators and decisions for 6 years. Source: http://government.ru/info/32109/. Accessed date: January 9, 2019.] (In Russ).
  8. Прожерина Ю., Широкова И. Россия строит будущее без табака. Ремедиум. 2018; 1-2: 41-44. [Progerina Yu., Shirokova I. Russia builds a future without tobacco. Remedium. 2018;1-2:41-44.] (In Russ).
  9. Разина А.О., Руненко С.Д., Ачкасов Е.Е. Проблема ожирения: современные тенденции в России и в мире. Вестник РАМН. 2016; 71(2): 154–159. [Razina A.O., Runenko S.D., Achkasov E.E. The problem of obesity: current trends in Russia and in the world. Vestnik RAMN. 2016;71(2):154–159.] (In Russ).
  10. Российские реформы в цифрах и фактах. Источник: http://kaig.ru/rf/doctors.pdf. Дата обращения: 09.01.2019. [Russian reforms: fact and figures. Source: http://kaig.ru/rf/doctors.pdf. Accessed date: January 9, 2019.] (In Russ).
  11. В Москве выявили дефицит старшего и младшего медперсонала. Источник: https://www.bfm.ru/news/404164. Дата обращения: 15.01.2019. [Moscow is facing shortages of senior and junior medical personnel. Source: https://www.bfm.ru/news/404164. Accessed date: January 15, 2019.] (In Russ).
  12. OECD Better Life Index. Source: http://www.oecdbetterlifeindex.org. 10.01.2019.


Специалистам здравоохранения