«Развитие современной нефрологии – задача сродни политической»

Информация только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

«Развитие современной нефрологии – задача сродни политической»

 6102

«Развитие современной нефрологии – задача сродни политической»
В последние годы современная нефрология столкнулась, по крайней мере, с тремя очень важными проблемами. Во-первых, наблюдается фактическое увеличение количества больных с хронической почечной патологией. Во-вторых, результаты этиологического и патогенетического лечения большинства хронических болезней почек остаются несовершенными.

В-третьих, оба вышеперечисленных фактора привели к увеличению количества пациентов, которым требуется заместительная почечная терапия (ЗПТ). Однако организационные и финансовые проблемы, связанные с ЗПТ, начали превышать возможности даже высокоразвитых стран.

Научно-практический семинар «Современные методы лечения хронической почечной недостаточности» с участием профессорского состава государственных медицинских институтов и врачей, прошедший 6 октября 2011 года в Москве на площадке Фонда «Мы вместе», показал, что нефрология как один из динамично развивающихся направлений медицины остро испытывает необходимость в кооперации ведущих российских научных коллективов, практических врачей и государства.

Главный нефролог Минздравсоцразвития РФ Евгений Шилов отметил, что благодаря совместным усилиям политиков и врачей в России эффективно работают 50 диализных центров.

«Специальность нефролога стала возрождаться только в последний год. Надо сказать спасибо политикам. Общественно-политический форум в Коломне, на котором был руководитель ЦИК Партии Андрей Воробьев, выступивший с представлением Фонда, стал началом. Без партийной поддержки наша деятельность была бы сложна. Профессиональное сообщество выражает серьезную благодарность партийным кругам за понимание. Власть взяла на себя решение острых социальных проблем, в частности, таким образом предприняты меры по предотвращению высокой смертности детей с почечной недостаточностью, а единственный путь спасти этих детей – создавать Центры. Диализный центр - это не только диализные аппараты, это водоочистка, определенная инфраструктура, диагностические лаборатории. Благодаря Фонду в России появилось 50 таких центров «под ключ».

Отмечу, что раньше в России нефрология не звучала в плане Министерства здравоохранения как самостоятельная специальность. Она относилась к компетенции главного терапевта Минздрава. Но в последние годы, когда мы начали в общественно-политическом формате заявлять, что это отдельная проблема, которую терапевты сами по себе решить не могут, и, наконец-то, возникло понимание важности этой проблемы. Была учреждена должность главного внештатного специалиста, а без этой должности создавать службу, создавать нормативно-правовую базу невозможно.

Сегодня, говоря о модернизации системы здравоохранения в целом, и о реформе нашей службы, сама идеология этого кажется ясной, четкой, понятной. Но вопрос в том, как из идеи сделать реально работающий механизм. В основе работы любой службы, любой специальности: кардиологической, нефрологической и так далее – лежит целая сеть нормативных актов. Центром правовой базы нашей службы является так называемый порядок оказания помощи.

Руководство Минздрава спешно расширяет список главных специалистов и идея работы в плане формирования службы – правильная. Но большое расстояние от идеи до реализации. Это начинает не состыковываться с другими сферами деятельности, существующими нормативными актами, с тем, как работают департаменты здравоохранения в том или ином регионе.

Сложность в нефрологии связана с тем, что многие лечебные мероприятия, в том числе диализная помощь вышла из разряда так называемых высокотехнологичных. Высокотехнологичная помощь – это обязанность федерального уровня. Если бы диализ остался в этом списке, то был бы общий проект, общее финансирование, общие закупки.

Эти проблемы ведут за собой следующие. Например, проблему с обучением и повышением квалификации. Круг вопросов, который мы должны по стандарту донести до специалиста, очень отстает от того, что есть в реальности. Кафедры уже преподают тот объем информации, который считают нужным, но это надо узаконить.

Надо пересматривать программы, стандарты, подготовки по специальности нефрология. Соответственно, расширять раздел болезни почек у детей, чтобы взрослые нефрологи были более искушенными в этих вопросах. Потому что сегодня взрослый нефролог порой не может работать с ребенком, он не знает специфики. Мы должны готовить новый образовательный стандарт.

Следующий вопрос – о необходимом количестве специалистов. Мало кафедр по обучению нефрологии. А у нас нет учебных порталов по нефрологии. Идеи Минздрава по развитию дополнительного дистанционного образования есть, но реализовать ее в силу малочисленности нашей профессии сложно.

При этом, потребность в нефрологах настолько велика в России, что нам их нужно в 4-5 раз больше, чем в США, где их достаточно много, только тогда нефрология в России сможет развиваться. Одна проблема ведет другую: неизвестно количество больных, неизвестна стоимость процедур, сколько нужно коек, сколько нужно врачей. Буквально только сейчас начинаем формировать статистическую базу, которая позволит поднять нефрологию на должный уровень. Тут задача сродни политической».





Последние статьи