Использование биофера в лечении железодефицитных анемий

Информация только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

Использование биофера в лечении железодефицитных анемий

 11569

Использование биофера в лечении железодефицитных анемий
Авторы: Е.И. Буевич, Е.Ф.Котовщикова, И.Г. Перегудова, Л.В. Моргунова, О.С. Манакова

Проблема железодефицитных состояний не нова в медицинской науке и практике. Железодефицитная анемия (ЖДА) – наиболее распространенная форма анемии, которая возникает при недостатке железа в организме и характеризуется снижением уровня гемоглобина в единице объема крови в сочетании с клиническими признаками анемии [1]. Среди всех анемий ЖДА встречается наиболее часто и составляет около 80% [2]. Важным является то, что два основных железодефицитных состояния – дефицит железа и железодефицитная анемия – встречаются во всех странах мира. Так, железодефицитом страдает почти половина населения земного шара (в большей степени женщины), болезнь поражает практически все возрастные группы.

Латентный дефицит железа (ЛДЖ) в Европе и России составляет до 30–40%, а в отдельных регионах (Восточная Сибирь, Север) доходит до 50–60% [12, 13, 14, 15, 16, 17]. Даже в высокоразвитых странах ЖДА страдают около 12% женщин, а у четверти наблюдается ЛДЖ. По данным ВОЗ, в мире ЖДА страдают 1,8 млрд человек, а ЛДЖ определяется у 3,6 млрд [17]. Именно поэтому эксперты ВОЗ рассматривают распространенность анемии, предварительно разделяя на экономически развитые и развивающиеся страны, возрастные и половые различия. Наиболее распространена данная патология среди детей раннего возраста и беременных и кормящих женщин [8, 13, 18, 14, 19]. В пожилом возрасте начинает преобладать у мужcкой половины населения [20, 16].

ЖДА является самостоятельной нозологической формой, и в Международной классификации болезней и проблем имеет код МКБ-10.

Причины возникновения ЖДА разнообразны. Это может быть связано с уменьшением поступления железа в организм вследствие недостаточности питания, например при соблюдении некоторых диет [5] или при вегетарианстве, а также с нарушением всасывания железа, что в основном связано с патологией желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) (резекция тонкого кишечника, энтериты, синдром мальабсорбции, болезнь Крона, отсутствие соляной кислоты в желудочном соке), вследствие повышенной потребности в железе при гемодиализе или его усиленном расходе в пубертатный период, при беременности, лактации и при интенсивных физических нагрузках. Также развитие ЖДА может быть связано с повышенной потерей железа при кровотечениях из ЖКТ (опухоли, дивертикулы, язвенная болезнь, кровотечение из геморроидальных узлов), при кровотечениях вследствие меноррагии (обильные и длительные менструации, дисфункциональные маточные кровотечения, наличие внутриматочных контрацептивов, гинекологические и хирургические операции, миома матки и эндометриоз) и из других органов. Среди более редких причин возникновения ЖДА следует отметить длительное донорство и патологию клапанного аппарата сердца. Также ЖДА часто встречается при приеме таких лекарственных препаратов, как антикоагулянты, нестероидные противовоспалительные препараты, глюкокортикостероиды [1, 6].

У больных ЖДА в клинической картине отмечаются неспецифические симптомы, что обусловлено недостаточным обеспечением тканей кислородом, Основными клиническими проявлениями рассматриваемой нами патологии является общая слабость, головные боли, головокружение, одышка при обычной физической нагрузке, шум в ушах, мелькание «мушек» перед глазами, тахикардия, мышечная слабость, артериальная гипотония, обморочные состояния, бессонница. Характерным для ЖДА является нарушение вкусовых ощущений и восприятия запахов (сидеропенический синдром), снижение аппетита, значительное снижение умственной и физической работоспособности. Нередко у пациентов с ЖДА отмечается жжение языка, извращение вкуса (желание есть мел, глину, песок, зубную пасту, сырые крупы и др.). Также отмечаются так называемые эпителиальные симптомы: бледность, сухость и шелушение кожи, ломкость и выпадение волос, расслоение, поперечная исчерченность и ломкость ногтей, атрофия сосочков языка, ангулярный стоматит и диспепсические расстройства [7, 13]. Выявляется патология ЖКТ (субатрофический и атрофический гастрит, колит, отсутствие аппетита, вздутие кишечника, понос, запоры), гепатобилиарной системы (формирование жирового гепатоза, дискинезии желчевыводящих путей), при тяжелых формах ЖДА появляются изменения со стороны сердечно-сосудистой системы виде анемической миокардиодистрофии, кардиалгии, нарушений ритма и др.). Со стороны центральной нервной системы – снижение памяти, способности концентрировать внимание [18, 25, 26, 15, 16, 27].

Классификация ЖДА

- по форме: алиментарные, постгеморрагические, вследствие повышенного расхода железа, вследствие резорбтивной недостаточности железа, нарушения его транспорта (атрансферринемии) и др.
- по стадиям: предлатентный дефицит железа – характеризуется снижением запасов микроэлемента, но без уменьшения расходования железа на эритропоэз; ЛДЖ – наблюдается полное истощение запасов микроэлемента в депо, однако признаков развития анемии еще нет; манифестный дефицит железа (или ЖДА) – возникает при снижении гемоглобинового фонда железа и проявляется симптомами анемии и гипосидероза [8, 20].
- по степени тяжести: легкая анемия – Нb 110–109 г/л, среднетяжелая анемия – Нb 90–70 г/л, тяжелая анемия – Нb менее 70 г/л.

Для верификации диагноза ЖДА, помимо клинической картины, учитываются результаты лабораторных анализов. В анализах крови определяется низкая концентрация сывороточного железа, ферритина, повышение общей железосвязывающей способности сыворотки крови, снижение коэффициента насыщения трансферрина и увеличение содержания трансферрина в крови [6, 10, 18, 19, 21, 22].

Исходя из вышеизложенного, эффективное лечение ЖДА и коррекция железодефицитных состояний является чрезвычайно актуальной задачей. На первое место выходит устранение этиологических факторов, и далее важное место отводится проведению необходимой симптоматической терапии – лечению железосодержащими препаратами и лечебному питанию. Восстановление уровня гемоглобина только за счет диеты невозможно. Диета для коррекции анемии обычно назначается одновременно с препаратами железа и продолжается весь период сохранения риска развития ЖДА [25, 23, 33].

Лечение препаратами железа преследует несколько целей: устранение железодефицита, борьба с анемией и проведение противорецидивной терапии, а следовательно, должно быть длительным, до стойкой нормализации показателей красной крови и восполнения тканевого дефицита железа [4, 35, 32]. Также не стоит забывать о том, что гемотрансфузия при ЖДА показана лишь по жизненным показаниям (анемическая прекома и кома) [9].

В клинической практике препараты железа применяются внутрь или парентерально. Парентеральное введение препаратов показано в следующих ситуациях:
- при нарушении всасывания железа из-за патологии кишечника (энтериты, синдром недостаточности всасывания, резекция тонкого кишечника, резекция желудка и двенадцатиперстной кишки);
- при обострении язвенной болезни желудка или двенадцатиперстной кишки;
- при непереносимости препаратов железа для приема внутрь, не позволяющей продолжать лечение (если уменьшение дозы препарата железа и/или его замена неэффективны).

В настоящее время доказано, что основной причиной непереносимости препаратов и появления побочных эффектов являются свободные ионы железа, входящие в их состав. Поэтому для повышения эффективности лечения были предложены так называемые неионные препараты железа, одним из представителей которых является Биофер (железа (III) гидроксид полимальтозат). В данном препарате железо находится в гидроксид полимальтозном комплексе в связанном виде, подобном состоянию железа в ферритине. Данный комплекс стабилен, не выделяет железо в виде свободных ионов, по структуре сходен с естественными соединениями железа. Исходя из клинических данных известно, что пероральные препараты железа, особенно простые его соли, вызывают побочные явления со стороны ЖКТ в виде тошноты, рвоты, болей в животе, запоров, диареи. При приеме стандартных препаратов железа, таких как сульфат железа, необходимо строго придерживаться правила: принимать перед едой во избежание снижения всасывания и тем самым снижения эффективности терапии. Однако при приеме этих препаратов происходит раздражение и даже повреждение слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки, тем самым пациент прерывает необходимый курс терапии. Биофер лишен таких побочных воздействий на слизистую ЖКТ.

Нами были обследованы 30 больных в возрасте от 18 до 50 лет (средний возраст – 35,3 ± 4,2 года). Из обследованных больных 6 человек страдали анемией в течение года, 13 – в течение 3 лет, 11 – в течение 5 лет. Причиной железодефицитной анемии у женщин молодого возраста служили длительные меноррагии, у других женщин – меноррагии, связанные с генитальной патологией (миома матки, эндометриоз). У мужчин причиной анемии было донорство, геморроидальные кровопотери. Всем пациентам был проведен курс лечения препаратом в течение месяца.

Оценка лабораторных показателей проходила в динамике: в начале исследования, через 2, 3, 4 недели после начала лечения препаратом. Клинический анализ крови проводился на автоматическом анализаторе. В качестве лабораторных параметров, включенных в исследование, были выбраны: количество эритроцитов, гемоглобин, цветовой показатель, гематокрит, средний объем эритроцитов, среднее содержание гемоглобина в эритроцитах, средняя концентрация гемоглобина в эритроцитах. Использовали лабораторные показатели, характеризующие обмен железа в организме: сывороточное железо (СЖ), общую железосвязывающую способность сыворотки (ОЖСС), латентную железосвязывающую способность сыворотки (ЛЖСС) и коэффициент насыщения трансферрина (КНТ). В начале исследования в качестве субъективных жалоб пациенты отмечали: сердцебиение (60%), одышку (50%), повышенную утомляемость (98%), мышечную слабость (50%), у женщин присутствовал сидеропенический синдром (ломкость ногтей, выпадение волос, сухость кожи).

Эффективность лечения определяли каждую неделю по субъективной оценке пациентами переносимости лекарства, степени улучшения самочувствия и по данным показателей периферической картины крови. Переносимость препарата была хорошей, только в нескольких случаях (12%) во время первой недели приема медикамента отмечалась небольшая, быстро проходящая тошнота и запоры. Других побочных действий не выявлено. Через 2 недели лечения субъективная оценка эффективности определялась: «состояние улучшилось» у 15 пациентов, «состояние значительно улучшилось» у 10, «состояние мало улучшилось» у 5. Через 4 недели приема препарата пациенты отметили повышение работоспособности, прошло головокружение, одышка.

В начале исследования анемия легкой степени тяжести диагностирована у 13 больных, средней степени тяжести – у 11, тяжелая – у 6 больных. Полученные данные лабораторного исследования подтверждают общую тенденцию улучшения клинического состояния больных на фоне проводимой терапии. Динамика лабораторных показателей представлена в таблице 1.

Показатели гемограммы

До лечения

Через 2 недели от начала терапии

Через 3 недели от начала терапии

Через 4 недели от начала терапии

Эритроциты, 1012

3,6 ± 0,36

4,2 ± 0,31

4,6 ± 0,21**

4,6 ± 0,12**

Гемоглобин, г/л

75,8 ± 7,2

86,1 ± 3,2**

102,8 ± 6,6***

112,1 ± 4,2****

Гематокрит, %

25,0 ± 2,5

33,2 ± 3,1**

37,0 ± 2,6***

38,6 ± 2,1****

Среднее содержание гемоглобина в эритроците (МСН), pg

22,0 ± 1,4

23,1 ± 1,2

26,0 ± 1,1**

28,0 ± 1,4**

Средний объем эритроцитов (MCV), fg

76,0 ± 4,2

81,3 ± 5,2

83,0 ± 3,1

88,6 ± 3,2**

СОЭ, мм/ч

15,1 ± 1,2

13,1 ± 1,6

11,0 ± 1,4

8,5 ± 2,2**



По результатам проведенного исследования отмечалось достоверное улучшение показателей крови через 1 месяц от начала терапии. При этом количество эритроцитов увеличилось с 3,6 ± 0,36 * 1012/л до 4,6 ± 0,12 * 1012/л, причем достоверное увеличение наблюдалось уже на 3-й неделе лечения. Гемоглобин в крови достоверно увеличился уже к концу 2-й недели терапии Биофером. Анализ динамики цветового показателя, определяемого по уровню среднего содержания гемоглобина в эритроците и среднего объема эритроцита, свидетельствует о переходе состояния гипохромии к нормохромной характеристике. Гематокрит увеличился в среднем с исходного значения 25,0 ± 2,5 до 38,6 ± 2,1% после приема Биофера. Содержание сывороточного железа до лечения составляло 6,2 ± 0,5 мкмоль/л, после проведенного лечения через 4 недели достоверно увеличилось до 13,8 ± 1,2 мкмоль/л (р < 0,0001), ОЖСС, ЛЖСС пришли к норме через 4 недели у 21 пациента.
На фоне принимаемого препарата железа отмечалось клиническое улучшение, у пациентов уменьшилась или прошла одышка и мышечная слабость. Полная клиническая и гематологическая ремиссия была отмечена у 72% больных. Женщинам с полименореей было предложено для поддержания достигнутой ремиссии продолжить прием Биофера в дозе 100 мг в день еще 1–2 месяца после курса лечения.
 
Таким образом, основными принципами лечения ЖДА являются коррекция причин, лежащих в основе дефицита железа, устранение не только анемии, но и дефицита железа в крови и в тканях. Пациенты должны быть информированы, что компенсация дефицита железа и коррекция ЖДА с помощью специальных диет не могут быть достигнуты. Высокая терапевтическая эффективность Биофера, хорошая переносимость, которую продемонстрировал препарат в нашем исследовании, позволяют рекомендовать его для широкого использования при лечении железодефицитных состояний.

Литература

1. Воробьев А.И. Руководство по гематологии. М., 2002.
2. Городецкий В.В., Годулян. О.В. Железодефицитные состояния и железодефицитная анемия: лечение и диагностика // Медпрактика. М., 2004. С. 1–28.
3. Strai S.K.S., Bomford A., McArdle H.I. Iron transport across cell membranes:molecular uderstanding of duodenal and placental iron uptake. Best Practise & Research Clin Haem. V.15. №2. pp. 243–259. 2002.
4. Baker W.F. Jr. Iron deficiency in pregnancy, obstetrics, and gynecology. Hematol Oncol Clin North Am 2000 Oct, 14(5): 1061–77.
5. Heath A.L., Fairweather–Tait S.J. Clinical implications of changes in the modern diet: iron intake, absorbtion and status. Best Practical&Reasearch Clin Haem. V.15. №2. pp. 225–241. 2002.
6. Постникова С.Л., Малышева Н.В., Касатова Т.Б. Клинические рекомендации по коррекции железодефицита у различных групп пациентов // Русский медицинский журнал. 2010. Т.18. №30. С. 1843–1848.
7. Дворецкий Л.И. Гипохромные анемии // Гематология. 2001. Т.3. №9.
8. Бурлев В.А., Орджоникидзе Н.В., Соколова М.Ю., Сулейманова И.Г., Ильясова Н.А. Возмещение дефицита железа у беременных с бактериально-вирусной инфекцией // Журнал Российского общества акушеров-гинекологов. 2006. №3. С. 11–14.
9. Goddard A.F., James M.W., Mclntyre A.S., Scott B.B. on behalf of the British Society of Gastroenterology. Guidelines for the management of iron deficiency anaemia. 2010.
10. Российские национальные рекомендации по диагностике и лечению анемии при хронической болезни почек // Анемия. 2006. №3. С. 3–18.
11. Silverberg D., Blum M., Aglaria Z. et al. The effect of i.v. iron alone or in combination with low–dose erythropoietin in the rapid correction of anemia of chronic renal failure in the predialysis period // Clin Nephrol. 2001. Vol. 55. P. 212–219.
12. Воробьев П.А. Анемический синдром в клинической практике. М., 2001. С. 165.
13. Демидова А.В. Анемии: учебно-практическое пособие. М., 1993. С.88.
14. Румянцев А.Г., Токарев Ю.Н. Анемии у детей: диагностика и лечение. М., 2000. С. 134.
15. Dallman P.R., Looker A.C., Johnson C.L. et al. Influence of age on laboratory criteria for the diagnosis of iron deficiency in infants and children. Lodon 1996: 65–74.
16. Schmitz H., Muller A. Сontribution to the treatment with antianemics. Drug Research 1972;22:1031-35.
17. WHO 1992. The prevalence of anemia in women: A Tabulation of available information.
18. Павлов Э.А., Еременко М.А. Значение комплексного гематологического обследования для ранней диагностики дефицита железа и ЖДА // Гематология и трансфузиология,1991. №6. С. 14-17.
19. Mackintosh W, Jacobs P. Response in serum ferritin an hemoglobin to iron therapy in blood donors. Am J Hematol 1988;27:17-19.
20. Димитров Димитр Я. Анемия беременных (гемогестозы). София, 1980.С. 112-18.
21. Лечение железодефицитной анемии. Международные рекомендации // Клин. фарм. и терапия 2001. № 1.С.40-41.
22. Тихомиров А.Л., Сарсания С.И., Ночевкин Е.В. Современные принципы лечения железодефицитных анемий в гинекологической практике // РМЖ, 2000. № 9.С. 12-16.
23. Beruti E. Oral treatment of multi-deficiency anemias of pregnant women with a combination of ferric polymaltose , folic acid and vitamin B12. Study report. BMJ 1978; 170: 830-33.
24. Pollit E, Kim I. Learning and achievement among iron-deficient children. In: Brain Iron: Neurochemical and Behavioural Aspects. Taylor & Francis, End.: M.B.H. Youdim 1988: 115-44.
25. Идельсон Л. И. Гипохромные анемии. М.,1981. С.192.
26. Син Р., Линч, Дэвид А., Липшиц. Болезни крови у пожилых. М., 1989. С. 14-35.
27. Youdim MBH, Ben-Shachar D, Yehuda S. Putatuve biological mechanisms of the effect of iron deficiency on brain biochemistry and behavior. Am J Clin Nutrition 1989;50:607-17.
28. Бокарев И. Н., Кабаева Е.В., Пасхина О.Е. Лечение и профилактика железодефицитной анемии в амбулаторной практике // Терапевтический архив 1998. № 4.С. 70-74.
29. Lozoff B, Jimenez E, Hagen J,et al. Poorer behavioral and developmental outcome more than 10 years after treatment for iron deficiency in infancy. Pediatrics 2000;105:1-11.
30. Soemantri AG, Pollin E, Kim I. Iron deficiency anemia and educational achievement. Am J Clin Nutrition 1985;42:1221-28.
31.Берлинер Г.Б., Хейфец Л.М. Вопросы ведения больных анемиями в практике терапевта // Клин. медицина 1996. № 2. С. 60-62.
32. Block J, Halliday J, et al. Iron Metabolism in Health and Disease. W.B. Saunders company 1994:79.
33. Сучков А.В., Митирев Ю.Г. Анемия // Клин. медицина, 1997. № 7. С. 71-75.
34. Воробьев П.А., Герасимов В.Б., Авксентьева М.В. Клинико-экономический анализ железосодержащих препаратов // Российские аптеки 2001. № 4. С. 34.
35. Маликов Г.Б.. Сравнение эффективности и переносимости препаратов железа для внутримышечного введения у женщин с железодефицитной анемией в конце 2-го триместра беременности// Гематология и трансфузиология, 2004. № 2. С. 27-30.
36. Malikova GB, Rassadina MV. The effect of the anti-anaemik drug maltofer on iron metabolism indices in breast-feeding mothers and their breast-feeding mothers and their breast-fed infant. Pediatriya 2005;4:83-86.
37. Schams H. Feldanalyse Utilifer Hausmann Dragees (Fe(III)-Hydroxid-Polymaltose Komplex), Zwischenergebnisse. Regionalspital Rheinfelden, Basel 1976:25-32.
38. Дворецкий Л.И., Воробьев П.А. Дифференциальный диагноз и лечение при анемическом синдроме. М., 1994. С.37.
39. Зейгарник М. Препараты железа в пересчете на чистый металл // Ремедиум 2000.№ 3.
40. Шилина Е.А., Бреусенко Л.А, Шалина Р.И. Сравнение эффективности применения различных препаратов у беременных с железодефицитной анемией в III триместре // Consilium Medicum. 2001. №4. С. 16–18.






Последние статьи