Витаминно-минеральные комплексы для детей в период активной социальной адаптации


Информация только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

Витаминно-минеральные комплексы для детей в период активной социальной адаптации

 3572

Витаминно-минеральные комплексы для детей в период активной социальной адаптации

Журнал "Медицинский совет. Педиатрия" № 2, 2018г.

DOI: http://dx.doi.org/10.21518/2079-701X-2018-2-52-57

В. М. Коденцова, д.б.н., профессор, Д. В. Рисник, к.б.н. Федеральный исследовательский центр питания, биотехнологии и безопасности пищи, Москва, РФ

Субнормальная форма недостаточности витаминов представляет собой угрозу для нормального роста и развития ребенка. Сниженная обеспеченность витаминами А, РР, В6, В12, Е ассоциируется со снижением иммунитета, повышает риск задержки физического развития и формирования функциональных заболеваний. По данным за 2015–2017 гг. независимо от места проживания, картина витаминной обеспеченности детей дошкольного и школьного возраста практически одинакова: обеспечен всеми витаминами лишь каждый четвертый-пятый ребенок. До 50% детей находятся в состоянии полигиповитаминоза, (т. е. недостатка 3 и более витаминов). В условиях недостаточного производства обогащенных витаминами пищевых продуктов основным способом устранения витаминной недостаточности является использование витаминно-минеральных комплексов. Существование межвитаминных взаимодействий, а также высокая частота встречаемости среди детского населения именно полигиповитаминозных состояний служат основанием для применения витаминно-минеральных комплексов (ВМК). Прием ВМК более эффективен по сравнению с применением моновитаминов. При выборе ВМК для детей следует отдавать предпочтение комплексам, содержащим полный набор витаминов, причем в количестве, сопоставимом с возрастным рекомендуемым потреблением, и ряд минеральных веществ, дефицит которых наиболее часто обнаруживается у населения России. Эффект систематического потребления обогащенных витаминами пищевых продуктов и/или ВМК проявляется в повышении уровня витаминов в плазме крови, снижении частоты полигиповитаминозов, увеличении количества адекватно обеспеченных всеми витаминами детей.


Недостаточность витаминов в питании и здоровье детей 

По образному выражению академика В.А. Энгельгардта, «витамины проявляют себя не своим присутствием, а своим отсутствием». В современных условиях уже нет речи об авитаминозах того или иного витамина, скорее, на практике встречаются гиповитаминозные состояния, при которых наблюдается снижение запасов витаминов в организме, сопровождающееся возникновением ряда микросимптомов витаминной недостаточности. Еще чаще встречается субнормальная обеспеченность витаминами (маргинальная или биохимическая форма витаминной недостаточности) - доклиническая стадия дефицита витаминов, проявляющаяся в нарушении метаболических реакций, в которых участвует данный витамин. Субнормальная витаминная недостаточность выявляется биохимическими методами по содержанию витаминов в крови или моче. Между тем даже такая форма недостаточности витаминов представляет собой угрозу для нормального роста и развития ребенка.

Считается, что основная роль в регуляции иммунной функции принадлежит витаминам D и А [1]. Даже незначительный дефицит витаминов А и С приводит к повышению чувствительности организма к инфекциям. Поступление в организм ребенка достаточных количеств витамина А является обязательным условием для дифференцировки клеток иммунной системы, барьерной функции слизистых оболочек. Недостаток цинка, являющегося компонентом супероксиддисмутазы, также может приводить к снижению иммунитета. Дефицит селена повышает вероятность инфекционных заболеваний. С использованием современных методов интеллектуального анализа данных было установлено, что сниженная обеспеченность витаминами А, РР, В6, В12, Е статистически значимо ассоциировалась со снижением иммунитета, повышенной массой тела, сниженной активностью систем детоксикации организма ребенка, повышенной частотой приступов астмы, головными болями (вегето-сосудистая дистония) и миопией [2]. 

Установлено, что дефицит витаминов А, С, D, В6 и В12 ассоциируется с увеличением в 1,4-6,9 раза риска повышения в крови повышенных концентраций органических веществ техногенного происхождения, а неблагоприятные экологические условия способствуют возникновению недостаточности витаминов [3]. У детей с субклиническим полигиповитаминозом в условиях техногенной нагрузки токсикантами возрастает напряженность эритропоэза, снижается активность пролиферативных процессов лимфомоноцитарного ростка, клеточных факторов неспецифической резистентности, снижается активность системы антиоксидантной защиты [3]. 

В моделях на растущих крысах показано, что выраженный хронический полигиповитаминоз приводит к нарушению обмена веществ и, как следствие, к снижению адаптационного потенциала организма. При сочетанном дефиците всех витаминов происходило усиление апоптоза клеток печени, ухудшение клеточного иммунитета (лимфоцитопения, снижение уровня Т-лимфоцитов, Т-хелперов и повышение уровня цитотоксических Т-лимфоцитов), уменьшение среднего объема эритроцита и среднего содержания гемоглобина в эритроците, лейкоцитопения, повышение уровня глюкозы в крови, ухудшение антиоксидантного статуса организма, снижение уровня коэнзима Q10, наблюдалось изменение активности ферментов метаболизма лекарственных средств (конечного эффекта лекарства) [4].

Недостаточная обеспеченность детей витаминами А, С, D, В6 и В12 повышает риск задержки темпов физического развития в 2 раза, формирования функциональных заболеваний желудочно-кишечного тракта в 1,3 раза, заболеваний органов дыхания и кожи аллергического характера - в 2,1- 2,3 раза, функциональных расстройств нервной системы - в 2-3 раза, патологии опорно-двигательного аппарата - в 4,1 раза [5].

Дети в период активной социальной адаптации в связи с началом посещения детских дошкольных учреждений, начальной школы относятся к группе риска возникновения дефицитов витаминов. Установлена прямая корреляционная связь повышенной интеллектуальной и сенсорной составляющих образовательного процесса, а также общего показателя напряженности учебного труда с частотой формирования у детей расстройств вегетативной нервной системы и заболеваний опорно-двигательного аппарата [6]. Таким образом, высокие учебные нагрузки у детей, являясь по своей природе социальными, влекут неизбежные медицинские последствия, негативно влияя на заболеваемость детского населения.



Потребление с пищей витаминов и минеральных веществ 

Естественным образом организм получает витамины из пищевых продуктов. Однако получить необходимое их количество с пищей оказывается не всегда возможным. По данным Федеральной службы государственной статистики, значительная часть детей потребляет основные продукты-витаминоносители в недостаточном количестве [7]. Так, только половина детей потребляет молоко ежедневно, 35% - несколько раз в неделю [8]. Пищевая ценность продуктов и блюд значительно снижается также при использовании современных технологий промышленного производства и способов приготовления пищи.

Обеспеченность витаминами детей дошкольного и школьного возраста 

Большая часть публикаций по оценке витаминного статуса детей посвящена исследованию содержания в крови одного витамина. В последние годы особое внимание уделяется витамину D, недостаток которого выявлен у значительной части детского населения России [9]. У детей третьего года жизни частота недостатка этого витамина возрастает, достигая 62,1 и 24,8%. В возрасте от 7 до 14 лет обеспечены витамином D (уровень 25(OH)D в плазме крови более 30 нг/мл) не более 10% детей Центрального и Северо-Западного регионов России (n = 790) [10]. У школьников коренной национальности Севера достаточно часто выявлялся дефицит витаминов А, С, Е [11]. 

Значительно меньше работ по оценке обеспеченности детей несколькими витаминами. В последние 3 года появились публикации по оценке витаминной обеспеченности детей из разных регионов по концентрации витаминов А, С, Е, фолатов, В12 в крови или с помощью неинвазивных методов по экскреции витаминов С, В1, В2, В6 или их метаболитов с мочой. Анализ этих публикаций позволил выявить особенности витаминного статуса в целом по стране. На рисунке 1 представлено относительное количество детей, обеспеченных всеми витаминами, и детей с полигиповитаминозом по результатам исследования витаминной обеспеченности, проведенных разными авторами в период 2015-2017 гг. [5, 12-16]. Как следует из этого рисунка, обеспечен всеми витаминами лишь каждый четвертый-пятый ребенок. До 50% детей находятся в состоянии полигиповитаминоза, т. е. испытывают сочетанную недостаточность 3 и более витаминов. Независимо от места проживания, картина витаминной обеспеченности детей практически одинакова [15]. Таким образом, неоптимальная обеспеченность организма детей одновременно несколькими витаминами является широко распространенным явлением как среди здоровых, так и больных детей всех возрастов. Анализ обеспеченности организма детей витаминами в зависимости от приема поливитаминных комплексов показал, что дети, принимающие витамины, обеспечены витаминами лучше, а недостаток витаминов встречается у них реже по сравнению с детьми, не принимающими витамины [12, 13].

Пути коррекции микронутриентной недостаточности 

Проблема коррекции витаминной недостаточности у населения актуальна во всех странах. Мировая практика показывает, что восполнить недостающее количество витаминов можно путем обогащения рациона этими незаменимыми пищевыми веществами. Одним из путей является технологическая модификация пищевых продуктов, т. е. непосредственное добавление в пищевой продукт витамина или их смеси в процессе производства [17], особенно пищевых продуктов массового потребления,  т. е. потребляемых регулярно и повсеместно в питания детей старше 3 лет и взрослых (молоко, хлеб, напитки и др.). Одна порция обогащенных (витаминизированных) продуктов содержит от 15 до 50% от рекомендуемого суточного потребления витаминов и/или минеральных веществ. Доказана эффективность использования обогащенных продуктов для опттимизации витаминного статуса детей [18]. Однако в Российской Федерации, несмотря на то что использование витаминизированных пищевых продуктов является наиболее физиологичным, обогащение пищевой продукции проводится в недостаточном объеме по инициативе отдельных изготовителей этих продуктов [17]. 

Периодически в отношении витаминов возникают необоснованные заблуждения типа «синтетические витамины плохо усваиваются», «витамины - лекарства, их назначает врач», «витамины вызывают аллергию», «импортные витамины лучше отечественных». Между тем многократно доказано, что химически синтезированные витамины усваиваются организмом, к тому же многие из витаминов (В2, В12, К2) в настоящее время получают микробным синтезом (т. е. назвать их синтетическими уже нельзя). Витамины - это пищевые вещества, они постоянно присутствуют в нашей пище и организме, принимать их можно без назначения врача, строго следуя инструкции по применению, касающейся доз, сроков применения и возрастных рекомендаций. Аллергические заболевания, наоборот, лечат на фоне назначения перорального приема витаминов [16]. Синтез cубстанций витаминов в нашей стране не осуществляется, все витамины только импортного производства, в России осуществляется только смешивание индивидуальных витаминов и таблетирование или расфасовка готовых форм в потребительскую упаковку. 



Витаминно-минеральные комплексы для детей 

В условиях недостаточного производства обогащенных пищевых продуктов основным способом устранения витаминной недостаточности является использование витаминно-минеральных комплексов (ВМК) [19-21]. При этом важно подчеркнуть, что если дефицит одного витамина устранить достаточно легко, то при наличии полигиповитаминоза возникают определенные трудности, решить которые можно только, принимая мультивитаминный или поливитаминный комплекс, содержащий полный набор витаминов, причем в дозах, сопоставимых с возрастной физиологической потребностью ребенка. Поясним эту мысль несколько подробнее.

Дело в том, что недостаток в организме одного витамина может вызывать функциональную недостаточность других витаминов. Так, дефицит витаминов (С, В6, В2, ФК, Е) нарушает превращение витамина D в его метаболически активные гормональные формы и тем самым вызывает функциональную недостаточность этого витамина [22]. 

В отношении витаминов группы В существует даже понятие «функционально связанные витамины». Недостаточность витамина В2 приводит к снижению активности витамин В2-зависимых ферментов, участвующих в превращении в организме витамина В6 в его активные коферментные формы; в свою очередь, недостаток витамина В6 приводит к нарушению синтеза никотинамидных коферментов - биологически активных форм ниацина (витамина РР). Это послужило основанием для введения понятия «вторичный эндогенный, или сопутствующий, дефицит витаминов группы В». Улучшение обеспеченности одним витамином способствует эффективному превращению другого витамина в его биологически активную коферментную форму. Так, невозможно устранить нарушения, причиной которых является дефицит витамина В6, если существует недостаток витамина В2, поскольку сниженная активность витамин В2-зависимых ферментов снижает эффективность превращения пиридоксина в пиридоксальфосфат. Другими словами, ликвидировать недостаточность витамина В6 приемом этого витамина без оптимизации рибофлавинового статуса невозможно.

Relative-number-of-children.jpg



Необходимым условием осуществления витамином D своих многочисленных функций, в том числе по поддержанию гомеостаза кальция и ремоделированию скелета, является достаточная обеспеченность организма витаминами, участвующими в образовании гормонально активной формы витамина D. Недостаток витаминов С, В6, В2, ФК, Е, нарушая превращения этого витамина в его метаболически активные гормональные формы, вызывает функциональную недостаточность витамина D [22]. При эффективном использовании витамина D для профилактики рахита и снижения риска болезней, связанных с недостаточностью этого витамина, необходимо применять его в сочетании с полным набором всех необходимых для реализации его биологических свойств витаминов в дозах, соответствующих возрастной физиологической потребности организма. Суть концепции В.Б. Спиричева«D + 12 витаминов» состоит в необходимости устранения в современных условиях состояний полигиповитаминоза [22].

Дозы витаминов в составе ВМК для детей

В соответствии с действующей в РФ законодательной базой минимальное содержание витаминов и минеральных веществ в ВМК должно быть не менее 15% от рекомендуемого суточного потребления. Суточная доза витаминов и минеральных веществ в составе БАД к пище для детей от 1,5 до 3 лет не должна превышать 50% от суточной физиологической потребности, установленной Нормами физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации (МР 2.3.1.2432-08). Суточная доза БАД к пище для детей старше 3 лет не должна превышать для витаминов А, D, минеральных веществ (селен, медь, цинк, йод, железо)  100%, для водорастворимых витаминов - 200% от суточной физиологической потребности.

Между дозой витамина и сроком достоверного повышения его уровня в крови существует обратная зависимость: чем меньше доза витамина, тем более длительный срок требуется для ликвидации витаминной недостаточности, и, наоборот, чем более высокая доза, тем более короткий срок необходим для оптимизации витаминной обеспеченности [23]. Дозы, составляющие 30--50% от физиологической потребности организма в витаминах, в короткие сроки не могут восстановить обеспеченность организма до нормального уровня, а способны лишь приостановить дальнейшее ухудшение существующей витаминной обеспеченности, т. е. дают возможность поддерживать витаминный статус на том же уровне [23]. Это означает, что в предназначенных для них ВМК дозы этих микронутриентов должны приближаться к 100% от РНП. 

Композиционный состав ВМК

Прием не отдельных витаминов, а их комплексов (сочетание микронутриентов в составе ВМК) целесообразен не только потому, что в обычном рационе витамины присутствуют одновременно, и у детей обнаруживается дефицит не какого-то одного витамина, а полигиповитаминозные состояния (одновременный недостаток нескольких витаминов), но также вследствие существования межвитаминных функциональных связей витаминов в организме. 

В то же время на рынке присутствуют и комплексы целевого предназначения, состав которых разработан специально для поддержания каких-либо функций или состояний организма. Иногда в состав таких комплексов, наряду с витаминами и минеральными веществами, добавлены витаминоподобные вещества, каротиноиды, ПНЖК и/или бифидо- или лактобактерии. 
Основным отличием витаминов от витаминоподобных веществ является то, что организм человека синтезировать витамины не может (за исключением частичного синтеза ниацина из триптофана и витамина D), тогда как витаминоподобные вещества, наряду с поступлением с рационом, могут синтезироваться в организме. Однако не совсем верное с научной точки зрения название не умаляет качество БАД, включающей в состав, помимо витаминов, витаминоподобные вещества (инозит, карнитин, холин), каротиноиды (лютеин, бета-каротин, зеаксантин), минеральные вещества йод, селен, а также органические соли железа, магния, меди и цинка. Название БАД к пище отчасти можно объяснить тем, что иногда в силу физиологической значимости для организма инозит называют витамином В8, а холин - витамином В4 (Вр), карнитин - витамином В11. Инозит - витаминоподобное соединение, участвует в обмене веществ, вместе с холином участвует в синтезе лецитина, оказывает липотропное действие. Холин входит в состав лецитина, играет роль в синтезе и обмене фосфолипидов в печени, является источником свободных метильных групп, действует как липотропный фактор. Лютеин – природный каротиноид, особенно богаты им яичный желток, капуста, кабачки, шпинат, зелень, содержится в масле зародышей пшеницы, спирулине. Лютеин является специфическим каротиноидом, сконцентрированным в желтом пятне сетчатки. Предполагают, что он может защищать пятно сетчатки от избыточного воздействия солнечных лучей. Зеаксантин -- природный каротиноид, содержится в кукурузе. Бета-каротин является провитамином А, обладает собственными антиоксидантными свойствами. Карнитин играет важную роль в энергетическом обмене, осуществляя перенос длинноцепочечных жирных кислот через внутреннюю мембрану митохондрий для последующего их окисления. Основным источником карнитина является мясо, однако частично он может синтезироваться в организме из аминокислот лизина и метионина, для его эндогенного синтеза необходимы витамины С, В6, ниацин и железо.

В России потребляют мультивитаминные комплексы менее половины детей младше 13 лет [7]. В США 31% детей (от рождения до 19 лет) используют диетические добавки, среди которых 90% составляют ВМК и поливитаминные комплексы. Частота мотиваций для приема витаминов составляет: «улучшить общее состояние здоровья» (41%), «поддерживать здоровье» (37%), «дополнить рацион» (23%), «предотвратить проблемы со здоровьем» (20%), «повысить иммунитет» (14%) [24]. В США назначают диетические добавки, причем преимущественно поливитамины 72% кардиологов, 66% дерматологов и 91% ортопедов [25].

Нормативная база по использованию витаминно-минеральных комплексов для детей 

Все ВМК подлежат государственной регистрации, причем большинство комплексов, содержащих физиологические дозы микронутриентов, зарегистрированы в качестве биологически активных добавок (БАД) к пище. К качеству БАД к пище предъявляются очень строгие требования, установленные «Едиными санитарно-эпидемиологическими и гигиеническими требованиями к товарам, подлежащим санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю)» Таможенного союза ЕврАзЭС, Техническим регламентом Таможенного союза ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции». 

В питании детей 3-14 лет разрешено использовать БАД, содержащие только витамины и минеральные соли, пищевые волокна, пробиотики и пребиотики, а также отдельные виды растительного сырья. При производстве пищевой продукции для детского питания запрещено использование консервантов и подсластителей. Для придания аромата и вкуса допускается использовать только натуральные пищевые ароматизаторы (вкусоароматические вещества). Для пищевых продуктов, содержащих красители (азорубин Е122, желтый хинолиновый Е104, желтый «солнечный закат» FCF Е110, красный очаровательный АС Е129, понсо 4R Е124 и тартразин Е102), должна наноситься предупреждающая надпись: «Содержит краситель (красители), который (которые) может (могут) оказывать отрицательное влияние на активность и внимание детей». 

Достоверная информация о зарегистрированных и разрешенных к ввозу и обороту на территории Российской Федерации ВМК (БАД к пище), включая сведения об области и способе их применения, дозировке, противопоказаниях, находится в свободном доступе в Интернете на официальном сайте Роспотребнадзора (http://fp.crc.ru/) в Реестре продукции, прошедшей государственную регистрацию. Реализация БАД к пище осуществляется через аптечную сеть и специализированные отделы торговой сети.

Польза от дополнительного приема витаминно-минеральных комплексов детьми 

Витамины в дозах, близких к физиологической потребности организма, обеспечивают витаминную полноценность рациона и снижают риск нехватки витаминов. Положительный эффект систематического потребления обогащенных витаминами пищевых продуктов и/или ВМК проявляется в повышении уровня витаминов в плазме крови, снижении частоты полигиповитаминозных состояний, увеличении количества адекватно обеспеченных всеми витаминами людей [23, 26], смягчении клинических проявлений недостаточности микронутриентов, улучшении клинического состояния больных, уменьшении длительности пребывания в стационаре. 

Прием в течение 10-15 дней больными инсулинзависимым сахарным диабетом детьми витаминного комплекса, содержащего 6 витаминов в дозах, соответствующих физиологической потребности ребенка, сопровождался сокращением микросимптомов полигиповитаминозов и их выраженности, исчез сочетанный дефицит 3 и более витаминов, примерно в 2 раза увеличилось количество детей, обеспеченных всеми витаминами [27].

Длительный срок приема таких доз, вплоть до 1-3 лет, сопровождается снижением заболеваемости [21], сокращением продолжительности заболевания, повышением физической и умственной работоспособности, улучшением когнитивных функций детей [29], повышением невербального интеллекта и улучшением поведенческих навыков у детей [21]. Уже не вызывает сомнений, что эффект при использовании ВМК выше, чем при использовании 1 или 2 микронутриентов [28]. 

Заключение

Профилактика витаминной недостаточности у детского населения необходима для обеспечения полного соответствия между потребностями организма в витаминах и их поступлением с пищей. Существование межвитаминных взаимодействий, а также высокая частота встречаемости среди детского населения именно полигиповитаминозных состояний служат основанием для применения ВМК. Прием ВМК более эффективен по сравнению с применением моновитаминов. 

При выборе витаминно-минеральных комплексов для детей следует отдавать предпочтение комплексам, содержащим полный набор витаминов, причем в количестве, сопоставимом с возрастным рекомендуемым суточным потреблением (РНП), и ряд минеральных веществ, дефицит которых наиболее часто обнаруживается у населения России (йод, кальций, железо, магний и цинк). 

Рациональная схема использования ВМК для здоровых детей должна состоять в курсовом приеме в течение 3-4 недель витаминов в дозе до 200% РНП для вывода обеспеченности организма на оптимальный уровень и затем в переходе на длительный прием более низких доз (30-50% от РНП) для поддержания адекватной обеспеченности организма.

Учитывая, что недостаточная обеспеченность витаминами организма нарушает многие витаминзависимые метаболические процессы, при лечении любого заболевания следует иметь в виду, что большинство детей неадекватно обеспечены витаминами. В соответствии с Приказом Минздрава России от 21.06.2013 № 395н «Об утверждении норм лечебного питания», в Нормы лечебного питания при соблюдении диет включены ВМК в дозе 50-100% от физиологической нормы потребления. Назначение ВМК создаст благоприятный фон для лечения, однако сможет скорректировать только те нарушения обмена веществ, причиной которых является их недостаток.

Разработанная в 2017 г. Союзом педиатров России «Национальная программа по оптимизации обеспеченности витаминами и минеральными веществами детей России», основанная на мониторинге состояния питания детского населения, направлена на профилактику алиментарно-зависимых состояний путем использования ВМК, поддержку отечественного производства обогащенных эссенциальными микронутриентами продуктов детского питания. 
 

Литература

1. Mora JR, Iwata M, von Andrian UH. Vitamin effects on the immune system: vitamins A and D take centre stage. Nat Rev Immunol, 2008, 8(9): 685–698.
2. Торшин И.Ю., Громова О.А., Лиманова О.А., Егорова Е.Ю., Сардарян И.С., Юдина Н.В. и др. Роль обеспеченности микронутриентами в поддержании здоровья детей и подростков: анализ крупномасштабной выборки пациентов посредством интеллектуального анализа данных. Педиатрия, 2015, 94(6): 68-78. doi: http://dx.doi.org/10.24110/0031-403X-2015-94-6-68-78.
3. Ямбулатов А.М., Устинова О.Ю. Развитие гиповитаминозов у детей дошкольного возраста, подвергающихся комплексному воздействию химических факторов промышленного происхождения. Вестник Пермского университета. Серия: Биология, 2017, 1: 118-126.
4. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Бекетова Н.А., Сото С.Х., Карагодина З.В., Шаранова Н.Э. и др. Биохимические показатели плазмы крови и некоторые параметры антиоксидантого статуса крыс при полигиповитаминозах разной степени. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 2012, 154(10): 439-442.
5. Устинова О.Ю., Лужецкий К.П., Валина С.А., Ивашова Ю.А. Гигиеническая оценка риска развития у детей соматических нарушений здоровья, ассоциированных с дефицитом витаминов. Анализ риска здоровью, 2015, 4: 79-90.
6. Зайцева Н.В., Устинова О.Ю., Лужецкий К.П., Маклакова О.А., Землянова М.А., Долгих О.В. и др. Риск-ассоциированные нарушения здоровья учащихся начальных классов школьных образовательных организаций с повышенным уровнем интенсивности и напряженности учебно-воспитательного процесса. Анализ риска здоровью, 2017, 1: 66-83. doi: 10.21668/health.risk/2017.1.08. 
7. Лайкам К.Э. Государственная система наблюдения за состоянием питания населения. Федеральная служба государственной статистики. -- 2014. http://www.gks.ru/free_doc/new_site/rosstat/smi/food_1-06_2.pdf.
8. Батурин А.К., Оглоблин Н.А., Волкова Л.Ю. Результаты изучения потребления кальция с пищей детьми в Российской Федерации. Вопр. дет. Диетологии, 2006, 4(5): 12-16.
9. Захарова И. Н., Мальцев С.В., Боровик Т.Э., Яцык Г.В., Малявская С.И., Вахлова И.В. и др. Результаты многоцентрового исследования «Родничок» по изучению недостаточности витамина D у детей раннего возраста в России. Педиатрия. Журнал им. Сперанского, 2015, 94(1): 62-67.
10. Торшин И.Ю., Лиманова О.А., Сардарян И.С., Громова О.А., Малявская С.И., Гришина Т.Р. и др. Обеспеченность витамином D детей и подростков 7-14 лет и взаимосвязь дефицита витамина D с нарушениями здоровья детей: анализ крупномасштабной выборки пациентов посредством интеллектуального анализа данных. Педиатрия. Журнал им. Сперанского, 2015, 94(2): 175-184.
11. Корчина Т.Я., Козлова Л.А., Корчина И.В., Глущенко Е.Д., Ямбарцев В.А. Анализ обеспеченности витаминами A, E и С детей школьного возраста коренной и некоренной национальности Югорского Севера. Вестник угроведения, 2011, 2: 166-174.
12. Вржесинская О.А., Коденцова В.М., Сафронова А.И., Тоболева М.А., Алешина И.В., Переверзева О.Г. и др. Оценка обеспеченности витаминами детей дошкольного возраста неинвазивными методами. Педиатрия. Журнал им. Сперанского, 2016, 3: 119-123.
13. Вржесинская О.А., Левчук Л.В., Коденцова В.М., Кошелева О.В., Переверзева О.Г., Ларионова З.Г. и др. Обеспеченность витаминами группы В детей дошкольного возраста (г. Екатеринбург). Вопросы детской диетологии, 2016, 14(4): 17-22. doi: 10.20953/1727-5784-2016-4-17-22.
14. Вржесинская О.А., Коденцова В.М., Старовойтов М.В., Сафронова А.И., Абрамова Т.В., Тоболева М.А. и др. Оценка обеспеченности витаминами детей дошкольного возраста. Российский вестник перинатологии и педиатрии, 2017, 62(1): 114-120. doi:10.21508/1027-4065-2017-62-1-114-120.
15. Вржесинская О.А., Коденцова В.М., Переверзева О.Г., Леоненко С.Н. Обеспеченность витаминами детей, посещающих дошкольные образовательные учреждения в разных регионах (Московская область, г. Екатеринбург). Педиатр, 2017, 8(5): 50-54. doi: 10.17816/PED8550-54.
16. Макарова С.Г., Намазова-Баранова Л.С. Витамины в профилактике и лечении аллергических болезней у детей. Педиатрическая фармакология, 2015, 12(5): 562-572.
17. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Рисник Д.В., Никитюк Д.Б., Тутельян В.А. Обеспеченность населения России микронутриентами и возможности ее коррекции. Состояние проблемы. Вопр. питания, 2017, 86(4): 113–124.
18. Коденцова В.М. Обогащенные молочные напитки для коррекции витаминной недостаточности у детей преддошкольного и дошкольного возраста. Вопросы современной педиатрии, 2017, 16(2): 118–125. doi: 10.15690/vsp.v16i2.1712.
19. Коденцова В.М., Громова О.А., Макарова С.Г. Микронутриенты в питании детей и применение витаминно-минеральных комплексов. Педиатрическая фармакология, 2015, 12(5): 537-542. doi:10.15690/pf.v12i5.1455. 
20. Коденцова В.М. Коррекция полигиповитаминозов у детей. Медицинский Совет, 2017, 1: 87-92. doi:10.21518/2079-701X-2017-1-87-92.
21. Коденцова В.М. Применение мультивитаминов в питании детей с современных позиций. Consilium medicum, 2017, 3: 21-25.
22. Спиричев В.Б. О биологических эффектах витамина D. Педиатрия. Журнал им. Сперанского, 2011, 90(6): 113-119.
23. Коденцова В.М., Вржесинская О.А. Витаминно-минеральные комплексы в питании детей: соотношение доза -- эффект. Вопросы детской диетологии, 2009, 7(5): 6-14. 
24. Bailey RL, Gahche JJ, Thomas PR, Dwyer JT Why US children use dietary supplements. Pediatr Res, 2013, 74(6): 737–741. doi: 10.1038/pr.2013.160.
25. Dickinson A, Shao A, Boyon N, Franco JC. Use of dietary supplements by cardiologists, dermatologists and orthopedists: report of a survey. Nutr J, 2011, 10: 20. doi: 10.1186/1475-2891-10-20.
26. Коденцова В.М. Вржесинская О.А., Сокольников А.А. Влияние приёма поливитаминного комплекса на витаминную обеспеченность детей, посещающих детский сад. Вопросы современной педиатрии, 2007, 6(1): 35-39.
27. Пустограев Н.Н., Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Трофименко Л.С. Коррекция полигиповитаминозов у больных инсулинзависимым сахарным диабетом детей с использованием «Гексавита» Сб. научных трудов РМАПО МЗ РФ «Медики в Великой отечественной войне и чрезвычайных ситуациях мирного времени». Под ред. Мошетовой Л.К. М., 1995: 72-73.
28. Stammers AL, Lowe NM, Pate MW, Dykes F, Pérez-Rodrigo C, Serra-Majam L, et al. The relationship between zinc intake and growth in children aged 1-8 years: a systematic review and meta-analysis. Eur J Clin Nutr, 2015, 69(2): 147-53. doi: 10.1038/ejcn.2014.204.
29. Студеникин В.М., Спиричев В.Б., Самсонова Т.В., Маркеева В.Д. Влияние дополнительной витаминизации на заболеваемость и когнитивные функции у детей. Вопросы детской диетологии, 2009, 7(3): 32-37.




Последние статьи