Cовершенствование национального календаря профилактических прививок России


Информация только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

 8501

Cовершенствование национального календаря профилактических прививок России

М.В. ФЕДОСЕЕНКО, к.м.н., ФГБНУ Научный центр здоровья детей, Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России

Вакцинопрофилактика на протяжении двух веков оставляет за собой неоспоримое лидерство в качестве инструмента борьбы с опасными инфекционными заболеваниями. В статье приводятся наиболее значимые достижения массового внедрения вакцинации в виде драматического снижения заболеваемости и детской смертности от вакцинопредотвратимых инфекций как на территории нашей страны, так и в мировом масштабе в целом. Рассматривается обновленный в 2014 г. Национальный календарь профилактических прививок РФ. В заключение выделены основные направления дальнейшего совершенствования Российского календаря профилактических прививок.


Программа иммунизации, спасающая миллионы детских жизней

В исторической перспективе «Календарь прививок» начал формироваться в 40--50-е гг. прошлого столетия, когда постепенно пополнялся список новыми вакцинами (АКДС, против полиомиелита, кори и т. д.) [1]. Наиболее значимым событием дальнейшего совершенствования практики массовой вакцинации можно считать принятие Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) и ЮНИСЕФ в 1974 г. «Расширенной программы иммунизации» (РПИ), направленной на борьбу с ведущими инфекционными заболеваниями [2]. Несомненно, вдохновляющей идеей стала международная кампания по борьбе с натуральной оспой, увенчавшаяся блестящим успехом в 1977 г., когда ВОЗ было объявлено об искоренении этой неизлечимой болезни. Программа предусматривала проведение массовой иммунизации среди детей всего мира против шести основных инфекционных болезней: туберкулеза, полиомиелита, дифтерии, коклюша, столбняка и кори. Прежде всего, это стало серьезным толчком развития профилактики инфекционных заболеваний в развивающихся странах, где в то время вакцинацией было охвачено менее 5% детей младше 5 лет. Как результат, к 1990 г. уже 80% детей во всем мире прививались против основных детских инфекций. За шесть лет действия РПИ с 1980 г. глобальный охват иммунизацией первой дозой вакцины дифтерит-столбняк-коклюш (V1АКДС) составил 30 и 20% третьей дозой (V3АКДС). К 1990 г. глобальный охват по этим двум прививкам вырос до 88 и 76% соответственно (V1АКДС /V3АКДС), а к 2013 г. он достиг 91 и 84%. Естественно, это отразилось на уровне заболеваемости и смертности от вакциноуправляемых инфекций. Например, в 1980 г. смертность от кори составляла 2,6 млн человек. Ускоренное проведение иммунизации к 2008 г. снизило показатели до 164 тыс. человек, в 2012 г. -- 122 тыс. человек [3]. Именно благодаря широкому распространению вакцинации против полиомиелита удалось достичь спорадической заболеваемости этой инфекцией. С 1988 г. число случаев заболевания полиомиелитом уменьшилось более чем на 99% (с 350 000 до 406 случаев в 2013 г.) [3]. Такое уменьшение стало результатом глобальных усилий по проведению массовой вакцинации среди населения всей планеты. Некоторые регионы уже признаны «свободными от полиомиелита», как, например, Северный и Южный Американский континент, где последний случай полиомиелита был зарегистрирован в 1994 г. (рис. 1). В 2000 г. страны Западной части Тихого океана и в июне 2002 г. Европейский регион присоединились к областям, сумевшим избавиться от инвалидизирующей инфекции.  

Fedoseenko_.jpg

Таким образом, по результатам проведенных массовых мероприятий вакцинация была признана самым эффективным и экономически выгодным средством управления защиты против инфекционных болезней, известным современной медицине.

В настоящее время иммунизация больше не ограничивается шестью обычными вакцинами для детей: дифтерии, коклюша, столбняка, кори, полиомиелита и туберкулеза. Благодаря успехам современной вакцинологии создано более 100 вакцин для борьбы более чем с 40 различными заболеваниями. По данным ВОЗ, вакцины ежегодно предотвращают до 4,5 млн смертей, причем почти половина из них с помощью вакцин, внедренных за последние два десятилетия. А к 2030 г. мировое сотрудничество с вакцинацией поможет спасать почти 5,5 млн детских жизней каждый год [4].

С начала XXI столетия вакцинология переживает новый, более динамичный период. Первое десятилетие наступившего века оказалось наиболее продуктивным в истории создания и усовершенствования вакцин. Были разработаны эффективные, сохраняющие жизнь вакцины против пневмококковой инфекции и рака шейки матки, вызываемого вирусом папилломы человека, менингококкового менингита, ротавирусного гастроэнтерита. Современные вакцины очень быстро заняли достойное место в Национальных календарях ведущих развитых стран мира. В настоящее время большинство развитых стран в рамках Национального календаря прививок в списки универсальной вакцинации включили вакцины против 17 инфекций. Достигнуты значительные успехи в снижении заболеваемости и смертности детского населения, а также предотвращении инвалидности и отдаленных последствий тяжелых инфекций. Кроме этого, польза от универсальной иммунизации детей, согласно крупным эпидемиологическим исследованиям, распространяется на непривитое население. Подобный эффект «коллективного иммунитета» опосредованно обеспечивает защиту подростков и взрослых от таких опасных заболеваний, как грипп, пневмония, менингит и рак. Рекомендуемый ВОЗ календарь плановых профилактических прививок публикуется в форме сводных таблиц, в которых представлены сведения об оптимальном возрасте начала вакцинации, о минимальных и максимальных интервалах между дозами, а также о сроках введения и количестве бустерных доз вакцины. На основании меняющейся эпидемиологической ситуации в разных регионах планеты эксперты ВОЗ регулярно проводят обновления рекомендаций.

Национальный календарь прививок РФ

Впервые календарь прививок России был введен в действие в 1973 г. приказом МЗ РФ и в начале 80-х гг. прошлого столетия включал в себя всего 7 видов прививок: против туберкулеза, полиомиелита (ОПВ), коклюша/дифтерии/столбняка (АКДС), дифтерии/столбняка (АДС), кори и эпидемического паротита [5]. Предусматривалось большое число бустерных введений против туберкулеза и полиомиелита, только внедряющаяся иммунизация против эпидемического паротита вводилась раздельно с противокоревой вакциной и не требовала повторной ревакцинации.

Принятый в 1998 г. федеральный закон «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» №157-ФЗ от 17.09.1998 (ред. от 25.11.2013) явился важным этапом становления отечественной вакцинопрофилактики. В нем были заложены юридические основы проведения вакцинопрофилактики, а также представлен Календарь профилактических прививок, каким мы привыкли его видеть. В дальнейшем схема универсальной вакцинации подвергалась неоднократному пересмотру и изменениям в 1997, 2001, 2006, 2007, 2009, 2011 гг. Национальный календарь прививок РФ совершенствовался и приближался к действующим рекомендациям ВОЗ и большинству календарей развитых стран мира.

Модернизация национального календаря прививок позволила достичь значительных успехов, которые наглядно демонстрируют данные по заболеваемости вакциноуправляемыми инфекциями, зарегистрированные в течение последних двух десятилетий (табл. 1). С 1997 г. в нашей стране не регистрируется полиомиелит, вызванный диким штаммом вируса. По некоторым из инфекций заболеваемость снизилась в десятки раз (в отношении кори), а сокращение уровня заболеваемости эпидемическим паротитом -- в сотни раз, краснухой -- в 400 раз [6]. Заболеваемость дифтерией драматически упала вплоть до спорадических случаев в 2013 г. Вакцинация против гепатита В, принятая в качестве обязательной на первом году жизни в рамках национального календаря, позволила добиться снижения общей заболеваемости хроническим гепатитом В в 1,6 раза, а среди детей до 14 лет -- в 4 раза (по данным на 2006--2007 гг. по сравнению с 2005 г.).

Fedoseenko_1_.jpg

В настоящее время на территории РФ действует обновленный Национальный календарь профилактических прививок, утвержденный приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 21 марта 2014 г. №125н «Об утверждении Национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям» (табл. 2). Теперь перечень инфекций, против которых вакцинируются дети раннего возраста, расширен за счет прививки против пневмококковой инфекции. Таким образом, в настоящее время Национальный календарь профилактических прививок РФ предусматривает проведение вакцинации против 12 управляемых инфекций (гепатита В, туберкулеза, дифтерии, коклюша, столбняка, полиомиелита, кори, краснухи, эпидемического паротита, гриппа, пневмококковой и гемофильной инфекции). Кроме того, изменения коснулись отмены второй ревакцинации против туберкулеза в 14 лет, поскольку статистика показывает, что к этому возрасту почти все подростки имеют положительную реакцию Манту в результате инфицирования. Причем основным скрининговым исследованием туберкулезной инфекции и напряженности противотуберкулезного иммунитета неизменно остается проба Манту. Диаскин-тест, а также другие диагностические исследования могут применяться в качестве дополнительного обследования. Необходимо обратить внимание, что в группу риска по развитию тяжелого течения гриппозной инфекции и, соответственно, в категорию граждан, подлежащих обязательной вакцинации против гриппа, дополнительно внесены беременные женщины в 3-триместре беременности. К сожалению, вакцинация против гемофильной инфекции остается избирательной только для детей из групп риска, несмотря на то, что инфекция чрезвычайно опасна для всех детей раннего возраста.

    Таблица 2. Национальный календарь профилактических прививок РФ
  Категории и возраст граждан, подлежащих обязательной вакцинации
  Наименование профилактической прививки
  Новорожденные в первые 24 ч жизни   Вакцинация против гепатита В (V1)
  Новорожденные в первые 3--7 дней жизни   Вакцинация против туберкулеза
   1 мес.   Вакцинация против гепатита В (V2)
  Вакцинация против гепатита В (V2)
  2 мес.
 
  Вакцинация против пневмококковой инфекции (V1)
  * Вакцинация против гепатита В (V3)
   3 мес. 
  Вакцинация против коклюша, дифтерии, столбняка (V1)
Вакцинация против полиомиелита (V1)
  Вакцинация против гемофильной инфекции (V1)
     4,5 мес. 
  Вакцинация против коклюша, дифтерии, столбняка (V2)
Вакцинация против полиомиелита (V2)
  Вакцинация против пневмококковой инфекции (V2)
  Вакцинация против гемофильной инфекции (V2)
   6 мес. Вакцинация против коклюша, дифтерии, столбняка (V3)
Вакцинация против полиомиелита (V3)
Вакцинация против гепатита В (V3)
  Вакцинация против гемофильной инфекции (V3)
   12 мес.   Вакцинация против кори, краснухи и паротита
  Вакцинация против гепатита В (V4)
  15 мес.
  Ревакцинация против пневмококковой инфекции
   18 мес.
  Ревакцинация против коклюша, дифтерии, столбняка (1RV)
Ревакцинация против полиомиелита (1RV)
  Ревакцинация против гемофильной инфекции (RV)
  20 мес.   Ревакцинация против полиомиелита (2RV)
  6 лет
  Ревакцинация против кори, краснухи и паротита (RV)
  6--7 лет
  Ревакцинация против дифтерии, столбняка (2RV)
Ревакцинация против туберкулеза (при «-« пробе Манту)
  14 лет
  Ревакцинация против дифтерии, столбняка (3RV)
Ревакцинация против полиомиелита (3RV)
  Взрослые от 18 лет
  Ревакцинация против дифтерии, столбняка каждые 10 лет
  Дети от года до 18 лет, взрослые от 18 до 55 лет, не привитые ранее 
  Вакцинация против вирусного гепатита В
(по схеме 0--1--6 мес.)
  Дети от года до 18 лет, женщины от 18 до 25 лет, не болевшие, не привитые, привитые однократно, не имеющие сведений о прививках
  Вакцинация против краснухи
  Дети от года до 18 лет и взрослые до 35 лет, не болевшие, не привитые, привитые однократно, не имеющие сведений о прививках   Вакцинация против кори
  Дети с 6 мес., учащиеся 1--11 классов, обучающиеся в профессиональных образовательных и учреждениях высшего образования, лица, отдельных профессий, беременные женщины, лица старше 60 лет, лица с хроническими заболеваниями, лица, подлежащие призыву
    Вакцинация против гриппа
   Условные обозначения:
    -- вакцинация лиц из групп риска.
    -- обновления календаря вакцинации.
* Из Приказа №125н Министерства здравоохранения Российской Федерации от 21 марта 2014 г. «Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям».

Наряду с этим, в календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям внесена иммунизация против пневмококковой инфекции детей в возрасте от 2 до 5 лет, взрослых из групп риска, включая лиц, подлежащих призыву на военную службу. Детям первых 6 мес. жизни рекомендована вакцинация против ротавирусной инфекции, детям и взрослым из групп риска (в т. ч. будущим призывникам) показана иммунизация против ветряной оспы. Не привитые на первом году жизни против гемофильной инфекции дети подлежат вакцинации против гемофильной инфекции.


Пневмококковая инфекция

Проводимая на планете в течение многих лет программа иммунизации существенно изменила перечень ведущих причинно-значимых инфекций у детей. В настоящее время главенствующую роль в смертности детей от вакциноуправляемых инфекций занимает пневмококковая инфекция, оставив далеко позади корь, дифтерию и столбняк [7]. Согласно расчетам ВОЗ, из 8,8 млн детей, погибших в 2008 г., 476 тыс. случаев смерти было вызвано пневмококковой инфекцией. Принимая это во внимание, ВОЗ рекомендует повсеместное включение пневмококковых конъюгированных вакцин в программы детской иммунизации [8]. Результатом стало введение универсальной вакцинации против пневмококковой инфекции в 103 государствах, охват иммунизацией на планете к 2013 г. достиг уже 25%.

Первая конъюгированная пневмококковая вакцина, включающая 7 наиболее значимых эпидемиологических серотипов пневмококка (ПКВ7), уже накопила более чем 10-летний опыт применения по всему миру. С введением ПКВ7 (2000) в обязательные календари педиатрической вакцинации развитых стран мира связано падение уровня заболеваемости инвазивными пневмококковыми инфекциями (ИПИ), а также достоверно значимое снижение уровня заболеваемости острым средним отитом у детей [9--11]. Помимо прямых эффектов воздействия универсальной вакцинации детей раннего возраста, было зарегистрировано положительное влияние на заболеваемость инвазивными формами пневмококковой инфекции среди непривитых взрослых. Подобный эффект группового иммунитета может объясняться прерыванием эпидемиологической цепи передачи возбудителя от привитого младенца к окружающим его родным и близким. В частности, результатом массовой иммунизации детей раннего возраста на территории США в период 1998--2003 гг. стало снижение частоты инвазивной пневмококковой инфекции среди взрослых (от 20 до 39 лет -- на 41%, от 40 до 64 лет -- на 20%, среди пожилых людей 65 лет и старше -- на 31%) [12].

В настоящее время в мировой практике применяются усовершенствованные пневмококковые конъюгированные вакцины (ПКВ) следующего поколения, содержащие полисахариды 10 и 13 серотипов пневмококка: вакцина 10-валентная пневмококковая конъюгированная (ПКВ10) и вакцина 13-валентная пневмококковая конъюгированная (ПКВ13). Полисахаридная молекула наружной капсулы Str. pneumoniae, конъюгированная с белком-носителем, хорошо распознается иммунной системой грудного ребенка и стимулирует высокий антигенный ответ посредством включения более эффективного Т-зависимого иммунного ответа. Дополнительными преимуществами конъюгированных вакцин перед предшественниками -- полисахаридными вакцинами являются создание «общественного» иммунитета среди непривитого населения, при проведении массовой вакцинации детей раннего возраста, снижение уровня назофарингеального носительства и встречаемости антибиотикорезистентных штаммов пневмококка.

По результатам проведенных эпидемиологических исследований, 84% циркулирующих пневмококков в мире соответствуют составу ПКВ10 и 89% -- 13-валентной вакцины ПКВ13 [7]. Приведенные данные схожи с полученными в ходе исследований, проведенных в 18 городах 8 федеральных округов РФ [13]. В частности, было установлено, что среди встречающихся на территории различных серотипов пневмококков на долю входящих в состав ПКВ10 и ПКВ13 приходится 75,2 и 80,7% соответственно. В зависимости от различных клинических форм различается и серотиповой спектр пневмококка. Согласно данным крупного исследования, проводимого в Москве среди детей младшего возраста в 2010--2011 гг., сравнение спектров пневмококков, явившихся причиной развития инвазивных форм, выявило совпадение с серотиповым спектром ПКВ10 и ПКВ13 на 92,3 и 100% соответственно [13]. У детей с острой пневмонией на 93% преобладали штаммы пневмококков, входящих в состав ПКВ13 [15]. У детей с хроническими бронхолегочными заболеваниями, наблюдаемых в НЦЗД РАМН в 2010 г., ведущими патогенами являлись следующие штаммы пневмококка: 19 (19А + 19F, 20%), 23F (16%), 6A/6B и 9V (по 12% каждый) [15]. При анализе структуры пневмококков, выделенных из жидкости среднего уха у пациентов со средним отитом, совпадение спектра серотипов составило 67,4% для ПКВ10 и 93,8% для ПКВ13 [14]. В исследовании, проведенном у детей с острым отитом и пневмонией в Санкт-Петербурге, ожидаемая эффективность ПКВ13 оценена как 95,1% [16].

Резистентность пневмококка

Одной из серьезных проблем в борьбе с пневмококковой инфекцией является постоянно растущая устойчивость возбудителя к антибактериальным препаратам. Наличие полисахаридной капсулы изначально делает пневмококк более защищенным перед действием антибиотика, а нерациональное его использование в клинической практике привело к резкому повышению резистентности Str. pneumoniae. В России уровень устойчивости пневмококков составляет в среднем 11% к пенициллинам, 7% к макролидам, 25% -- к тетрациклину и 39% -- к ко-тримоксазолу [25]. Резистентность к основным антибактериальным препаратам присуща определенным штаммам пневмококка (23, 19А и 6А), в случае развития острого отита наиболее высокий удельный вес среди устойчивых пневмококков занимает серотип 3. Оптимальным покрытием устойчивых к антибиотикам штаммов, циркулирующих на территории России, обладает ПКВ13 и достигает 82,1% штаммов, входящих в ее состав [26].

Таким образом, учитывая проблему антибиотикоустойчивости пневмококка, высокий уровень носительства возбудителя среди детей, а также основываясь на доказанной эффективности и высокой безопасности пневмококковых конъюгированных вакцин, позиция ВОЗ однозначна: «…вакцинация признается единственным способом существенно повлиять на заболеваемость пневмококковой инфекцией» [7]. При этом обращается внимание, что максимальный защитный эффект достигается при вакцинации всех детей до 2 лет, а не только групп риска. При осуществлении выбора типа ПКВ для проведения иммунизации экспертами ВОЗ рекомендуется учитывать результаты эпидемиологических исследований, характеризующих «местный серотиповой пейзаж» пневмококков.

Наряду с проведением универсальной вакцинации против пневмококковой инфекции среди детей раннего возраста, важно помнить о группах пациентов, обладающих повышенной восприимчивостью к данной инфекции [27]. В группу риска по развитию тяжелых форм пневмококковой инфекции относят пациентов:

•    с различными формами иммунодефицитных состояний,
•    анатомической или функциональной аспленией,
•    кохлеарным имплантом,
•    подтеканием спинномозговой жидкости,
•    инфицированных микобактерией туберкулеза,
•    длительно и часто болеющих детей,
•    бронхиальной астмой,
•    реконвалесцентами острого среднего отита, менингита, пневмонии,
•    хроническими заболеваниями легких, сердечно-сосудистой системы, печени, почек, сахарным диабетом,
•    недоношенных детей,
•    детей, находящихся в закрытых организованных коллективах (детские дома, интернаты).

Для дополнительной иммунизации детей из групп риска старше 2-летнего возраста рекомендуется применение 23-валентной пневмококковой полисахаридной вакцины (ППВ23) после законченной схемы иммунизации ПКВ, целью которой является дополнительное расширение серотипового покрытия [28].

В частности, имеющийся опыт применения ПКВ13 в отделении вакцинопрофилактики Научного центра здоровья детей (г. Москва) позволяет подтвердить благоприятный профиль безопасности вакцины среди детей до 5-летнего возраста [29]. В ходе исследования в период 2013--2014 гг. было привито 110 детей, использовано 146 доз вакцины ПКВ13. У большинства детей (71 ребенок/64,5%) поствакцинальный период протекал гладко. В среднем каждая третья вакцинация (32,9% случаев) сопровождалась развитием местных реакций в виде покраснения и уплотнения в месте введения вакцины. Общие реакции в виде повышения температуры и клинических симптомов общего недомогания отмечались лишь в 10,9% случаев введения вакцины. Проводилось сравнение переносимости вакцинации в группе здоровых и детей с различными видами патологии. Среди здоровых детей побочные реакции после вакцинации ПКВ13 отмечались в 36,8% случаев проведенной вакцинации, в группе пациентов с отклонениями в состоянии здоровья частота поствакцинальных реакций была несколько выше 44,4%, но достоверных различий выявлено не было. Ни у одного ребенка не отмечалось обострения основного заболевания в поствакцинальный период.

Перспективы Национального календаря профилактических прививок России

Несмотря на успехи, достигнутые в борьбе с инфекционными болезнями, необходимо продолжать совершенствовать практику российской вакцинопрофилактики. Каковы же основные направления этой работы?

1.    С целью исключения возможности развития случаев вакциноассоциированного полиомиелита необходимо стремиться к постепенному замещению оральной полиомиелитной вакцины (ОПВ) на инактивированную. Однако, учитывая ухудшающуюся эпидемиологическую ситуацию на планете и риск международного распространения полиомиелита (ВОЗ объявила угрозу распространения вируса полиомиелита в результате отсутствия вакцинации на территории некоторых стран Ближнего Востока), в ближайшее время отказаться от ОПВ не представляется возможным.

2.    Остановить сдвиг заболеваемости коклюша в старшие возрастные группы, используя введение дополнительной бустерной дозы в 7--8-летнем возрасте ацеллюлярной коклюшной вакцины со сниженным уровнем дифтерийно-столбнячного анатоксина.

3.    Первостепенной задачей следует видеть формирование защиты детей раннего возраста от тяжелых ротавирусных диарей.

4.    Создать значительную «иммунную» прослойку лиц, невосприимчивых к ветряной оспе.

5.    Своевременное проведение специфической профилактики против рака шейки матки среди девочек-подростков.

6.    Достичь снижения заболеваемости тяжелыми формами менингококковой инфекций с использованием усовершенствованных конъюгированных вакцин.

Естественно, что без широкого использования комбинированных вакцин выполнить вышеперечисленный план не представляется возможным. Кроме того, серьезным подспорьем в усовершенствовании противоинфекционной защиты должны стать отечественные медико-биологические препараты. В частности, в России продолжаются научные исследования, направленные на разработку новых и совершенствование уже существующих вакцин.

Литература

1.    Таточенко В.К., Озерецковский Н.А., Федоров А.М. Иммунопрофилактика -- 2014. Справочник. Педиатръ. 2014. 199 с.
2.    Бюллетень Всемирной Организации Здравоохранения. http://www.who.int/bulletin/volumes/92/5/14-020514/ru/.
3.    Информационный бюллетень ВОЗ N°378 Ноябрь 2014 г. http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs378/ru/
4.    http://www.who.int/topics/immunization/ru/
5.    Вакцинопрофилактика. Справочник для врачей. Под ред. Таточенко В.К., Озерецковского Н.А. М., 1994. 180 с.
6.    Таточенко В.К. Календарь иммунопрофилактики во втором десятилетии XXI века. Вопросы современной педиатрии, 2010. 9. 3: 81-87.
7.    Estimated Hib and pneumococcal deaths for children under 5 years of age, 2008. http://www.who.int/immunization_monitoring/burden/Pneumo_hib_estimates/en/index.html, accessed March, 2012.
8.    Пневмококковые вакцины: документ по позиции ВОЗ. Еженедельный эпидемиологический бюллетень. 6 апреля 2012 г., 87-й год, № 14, 2012, 87, 129-144.
9.    Bettinger JA, Scheifele DW, Kellner JD, Halperin SA, Vaudry W, Law B, Tyrrell G, Morris R, Halperin S, Déry P, Moore D, Lebel M, Le Saux N, Tran D, Embree J, Tan B, Jadavji T, Vaudry W, Sauvé L. The effect of routine vaccination on invasive pneumococcal infections in Canadian children, Immunization Monitoring Program, Active 2000–2007. Vaccine, 2010. 28: 2130-6.
10.    Rückinger S, van der Linden M, Reinert RR, von Kries R, Burckhardt F, Siedler A. Reduction in the incidence of invasive pneumococcal disease after general vaccination with 7-valent pneumococcal conjugate vaccine in Germany. Vaccine. 2009. 27: 4136-41.
11.    Zhou F, Shefer F, Kong Y, et al. Trends in acute otitis media -- related health care utilization by privately insured young children in the United States, 1997-2004. Pediatrics, 2008. 121: 253-260.
12.    Centers for Disease Control and Prevention. Direct and indirect effects of routine vaccination of children with 7-valent pneumococcal conjugate vaccine on incidence of invasive pneumococcal disease, United States, 1998-2003. MMWR, 2005. 54 (36): 893-7.
13.    Козлов Р.С., Андреева И.В., Мартинович А.А. Современные подходы к профилактике пневмококковой инфекции. Пульмонология, 2010. 4: С. 88-95.
14.    Баранов А.А., Намазова-Баранова Л.С., Маянский Н.А. с соавт. Роль Streptococcus pneumoniae в структуре бактериальных инфекций у детей, госпитализированных в стационары г. Москвы в 2011--2012 гг. Педиатрическая фармакология, 2013 10 (5): 6-13.
15.    Намазова-Баранова Л.С., Куличенко Т.В., Малахова А.Е., Старовойтова Е.В., Бакрадзе М.Д., Чащина И.Л., Митюшин И.Л. Пневмококковая пневмония у детей: уроки повседневной практики. Вопросы современной педиатрии. 2012. 11. 4: 65-73.
16.    Харит С.М., Сидоренко С.В., Рулева А.А. с соавт. Распространенность пневмококковых пневмоний и отитов у детей младшего возраста (предварительные данные). Вопросы современной педиатрии, 2011. 10 (6): 103-107.
17.    Laurichesse H, Grimaud O, Waight P et al. Pneumococcal bacteraemia and meningitis in England and Wales, 1993 to 1995. Commun Dis Public Health, 1998. 1: 22-27.
18.    McIntosh K. Community-acquired pneumonia in children. New Engl J Med, 2002. 346: 429-37.
19.    Таточенко В.К. Острые пневмонии у детей. Чебоксары: Изд. Чувашского университета. 1994. 57 с.
20.    Drummond P., Clark J. et al. Community acquired pneumonia -- a prospective UK study. Arch. Dis. Child., 2000. 83: 408-412.
21.    Таточенко В.К. Антибактериальная терапия пневмоний у детей. Фарматека, 2002. 11: 24-26.
22.    Djuretic T, Ryan MJ, Miller E et al. Hospital admissions in children due to pneumococcal pneumonia in England. J. Infect., 1998. 37: 54-58.
23.    Геппе Н.А., Малахов А.Б.Пневмококковая инфекция респираторной системы в детском возрасте». Практическое руководство для врачей. Москва, 2005.
24.    Зейгарник М.В. Особенности респираторной формы инфекции некапсульной H. influenzae. Автореф. дисс. канд. мед. наук, М. 2001.
25.    Козлов Р.С., Чагарян А.Н., Козлова Л.В., Муравьева А.А. Серологическая характеристика и чувствительность к антибиотикам пневмококков, выделенных у детей до 5 лет в различных регионах РФ. Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия, 2011. 2: 177-187.
26.    Савина Т.А., Сидоренко С.В. Ильина Е.Н. Сырочкина М.А. Популяционная структура пневмококков со сниженной чувствительностью к пенициллину и перспективы антипневмококковой вакцинации для сдерживания распространения антибактериальной резистентности. Антибиотики и химиотерапия, 2011. 56: 11-16.
27.    Эпидемиология и вакцинопрофилактика инфекции, вызываемой Streptococcus pneumoniae. Методические рекомендации, 2011. МР 3.3.1.0027-11.
28.    Bocchini JA Jr, Bradley JS, Brady MT, Bernstein HH, Byington CL, Fisher MC, Glode MP, Jackson MA, Keyserling HL, Kimberlin DW, Orenstein WA, Schutze GE, Willoughby RE Jr. Recommendations for the Prevention of Streptococcus pneumonia Infections in Infants and Children: Use of 13-valent Pneumococcal Conjugate Vaccine and Pneumococcal Polysaccaride Vaccine. Pediatrics, 2010. 126 (1): 186-90.
29.    Федосеенко М.В., Намазова-Баранова Л.С., Ивардава М.И., Гречуха Т.А., Новикова Д.А., Гайворонская А.Г., Черников В.В. Опыт применения и оценка безопасности 13-валентной пневмококковой конъюгированной вакцины у детей младше 5 лет. Педиатрическая фармакология, 2014. 11. 5: 59-64.

Источник: Медицинский совет, № 14, 2015





Последние статьи