Качество жизни больных раком простаты после оперативного лечения


Информация только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

Качество жизни больных раком простаты после оперативного лечения

 11859

Качество жизни больных раком простаты после оперативного лечения
Авторы: О.И.АПОЛИХИН, д.м.н., профессор, М.И.КАТИБОВ, к.м.н., О.В.ОСИПОВ, м.н.с., НИИ урологии, Москва

В настоящее время качество жизни пациента является одним из важных результатов клинического исследования, а информация об этом параметре полезна при решении вопроса о выборе метода лечения. Поэтому с учетом того, что для лечения локализованного рака предстательной железы предложено много разных методов, в т.ч. и малоинвазивных, было принято решение провести исследование по сравнению качества жизни пациентов после открытой радикальной простатэктомии, брахитерапии и высокоинтенсивной фокусированной ультразвуковой терапии (HIFU). Хотя после проведения брахитерапии и HIFU эректильная дисфункция и недержание мочи возникали реже, чем после радикальной простатэктомии, качество жизни пациентов после всех операций было оценено одинаково. Таким образом, все представленные методы являются равнозначными и одинаково успешно могут быть применены для лечения больных раком предстательной железы.
  
Рак предстательной железы (РПЖ) представляет собой важную медико-социальную проблему, что обусловлено его широкой распространенностью, высокими темпами роста заболевания и смертности. Так, в России в структуре онкологических заболеваний мужского населения он занимает 4-е место, а по темпам прироста заболеваемости и смертности за последние 10 лет – 1-е место [1]. Вследствие улучшения диагностических подходов в настоящее время отмечается постепенное увеличение доли локализованных стадий в структуре РПЖ, что в свою очередь приводит к более частому применению различных вариантов лечения локализованных форм заболевания, в т.ч. и малоинвазивных. В результате того, что у специалистов нет единого мнения относительно оптимального метода лечения локализованного РПЖ, а многие пациенты предпочитают малоинвазивные вмешательства, Американская ассоциация урологов издала рекомендации о необходимости информировать пациентов обо всех общепринятых методах лечения [2].

По темпам прироста заболеваемости и смертности за последние 10 лет рак предстательной железы занимает 1-е место.

Для того чтобы минимизировать неудовлетворенность от проведенного лечения, специалисты должны отобразить риски и преимущества новейших технологий во время предоперационного информирования больных. В связи с этим мы решили провести исследование, направленное на изучение важнейшего критерия проведенного лечения – качества жизни, чтобы врачи при принятии решения в пользу выбора одного из вариантов оперативного лечения РПЖ могли учитывать характерные особенности каждого метода лечения.

473 больных локализованным РПЖ получили оперативное лечение в ФГУ «Научно-исследовательский институт урологии» в период с 2000 по 2011 г. Из них у 215 пациентов была выполнена позадилонная радикальная простатэктомия (РПЭ), у 213 пациентов – брахитерапия (БТ) с имплантацией йода-125, у 45 больных – высокоинтенсивная фокусированная ультразвуковая терапия (HIFU) на аппарате «Sonablate® 500» (США). Возраст больных варьировал от 42 до 84 лет, а его медиана составила 67 лет.

Для оценки половой функции после проведенных оперативных вмешательств использовали опросник IIEF-5. Недержание мочи определяли по необходимости ежедневного использования одной и более прокладок по истечении года после операции. Качество жизни исследовали с помощью опросника EQ-5D, в котором пациенты оценивали свое состояние по условной шкале от 0,00 (бессознательное состояние) до 1,00 (полное здоровье).

Сравнение групп больных проводилось с помощью U-критерия Манна – Уитни. Статистически достоверной считали разницу между величинами, если значения р составляли < 0,05.

Большинство специалистов считают, что на качество жизни пациентов, подвергнутых оперативному лечению, наибольшее влияние оказывают так называемые функциональные результаты: недержание мочи, эректильная дисфункция, а также стриктура уретры и кишечная дисфункция (в случае выполнения БТ). Поэтому для того, чтобы в дальнейшем оценить взаимосвязь этих показателей с качеством жизни, в таблице 1 приведены данные о функциональных результатах.

Сравнение данных выборок больных по полученным результатам показало, что по ряду признаков различие между ними было статистически значимым. Так, БТ и HIFU показали достоверно лучшие результаты по частоте эректильной функции и недержанию мочи, чем РПЭ (р<0,5). Между БТ и HIFU по недержанию мочи различия не выявлены (р>0,5), а по эректильной дисфункции разница была признана существенной (р<0,5). Что касается стриктуры уретры, то по этому признаку все три группы пациентов различия между собой не имели (р>0,5). К авторам, достоверность, если p<0,05. У вас же: p<0,5 или p>0,5. Может быть, пропущен ещё один 0 после запятой?

Полученные нами результаты не отличаются от литературных данных. Согласно данным, полученным при систематическом обзоре литературы, после выполнения РПЭ эректильная дисфункция имела место у 14–90% пациентов, недержание мочи – у 6–42% больных и стриктура анастомоза – в 1–20% случаев [3]. Частота возникновения стриктуры уретры после БТ составляла 3,3–12%, эректильная дисфункция наблюдалась от 6 до 53%, а показатель частоты развития недержания мочи в различных сериях составлял от 0 до 40%, хотя редко превышал 10% [4, 5]. После HIFU недержание мочи отмечено в 1–2% наблюдений, эректильная дисфункция – в 20–39%, а стриктура уретры – в 18–24% [6, 7].

Результаты оценки качества жизни с помощью опросника EQ-5D представлены в таблице 2.

Сравнение каждой из групп пациентов с двумя остальными выборками по качеству жизни не показало достоверной разницы между ними, хотя, как было отмечено выше, по функциональным результатам они имели статистически значимое различие. Несмотря на то что при выполнении РПЭ наблюдались худшие показатели функциональных результатов, качество жизни после открытого вмешательства было оценено пациентами на одном уровне с малоинвазивными операциями. Это можно объяснить тем, что при РПЭ проводится удаление пораженного опухолью органа в отличие от двух других методик, когда этого не происходит. Вероятно, это обстоятельство способствует значительному снижению тревожного симптома пациентов, связанного с наличием онкологического заболевания. В конечном счете это компенсирует худшие показатели функциональных результатов и приводит к сопоставимым показателям с другими видами лечения для улучшения качества жизни.

Качество жизни у пациентов после радикальной простатэктомии оказывается на том же уровне, что и у пациентов после малоинвазивных операций, что объясняется значительным снижением выраженности тревожного симптома, связанного с наличием онкологического заболевания.

При анализе литературных данных по сравнению качества жизни пациентов после проведения РПЭ и БТ не были получены результаты, которые однозначно указывают на преимущество одного из методов. Одни авторы отмечали более высокое качество жизни после БТ, другие – после РПЭ [8–10]. Что касается сравнения HIFU по данному признаку с вышеуказанными двумя методами лечения, то таких работ не проводилось, однако в различных работах было отмечено высокое качество жизни пациентов после HIFU [11, 12].

Таким образом, в целом после оперативного лечения РПЖ сохраняется высокое качество жизни пациентов. Значимой разницы по данному показателю между открытой операцией и малоинвазивными методиками не выявлено. Этот факт является дополнительным аргументом в пользу того, что все представленные способы, методы являются альтернативными вариантами лечения РПЖ, приводящими практически к одинаковым результатам. Это необходимо учитывать при планировании и выборе метода лечения больных РПЖ.

При выборе лечебной тактики у онкологических больных необходимо учитывать такой аспект их состояния, как качество жизни.

Хотя основной целью медицинской помощи онкологическим больным является продление их жизни, при выборе лечебной тактики необходимо учитывать и такой аспект их функционального состояния, как качество жизни. Данные, полученные в ходе исследования, показали, что применение как открытого вмешательства, так и малоинвазивных методов лечения рака предстательной железы приводит к одинаковым показателям качества жизни пациентов после операции. В итоге все представленные варианты являются равнозначными и могут одинаково успешно применяться при отсутствии специфических противопоказаний к выполнению какой-либо конкретной методики.

Литература

1.    Злокачественные новообразования в России в 2009 г. (заболеваемость и смертность). Под ред. Чиссова В.И., Старинского В.В., Петровой Г.В. – М.: ФГУ «МНИОИ им. П.А.Герцена Минздравсоцразвития России», 2011. – 260 с.
2.    Middleton R.G., Thompson I.M., Austenfeld M.S. et al. Prostate cancer clinical guidelines panel summary report on the management of clinically localized prostate cancer. The American Urological Association // J. Urol. – 1995. – Vol. 154, N6. – P. 2144–2148.
3.    Ficarra V., Novara G., Artibani W. et al. Retropubic, laparoscopic, and robot-assisted radical prostatectomy: a systematic review and cumulative analysis of comparative studies // Eur. Urol. – 2009. - Vol. 55, N5. – P. 1037–1063.
4.    Мартов А.Г., Сивков А.В., Ергаков Д.В., Ощепков В.Н. Брахитерапия при раке предстательной железы: эндоскопические методы лечения обструктивных осложнений // Медицинский вестник Эребуни. – 2008. – N4. – С. 35–37.
5.    Budía Alba A., Bosquet Sanz M., Tormo Micó A. et al. Low dose rate brachytherapy for the treatment of localized prostate cancer // Actas Urol. Esp. – 2007. - Vol. 31, N5. – P. 452–468.
6.    Rebillard X., Soulié M., Chartier-Kastler E. et al. High-intensity focused ultrasound in prostate cancer; a systematic literature review of the French Association of Urology // BJU Int. – 2008. – Vol. 101, N10. – P. 1205–1213.
7.    Lukka H., Waldron T., Chin J. et al. High-intensity focused ultrasound for prostate cancer: a practice guideline // Can. Urol. Assoc. J. – 2010. - Vol. 4, N4. – P. 232–236.
8.    Henderson A., Laing R.W., Langley S.E. Quality of life following treatment for early prostate cancer: does low dose rate (LDR) brachytherapy offer a better outcome? A review // Eur. Urol. – 2004. – Vol. 45, N2. – Р.134–141.
9.    Hashine K., Kusuhara Y., Miura N. et al. A prospective longitudinal study comparing a radical retropubic prostatectomy and permanent prostate brachytherapy regarding the health-related quality of life for localized prostate cancer // Jpn. J. Clin. Oncol. – 2008. - Vol. 38, N7. – Р. 480–485.
10.    Litwin M.S., Gore J.L., Kwan L. et al. Quality of life after surgery, external beam irradiation, or brachytherapy for early-stage prostate cancer // Cancer. – 2007. – Vol. 109, N11. – Р. 2239–2247.
11.    Shoji S., Nakano M., Nagata Y. et al. Quality of life following high-intensity focused ultrasound for the treatment of localized prostate cancer: a prospective study // Int. J. Urol. – 2010. - Vol. 17, N8. - Р. 715–719.
12.    Boudrant G., Mangin P., Feuillu B. et al. Study on the quality of life of patients suffering from localized prostate cancer treated with HIFU // Prog. U

Таблицы - в приложении




Последние статьи