Опыт применения гомеопатического препарата для семейной профилактики и лечения острых респираторных инфекций


Информация только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

 4459

Опыт применения гомеопатического препарата для семейной профилактики и лечения острых респираторных инфекций
Т.В. КАЗЮКОВА1, И.В. ПАНКРАТОВ2 , А.С. АЛЕЕВ2
1 Кафедра факультетской педиатрии №1 ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России;
2 ГБУЗ «Детская городская поликлиника №73» ДЗМ

Во всем мире острые инфекционно-воспалительные заболевания респираторного тракта являются наиболее частой причиной обращения к педиатрам. На их долю приходится более 85% от всех посещений в поликлиники и 50% – среди всех случаев госпитализации детей в возрасте до 6 лет [1]. К началу XXI в. открыто более 200 микроорганизмов, вызывающих острые респираторные инфекции (ОРИ), с которыми человек неоднократно сталкивается на протяжении жизни, приобретая тем самым специфическую защиту [2–4]. Однако ежегодные эпидемии гриппа и других ОРИ характеризуются тяжелым течением заболеваний и высокой смертностью [1].

В документах ВОЗ и Союза педиатров России по контролю острых респираторных заболеваний отмечается, что заболеваемость ОРИ в различные возрастные периоды существенно отличается [5, 6]. Так, у вполне здоровых детей в возрасте 26 лет, посещающих детские дошкольные учреждения или имеющих старших братьев и сестер, регистрируется наибольшая частота эпизодов ОРИ, достигающая 68 раз в год и более [4, 7], в то время как после 10 лет заболеваемость снижается в 22,5 раза [5, 6, 8].

Подверженность частым респираторным заболеваниям детей в возрасте 26 лет обусловлена расширением их контактов, высокой социализацией в этот период жизни, а также постепенным созреванием противоинфекционного иммунитета. Переориентация иммунного ответа с Th2-типа иммунного реагирования (характерного для плодов и детей первых месяцев жизни) на Th1-тип иммунного ответа (характерный для взрослых) происходит в 1,5–3 года, при этом сохраняется высокая пролиферативная активность недифференцированных («наивных») лимфоцитов [9]. В этот период возрастает функциональная зрелость лимфоэпителиальной глоточной системы (ЛЭГС) – к 35 годам окончательно формируются небные миндалины, к 57 годам – глоточная миндалина [10]. Антигенная нагрузка на ЛЭГС под воздействием частых ОРИ многократно возрастает, что может приводить к нарушению и даже поломке местных защитных механизмов, способствовать большей восприимчивости детей к инфекционным, особенно вирусным, агентам [6, 8, 10]. Поэтому в начале эпидподъема респираторной заболеваемости первыми заболевают дети, затем в эпидемический процесс вовлекаются другие члены семьи, чаще – пожилые люди, ухаживающие за детьми, а потом заболевают трудоспособные взрослые. Это создает условия для длительной циркуляции вирусов внутри замкнутого коллектива, что представляет серьезную медико-социальную проблему.

Можно ли разорвать этот круг? Во многом это определяется рациональной организацией профилактических мероприятий, проводимых среди всех членов семьи. В их основе – специфические меры проведения массовой иммунизации населения противогриппозными вакцинами, а также методы неспецифического воздействия: рациональный режим дня, полноценное сбалансированное питание, витаминно-минеральные комплексы, достаточный по длительности сон, прогулки на свежем воздухе, закаливание, ограничение посещения мест большего скопления людей, исключение пассивного табакокурения, мытье рук с мылом и др. [1, 5, 6, 11]. Несмотря на кажущуюся простоту данных рекомендаций, ежегодно огромное число семей вовлекается в эпидемический процесс респираторной заболеваемости, в т. ч. гриппом.

Многочисленными исследованиями во всем мире доказана ведущая роль иммунизации населения противогриппозными вакцинами в снижении заболеваемости гриппом, особенно в группах риска, куда входят дети, люди с коморбидными заболеваниями, иммуно-компрометированные лица [6, 12, 13]. Вместе с тем, как показывает практика, многие из числа привитых людей заболевают гриппом в первые три недели после иммунизации, когда надежный противогриппозный иммунитет еще не сформирован и один больной человек способен заразить большое число людей из ближайшего окружения. В этот период большое значение имеют мероприятия, способные защитить организм (ребенка, взрослого, пожилого человека) от инфицирования вирусом гриппа и другими респираторными вирусами.

Таким образом, поиск надежных и эффективных средств и методов защиты населения от ОРИ остается насущной проблемой здравоохранения, решение которой лежит в нескольких практических плоскостях. Во-первых, это изменчивость вирусов гриппа, не всегда позволяющая на 100% предугадать кандидатные штаммы вируса, что необходимо для производства противогриппозных вакцин к началу очередного эпидсезона [12–15]. Во-вторых, полиэтиологичность ОРИ (вирусы, бактерии, их ассоциации) [1, 5, 6, 12]. В-третьих, развитие резистентности вирусов гриппа к противовирусным препаратам [1619]. В-четвертых, недостаточная разработка специальных мер предупреждения ОРИ у детей, особенно в возрасте 2–6 лет, имеющих высокий риск развития осложнений/обострения сопутствующей патологии [1, 2, 5, 6, 20]. Наконец, уместно особо отметить, что «благодаря» многим СМИ среди населения растет число лиц, активно противодействующих вакцинации. Примером этому может служить ситуация, сложившаяся в сезон 20122013 гг. в США, когда отмечалась значительно более мощная эпидемия гриппа, затронувшая 47 из 50 штатов, а число привитых лиц из-за экономического кризиса было значительно меньше, чем в предыдущие сезоны. Только в штате Нью-Йорк за январь 2013 г. гриппом заболели более 19 000 человек, что побудило власти объявить режим чрезвычайной ситуации и развернуть обширную кампанию по пропаганде иммунизации среди населения. Это привело к тому, что госпитали были буквально атакованы гражданами, в т. ч. родителями с детьми, бывшими до наступления пандемии ярыми противниками иммунизации. Как показал анализ Американского центра по контролю заболеваний (CDC), среди всего населения США меньше всего прививались молодые люди старше 20 лет, что обусловило высокий уровень заболеваемости в целом по стране в эпидсезон 20122013 гг. и привело к высоким показателям летальности от гриппа у молодых людей [17].

Остроту данной ситуации добавил метаанализ (глубина проработки 19672011) по оценке эффективности вакцинопрофилактики, опубликованный в 2012 г. [21]. В нем M. Osterholm с коллегами просмотрели более 5 700 исследований эффективности вакцин. На основе результатов 31 исследования, где имелось лабораторное подтверждение вируса гриппа, они заключили, что противогриппозные вакцины от гриппа могут обеспечить «умеренную» защиту от гриппа, но в некоторые сезоны такая защита значительно снижается. Высокая эффективность живой ослабленной вакцины против гриппа (LAIV) доказана только у детей в возрасте от 6 мес. до 7 лет. Однако среди людей в возрасте 1865 лет вакцина против сезонного гриппа была эффективна в 59% случаев, что гораздо меньше, чем 7090%, как считалось ранее. Вакцинация способствовала снижению смертности среди пожилых людей, в лучшем случае, на 4%. Эффективность моновалентной пандемической вакцины H1N1 в пяти наблюдательных исследованиях составила 69% (диапазон 6093). На основании аналитического обзора авторы пришли к выводу, что для дальнейшего снижения заболеваемости и смертности от гриппа необходимы новые вакцины с лучшей клинической эффективностью [21]. Продолжив эту тему на страницах [22], M. Osterholm признает, что «сотрудникам органов здравоохранения сложно убеждать и без того недоверчивое население в преимуществах вакцинации, но в конечном счете мы должны говорить правду».

В связи с вышеизложенным вопрос о наиболее приемлемых и эффективных способах профилактики ОРИ и гриппа остается открытым. В современных условиях, когда на основании принципов доказательной медицины устанавливаются достаточно жесткие показания и противопоказания к назначению антибактериальных и противовирусных препаратов, федеральные органы здравоохранения России, основываясь на своих собственных и разработках специалистов ВОЗ, CDC и Европейского центра гриппа (EuroFlu), рекомендуют в период эпидподъема заболеваемости гриппом и ОРИ использовать средства, направленные на усиление защитных сил организма [14, 16, 17]. В этой связи внимание врачей во всем мире привлекают гомеопатические препараты, знания о которых и целесообразности их использования за 200-летний период существования гомеопатии как научного направления значительно расширились. Основанием к использованию природных натуропатических субстанций для предупреждения и лечения гриппа и ОРИ послужили работы Ferly J.P. и соавт. [23], где они сообщили об эффективном использовании гомеопатического препарата Оциллококцинум (Лаборатория Буарон, Франция) для профилактики гриппа у взрослых. Благодаря дальнейшим многочисленным, в т. ч. и рандомизированным контролируемым исследованиям (РКИ), проведенным в нашей стране и за рубежом, была доказана эффективность использования препарата для профилактики и лечения ОРИ и гриппа у взрослых, медперсонала, учащихся колледжей, больных с иммунодефицитом, детей раннего и школьного возраста [2429]. Было показано, что включение Оциллококцинума в схемы профилактики и лечения гриппа и ОРИ оказывает существенное положительное влияние на укрепление иммунных механизмов защиты от воздействия патогенов. При этом необходимо особо подчеркнуть, что недавно, благодаря работам российских ученых был открыт один из основных механизмов воздействия Оциллококцинума на вирусы гриппа и других респираторных вирусов [27]: под его воздействием происходит ингибирование нейраминидазы (N), приводящее к подавлению вирусной репродукции, сдерживая тем самым безудержную эскалацию репликации вирусов. В то же время многие противовирусные химиопрепараты оказались недееспособными в сезон пандемии вируса А/H1N1/09 [1619].

В связи с вышеизложенным нам представлялось весьма актуальным как с научной, так и практической точек зрения оценить эффективность семейной профилактики ОРИ и гриппа с использованием Оциллококцинума, который не имеет возрастных ограничений и противопоказаний и может длительно применяться в сочетании с другими лекарственными средствами (ЛС), не увеличивая фармакологическую нагрузку на организм. Это играет важную роль не только у детей с коморбидными состояниями, но особенно у людей старшего поколения, среди которых довольно высокий процент имеют сопутствующие заболевания, требующие медикаментозного контроля (гипертоническая болезнь, сахарный диабет, патология легких, сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, почек, печени и др.).

Эпидемический процесс распространения ОРИ характеризуется одновременной циркуляцией нескольких респираторных вирусов: гриппа А (H3N2, H1N1) и B, а также вирусов парагриппа, рино-, адено-, РС-вирусов и др. Исследование проводилось нами в эпидсезон 2009–2010 гг., когда эпидситуация отличалась от предыдущих эпидемий ОРИ появлением нового вируса гриппа А/Калифорния/04/09 (H1N1), которому были присущи все признаки пандемического штамма. Случаи заболевания этим гриппом в течение короткого времени были зафиксированы в 11 странах Америки и Европы, что побудило ВОЗ 25 апреля 2009 г. объявить о начале пандемии вирусом А/H1N1/09, завершение которой произошло лишь в апреле 2010 г. [12]. Наиболее высокие показатели заболеваемости пандемическим штаммом А/H1N1/09 регистрировались среди детей до 14 лет и у практически здоровых молодых людей, а наибольшее число госпитализаций пришлось на детей 0–4 лет, обусловленных тяжестью течения заболевания. По данным ВОЗ, EuroFlu и CDC, количество лабораторно подтвержденных летальных случаев от пандемического гриппа (А/H1N1/09) в мире составило более 17,4 тыс., из них наибольшее число зарегистрировано в странах Америки (более 8,1 тыс. случаев смерти) и Европы (более 4,6 тыс. случаев смерти) [17].

Схожая эпидситуация в 2009–2010 гг. сложилась и в Москве, где пандемия началась в октябре 2009 г. с двумя «пиками» подъема заболеваемости (рис. 1).

В 2009–2010 гг. распространение вируса гриппа А/H1N1/09 характеризовалось постепенным увеличением доли нового вируса среди других возбудителей ОРИ [15]. И на пике заболеваемости (ноябрь 2009) в этиологической структуре выделенных возбудителей ОРИ доля пандемического штамма (А/H1N1/09) достигла 75,9% (рис. 2).
 
Общая заболеваемость гриппом населения Москвы составила 565,5 на 100 тыс. населения, что в 1,4 раза превышала аналогичный показатель в РФ [13]. В возрастной структуре заболевших пандемическим гриппом (лабораторно подтвержденные случаи идентификации возбудителя) более 40% пришлось на детское население, а самая высокая заболеваемость (49,4%) отмечена среди молодых людей в возрасте 1839 лет [13] (рис. 3).
 
Мы впервые применили оциллококцинум для семейной профилактики ОРИ и гриппа [28] в эпидсезон 20092010 гг., когда респираторная заболеваемость определялась циркуляцией пандемического вируса гриппа А/Калифорния/04/09 (H1N1). В РКИ были включены 376 человек, члены 72 семей. Основную (1) группу составили члены 36 семей (n = 164), принимавшие профилактическую дозу оциллококцинума (1 туба один раз в неделю). Во 2-ю группу контроля вошли также 36 семей (n = 162), которые профилактику ОРИ осуществляли нерегулярно с помощью «домашних» средств (мед, чай с лимоном/малиной, зеленый лук, чеснок и др.). Возрастной состав участников, рандомизированных в РКИ, колебался от 3,5 мес. до 76 лет и не имел различий в группах исследования. В сравниваемых группах было также примерно одинаковое число лиц, вакцинированных против гриппа – 29,3 и 31,3% соответственно.

Длительность исследования составила 17 нед.: с 1 ноября (4142 нед.) 2009 г. до 1 марта (910 нед.) 2010 г. Таким образом, начало исследования совпало с самым высоким «пиком» заболеваемости и завершилось на «спаде» второго «пика» (рис. 1). Контроль приема препаратов, состояния участников РКИ и эпидемической заболеваемости осуществлялся врачами еженедельно. По результатам эпидемического 17-недельного мониторинга, в группе семейного приема оциллококцинума заболел 21 (12,8%) человек, в то время как во 2-й группе – 62 (38%) человека (р < 0,001) (рис. 4).
 
Следует отметить, что в 1-й группе не было зарегистрировано ни одного случая заболевания гриппом, в то время как во 2-й группе у 7 (4,3%) пациентов, не вакцинированных против гриппа, был лабораторно детектирован грипп А/N1H1/2009.

При первых симптомах заболевания ОРИ/гриппом участники 1-й группы незамедлительно начинали прием оциллококцинума (который в семье всегда находился в достаточном количестве) в лечебной дозе – по 1 дозе 2–3 раза в первые сутки заболевания с интервалом в 6 ч, в последующие 2–3 дня – по 1 тубе препарата утром и вечером. Заболевшие члены семей 2-й группы в случае возникновения ОРИ принимали другие противовирусные препараты (чаще арбидол) или же «домашние» средства (чай с лимоном, медом, малиной; жаропонижающие, комплексные противопростудные ЛС).

Как показал анализ течения ОРИ/гриппа у лиц, принимавших оциллококцинум, заболевания у них протекали в более легкой форме и, как правило, без осложнений. Лишь у двоих из них (ребенка 3,5 лет и мужчины 71 года, страдающего гипертонической болезнью, пневмосклерозом) заболевание осложнилось о. бронхитом, лечение которого проводилось у обоих пациентов амбулаторно с применением оциллококцинума в лечебных дозах, системных антибиотиков, бактериальных лизатов, муколитиков (рис. 5а).
 
У пациентов 2-й группы, напротив, в большинстве случаев ОРИ характеризовались выраженным интоксикационным синдромом и более чем в половине случаев (57,1%) сопровождались осложнениями (рис. 5б), что потребовало госпитализации 39 пациентов (62,9% от числа заболевших), в основном это были дети до 1,5 лет (79,5%).
 
Оценка клинической эффективности оциллококцинума проведена в двух рандомизированных группах за 17 нед. наблюдения с расчетом индекса эффективности и показателя защищенности [30]. Показатель защищенности при приеме оциллококцинума составил 66,32%, индекс эффективности 2,97. Это сопоставимо с эффективностью противогриппозной вакцинации и свидетельствует о высокой клинической эффективности препарата в отношении респираторных вирусов. Показана более высокая способность оциллококцинума подавлять репликацию респираторных вирусов, по сравнению с другими противовирусными ЛС, что сопоставимо с результатами работы Е.П.Сельковой и соавт. [31], Авторами показано, что у детей, принимавших оциллококцинум, значения ИЛ-4 (адаптивный клеточный иммунный ответ) было в 4,5 раза выше, а значения ИЛ-2 (индуктор гуморального ответа) – в 13 раз выше, чем в контрольной группе [31].

Отсутствие каких-либо нежелательных побочных эффектов показало безопасность длительного 17-недельного приема оциллококцинума у лиц в возрасте от 3,5 мес. до 76 лет, возможность его сочетания с другими ЛС, на фоне сопутствующих хронических заболеваний. Принимать препарат необходимо на протяжении всего эпидемического сезона – еженедельно по 1 дозе, что свидетельствует о пролонгированном воздействии гомеопатической субстанции на индукцию основных противоинфекционных цитокинов.

Необходимо отметить еще один немаловажный аспект, касающийся высокой и быстрой адаптации окружающих нас патогенов к химиопрепаратам, подавляющим их активность. Это происходит гораздо быстрее, чем фармацевтические компании могут создавать новые ЛС. Вместе с тем микроорганизмы практически не вырабатывают резистентность к природным веществам. Гомеопатические препараты, являющиеся представителями самой Природы, — серьезное оружие против патогенной микрофлоры, оказывающие при этом минимальную фармакологическую нагрузку на организм человека. Использование оциллококцинума является клинически обоснованным методом семейной профилактики и эффективного лечения гриппа и ОРИ в эпидсезон респираторной заболеваемости. Несомненными преимуществами препарата являются отсутствие возрастных ограничений и противопоказаний, доказанная клиническая эффективность и безопасность, возможность длительного приема всеми членами семьи (от самых маленьких до пожилых взрослых) на протяжении всего эпидподъема респираторной заболеваемости, быстрое купирование основных симптомов гриппа/ОРИ и минимизация риска развития осложнений в случае возникновения заболевания.





Последние статьи