Качество жизни и реакция лимфоидной ткани нёбных миндалин у пациентов с ХОБЛ при действии антиоксидантных средств (клинико-морфологическое исследование)

Информация только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

 3587

Качество жизни и реакция лимфоидной ткани нёбных миндалин у пациентов с ХОБЛ при действии антиоксидантных средств (клинико-морфологическое исследование)

А.В. КУЗНЕЦОВ 1, д.м.н., И.С. ИРХИНА, С.В. АСТРАКОВ 2, д.м.н., профессор, Т.И. ПОСПЕЛОВА 1, д.м.н., профессор, О.В. ПОПКОВА 2
1 Новосибирский государственный медицинский университет, 2 ГКБ №25

В клинической практике нередки ситуации, когда у пациента с хронической обструктивной болезнью легких (ХОБЛ) одновременно диагностируются артериальная гипертензия (АГ) и хроническая сердечная недостаточность (ХСН). Было проведено исследование влияния антиоксидантного препарата Мексидол на качество жизни и степень контроля бронхообструктивного синдрома (БОС) у таких больных.


Цель исследования -- изучение влияния препарата Мексидола на качество жизни и степень контроля бронхиальной обструкции (БО) у пациентов с ХОБЛ на фоне АГ и ХСН, а также определение возможностей оценки антигипоксического действия данного средства у таких пациентов с помощью методики выполнения цитограмм нёбных миндалин (НМ).

Проведено исследование по изучению влияния антиоксидантного и антигипоксантного препарата Мексидол на качество жизни и степень контроля бронхиальной обструкции (БО) у пациентов с ХОБЛ на фоне АГ и ХСН. Кроме того, были определены возможности оценки антигипоксического действия препарата у таких пациентов с помощью методики выполнения цитограмм НМ в соответствии со способом оценки гипоксии, закрепленным патентом №2390019 Российской Федерации.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В исследование было включено 107 пациентов в возрасте от 50 до 75 лет (средний возраст 66,5 ± 2,2 года). Диагноз ставили по общепринятым критериям на основании клинико-инструментальных признаков поражения респираторных отделов легких и дыхательной недостаточности. Пациенты были разделены на группы следующим образом: 1-я группа (контроль) -- не страдающие ХОБЛ, АГ и ХСН -- 37; 2-я группа -- больные с ХОБЛ, АГ и ХСН без базисной терапии ХОБЛ -- 20 человек. Далее в зависимости от проводимой терапии больные были распределены так: 3-я группа (сравнения) -- 30 пациентов с ХОБЛ, АГ и ХСН, в комплексное лечение которых был включен Мексидол (Фармасофт, Россия) в дозе 125 мг 2 раза в сутки перорально в течение 2 мес. Мексидол -- 2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина сукцинат, антиоксидант и антигипоксант прямого энергизирующего действия с широким спектром фармакологических эффектов. В 4-ю группу (сравнения) было включено 20 больных ХОБЛ, АГ и ХСН, получавших стандартную терапию, в которую не был включен Мексидол. В схемы стандартной терапии по поводу кардиологической патологии включались иАПФ, дигоксин, антагонисты кальция, мочегонные препараты, селективные β-блокаторы. По поводу ХОБЛ пациенты без базисной терапии получали фенотерол/ипратропиума бромид ситуационно, в качестве базисного препарата применялся тиотропиума бромид.
Группы были сопоставимы по полу и возрасту, длительности заболевания, степени бронхиальной обструкции (2--3 степень) и функциональному классу ХСН (2--3 ФК). Клетки нёбных миндалин получали с помощью соскоба. Из полученного материала изготовлялись мазки, которые окрашивались по Романовскому -- Гимзе. Клетки в мазках идентифицировались и подсчитывались (в каждом наблюдении 500 клеток) общепринятым методом сплошного прохождения мазка с помощью светового микроскопа при увеличении в 900 раз. Анализ полученных данных проводили с использованием стандартных методов статистики, все сведения представлены в виде средних стандартных величин и их отклонений (М + m). Различия считали достоверными при р < 0,05. До начала терапии Мексидолом и через 2 мес. перорального приема препарата проводились соскобы с НМ пациентов для оценки цитологической картины, отражающей степень гипоксических изменений.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Включение Мексидола в стандартную курсовую терапию больных ХОБЛ с АГ и ХСН способствовало более быстрому, чем в группе сравнения, достижению стабилизации симптомов бронхиальной обструкции при отсутствии ухудшения ФК ХСН (р < 0,001). Мексидол не оказывал отрицательного влияния на содержание калия, натрия, глюкозы и билирубина в сыворотке крови. Уровень общего холестерина, триглицеридов плазмы крови в процессе курсового лечения не изменялся (р > 0,1). На фоне терапии Мексидолом отмечалось уменьшение количества эпизодов диспноэ, имела место тенденция к снижению артериального давления и ЧСС, что коррелирует с улучшением цитограммы НМ. В группе сравнения указанные показатели имели тенденцию к улучшению, однако статистически достоверных различий не выявлено. При анализе основных показателей гемодинамики установлено, что на фоне приема Мексидола увеличивается дистанция теста 6-минутной ходьбы, что говорит о повышении толерантности к физическим нагрузкам (р < 0,001).

Положительная динамика цитологических показателей кислородного обмена свидетельствует об уменьшении гипоксии. На фоне традиционной терапии не наблюдали достоверных различий между цитограммами в начале и в конце периода наблюдения. При анализе влияния различных видов терапии на систему крови выявлено, что в обеих группах на фоне проводимого лечения имело место снижение количества тромбоцитов, несколько менее выраженное в основной группе. Данные являются предварительными, позволяют предположить возможность уменьшения вязкости крови по мере снижения гипоксии на фоне лечения Мексидолом. Анализ динамики клинических признаков ХОБЛ, протекающей на фоне АГ и ХСН 2--3 ФК, показал, что у 16 пациентов, комплексное лечение которых включало прием Мексидола, отмечен более высокий комплаенс в отношении терапии как Мексидолом, так и препаратами ингаляционной и кардиологической терапии. У основной группы наблюдалась тенденция к уменьшению одышки, снижению частоты перебоев в работе сердца, достоверно уменьшились пастозность или отеки. Суммарный балл ШОКС снизился (р < 0,01) ко 2-му месяцу наблюдения.

При осмотре НМ у всех пациентов 1, 2, 3 и 4-й групп они выглядели как небольшие возвышения слизистой оболочки обычного цвета, расположенные в миндаликовых ямках. Отмечалась выраженная гипотрофия. В мазках у пациентов 1, 2, 3 и 4-й групп обнаруживались клетки многослойного плоского эпителия, бласты, большие и средние лимфоциты, малые лимфоциты, митозы, плазматические клетки, моноциты, тени Гумпрехта, фагоциты, отростчатые клетки -- фибробласты и ретикулярные клетки, полинуклеары (базофилы, эозинофилы, нейтрофилы), пролимфоциты, миелоциты. Из перечисленных цитологических показателей НМ у пациентов 2, 3 и 4-й групп достоверно изменялось количество малых лимфоцитов. При этом отмечено появление островков пролиферации (гиперплазия) клеток многослойного плоского эпителия (рис. 1).

Для сравнения вид эпителия НМ у практически здоровых пациентов (рис. 2).

Kuznetsov_et_al_.jpg

Ранними работами пролиферация эпителия в клеточных мазках НМ выявлена при хроническом тонзиллите как ответ на воспаление [1]. Однако у пациентов указанных групп исключался тонзиллит или какая-либо другая патология со стороны НМ. К тому же у всех пациентов наблюдалась выраженная гипотрофия НМ, причиной которой являются известные физиологические возрастные изменения НМ. Так, результаты клинических исследований доказывают снижение способности к ответу на иммунизацию и увеличение активности аутоиммунитета с возрастом. При этом соматическая гиперимутация была полностью сохранена или даже повышенной на восьмой декаде жизни. Процент простых и В-клеточных субпопуляций изменяется в течение второго периода жизни. Это заставляет думать, что даже с повышением возраста остающиеся человеческие возможности генерации разнообразия иммуноглобулинов сохраняются сходным спектром иммуноглобулиновых перестроек однажды начатой реакцией герминативного центра [2]. Инволюция НМ выражается также и в снижении пролиферации В-лимфоцитов [3]. Уменьшение количества лимфоцитов в мазках клеток НМ пациентов 2-й и 3-й групп, страдающих ХОБЛ на фоне ХСН и АГ, скорее всего является также следствием инволюции НМ, отягощенной хронической сердечной недостаточностью и легочно-сердечной недостаточностью. Определенная роль в пролиферации клеток герминативных центров НМ отводится FANCD2 белку: высокая экспрессия этого белка обнаружена у пациентов, страдающих анемией Фанкони, в гемопоэтических клетках, в плоском эпителии региона головы и шеи, респираторном эпителии, эпителии шейки матки и грудной железы и фоллопиевых трубах [4]. Пролиферация эпителия, ассоциированного с лимфоидной тканью, изучена и в эксперименте [5]. Однако в представленных нами наблюдениях пролиферация не обнаруживается у пациентов 1-й группы, не страдающих ХОБЛ на фоне ХСН и АГ. Пролиферация эпителия НМ у пациентов при указанных заболеваниях (2-я и 3-я группы) настолько выражена, что можно говорить о гиперплазии эпителия. Следует думать, что причиной этому являются вещества, индуцирующие пролиферацию эпителия НМ, которые синтезируются в нефизиологических количествах при гипоксии. Гипоксия является одним из ведущих синдромов при сердечной недостаточности и легочно-сердечной недостаточности. При гипоксии обнаружено повышение экспрессии фактора роста эндотелия (VEGF) и эндотелина -- 1 (ET-1) [6]. Гипоксия и синдром удушья (нарушение дыхания) тесно взаимосвязаны и представляют серьезное кардиоваскулярное заболевание. Гипоксия, скорее всего, является первичным стимулятором развития гипертензии и повышения активности симпатической нервной системы [7]. Клинически установлено, что генетические факторы могут влиять на гетерогенность ответного ангиогенеза при кардиоваскулярных заболеваниях, пролиферативной диабетической ретинопатии и неоплазии. Ангиогенные лиганды и фактор дериватов пигментного эпителия также потенцируются гипоксией [8]. Приведенные данные научной литературы и собственных исследований позволяют заключить, что пролиферация эпителия НМ пациентов, страдающих ХОБЛ на фоне ХСН и АГ, индуцируется разнообразными факторами (известными и неизвестными), которые увеличивают свою активность или вновь синтезируются в условиях гипоксии.

Указанные цитологические показатели НМ в условиях применения Мексидола в составе основной терапии ХОБЛ на фоне ХСН и АГ существенно изменяются в сравнении с таковыми показателями в условиях только базовой терапии и приближаются к указанным показателям 1-й контрольной группы пациентов (табл. 1).

         Таблица 1. Некоторые показатели клеточного состава нёбных миндалин обследуемых пациентов
  Группы пациентов  
  Количество участков пролиферации, шт. 
  Количество клеток в участках пролиферации, шт.  
  Диаметр участков пролиферации, мкм   
  Количество лимфоцитов, %
  Группа 1       - 
  -     -      14,6 ± 0,71%
  Группа 2       11,5 ± 0,26 * 
  39,3 ± 1,6 *      135 ± 14,26     6,7 ± 0,2%*
  Группа 3  
  2,0 ± 0,1* 
  5,4 ± 0,23*      10,5 ± 0,08*  
  13,7 ± 0,14*
  Группа 4  
  5,1 ± 0,1*  
  16,3 ± 0,17*     64 ± 1,1*      12,5 ± 0,8
         * Различия значимы при р ≤ 0,05.

Выявленная пролиферация эпителия НМ, а также изменение количества лимфоцитов и обоснованная как показатель степени гипоксии, что составляет сущность патента, использованного в работе и указанного выше, подтверждается также зарубежными публикациями [5, 9].

Приведенные клинические данные подтверждают благоприятное влияние Мексидола на клинические проявления бронхиальной обструкции и сердечной недостаточности, вероятно, обусловленное уменьшением степени гипоксии у пациентов на фоне приема Мексидола.

Показатели пикфлоуметрии (ПФ) на протяжении 2 мес. наблюдения у пациентов группы Мексидола свидетельствуют об их стабилизации.
В процессе курсовой терапии Мексидол переносился больными хорошо, только у 1 (0,3%) больного наблюдались побочные эффекты, что сравнимо с частотой нежелательных проявлений при использовании плацебо.

Таким образом, даже курсовая терапия Мексидолом больных ХОБЛ, текущей на фоне АГ и ХСН 2--3 ФК, оказалась эффективно уменьшающей явления гипоксии у данной группы пациентов.

ВЫВОДЫ

Применение Мексидола в комплексной терапии больных ХОБЛ, коморбидной с АГ, осложненной ХСН 2--3 ФК, положительно влияет на качество жизни таких пациентов и степень контроля БОС даже при курсовом лечении.

Мексидол является эффективным и безопасным средством для лечения больных ХОБЛ в сочетании с ХСН 2--3 ФК, обладает хорошей переносимостью и минимальным числом побочных эффектов, сравнимым с плацебо.

Длительное применение Мексидола у больных ХОБЛ, текущей на фоне АГ, осложненной ХСН, в индивидуально подобранных дозах требует дальнейшего изучения для оценки полных возможностей препарата для уменьшения степени гипоксии у пациентов с бронхиальной обструкцией.


ЛИТЕРАТУРА

1. Теодор И.Л., Чумаков Ф.И., Шатохина С.Н., Михайлова Г.Е. Цитологическая диагностика заболеваний ЛОР-органов. М.: МОНИКИ, 1995.
2. Kolar GR, Mehta D, Wilson PC, Capra JD. Diversity of the Ig repertoire is maintained with age in spite of the reduced germinal center cells in human tonsil lymphoid tissue. Scand J Immunol., 2006,
64 (3): 314-324.
3. Siegel G. Theoretical and clinical aspects of the tonsillar function. Int J Pediatr Otorhinolaryngol., 1983, 6 (1): 61-75.
4. Holzel M, van Diest PJ, Bier P et al. FANCD2 protein is expressed in proliferating cells of human tissues that are cancer-prone in Fanconi anaemia. J Pathol., 2003, 201 (2): 198-203.
5. Takeuchi T, Kitagawa H, Imagawa T, Uehara M. Proliferation and cellular kinetics of villous epithelial cells and M cell in the chicken caecum. J Anat., 1998, 193 (Pt 2): 233-239. (1)
6. Chen XY, Zeng YM, Hunag ZY et al. Effect of chronic intermittent hypoxia on hypoxia inducidle factor-1alpha in mice. Zhonghua Jie He He Hu Za Zhi, 2005, 28 (2): 93-96.
7. Prabhakar NR, Peng YJ, Jacono FJ, Kumar GK, Dick YE. Cardiovascular alterations by chronic intermittent hypoxia: importance of carotid body chemoreflexes. Clin Exp Pharmacol Physiol., 2005,
32 (5--6): 447-449.
8. Chan CK, Pham LN, Zhou J. Differential expression of proand antiangiogenic factors in mouse straindependent hypoxia-induced retinal neovascularization. Lab Invest., 2005, 85 (6): 721-733.
9. Postolow F, Fediuk J, Nolette N, Hinton M, Dakshinamurti S. Hypoxia and nitric oxide exposure promote apoptotic signaling in contractile pulmonary arterial smooth muscle but not in pulmonary epithelium. Pediatr Pulmonol., 2011, Dec, 46 (12): 1194-208. (2)





Последние статьи